В Иране открывается новый террористический фронт. Все были потрясены атакой террориста-смертника, произошедшей во время собрания представителей элитного Корпуса стражей исламской революции в неспокойной провинции Систан и Белуджистан. Беспрецедентный террористический акт, унесший жизни нескольких высокопоставленных офицеров - и в том числе генерала Нур Али Шуштари - послужит причиной пересмотра некоторых аспектов иранской доктрины национальной безопасности.

Тегеран уже испытывал сложности в связи с волнениями на юго-западе, где проживает немало представителей суннитского населения. Эта атака вынудит его обратить свое внимание на районы, граничащие с Афганистаном и Пакистаном, для активизации борьбы с врагом, который угрожает миру и стабильности в регионе.

Однако существует опасность того, что Иран предпочтет сыграть на публику и извлечь из ситуации политическую выгоду. Тегеран уже обвинил в теракте иностранные державы, утверждая, что главным подозреваемым являются Соединенные Штаты. Подобный подход может расстроить начавшийся процесс восстановления дружественных отношений с Вашингтоном. Таким образом, Ирану в первую очередь необходимо пересмотреть свою оценку ситуации и навести порядок в собственном доме. Конфликт, назревающий в южных провинциях страны, которые недовольны тем, что Тегеран отказывает им в развитии наравне с другими регионами, является одной из актуальнейших политических проблем Ирана и требует немедленного принятия мер по его благополучному разрешению. Кроме того, такие воинствующие группировки как «Джундалла» («Солдаты Аллаха»), недовольные шиитским правительством и критикующие революционное рвение 1979 года, не просто представляют собой новую угрозу безопасности, но становятся причиной раскола страны, которая и так столкнулась с множеством внешних и внутренних угроз.

Воскресная атака заставляет вспомнить о взрыве, прогремевшем в Тегеране вскоре после революции, когда целью теракта было устранение руководящих деятелей режима. Тогда погибли, по меньшей мере, 72 человека - члены парламента и видные деятели революции. На сей раз целью атаки стали глаза и уши иранского аппарата безопасности – Корпус стражей исламской революции, считающийся более мощной силой, чем регулярная армия. Намерением повстанцев и тогда, и сейчас было ввергнуть республику в хаос и неопределенность и дестабилизировать страну.

Усиливающиеся внутренние волнения в стране, особенно сильно захлестнувшие столицу и другие крупные города, наряду с сомнительными итогами прошедших 12 июня президентских выборов, уже повлекли за собой негативные последствия. Инцидент вероятнее всего еще сильнее усугубит ситуацию и отвлечет внимание от наиболее неотложных политических вопросов. Однако Иран не должен отклоняться от намеченного курса и отказываться от намерений развеять беспокойство мирового сообщества в связи с амбициозной ядерной программой страны. В свою очередь, желание разыграть карту теории заговора во внутренней политике не должно вставать на пути налаживания отношений с США и Западом. Тегеран, однако, должен признать наличие серьезных пробелов в своей системе безопасности и предпринять соответствующие меры. В то же время Пакистан и Афганистан могут принять участие в выработке совместной стратегии противостояния общему врагу.