Четвертые по счету санкции ООН в отношении Ирана в связи с его ядерной программой недооценили, и весьма вероятно, что они окажутся серьезной ошибкой.

России и Китаю придется пожалеть о своей пусть и неохотной поддержке конфронтационной политики Вашингтона.

Они фактически утвердили лицемерную позицию США, осуждающую Иран, подозреваемый в стремлении к овладению ядерным оружием, и полностью игнорирующую при этом тот факт, что Израиль уже является ядерной державой. Ирония заключается в том, что Иран нарушает обязательства, взятые при подписании Договора о ядерном нераспространении, Израиль же не нарушает его по той простой причине, что никогда не подписывал этого документа. Наличие израильского ядерного арсенала и упорное нежелание Вашингтона замечать его в корне подрывают любые усилия, направленные на то, чтобы убедить иранцев отказаться от их ядерной программы. Несмотря на это, администрация Обамы не может или не хочет признать, насколько фатально это девальвирует их аргументацию в отношении Ирана.

Русские же с китайцами позволили втянуть себя в конфронтацию с режимом президента Махмуда Ахмадинежада.

И что еще хуже, Совет безопасности ООН своим решением о введении новых санкций перечеркнул усилия Бразилии и Турции, направленные на поиски приемлемого для Тегерана выхода из тупика. Соглашаясь в принципе принять отработанное ядерное топливо, эти две страны могли бы добиться урегулирования, приемлемого для всех сторон. Однако, возможно, потому, что решение это было найдено не в Вашингтоне, американцы предпочли игнорировать его и продолжали настаивать на новых санкциях.

Существует очень большая вероятность, что эти последние санкции не сработают, а лишь причинят ущерб простым иранцам, как это было в случае с Ираком. Ахмадинежад и его люди уже давно ждали этих последних ограничений и примут меры, чтобы обойти их, где нужно. Они перенаправят все необходимые им национальные ресурсы с нужд простых людей на свои цели. И что еще хуже, они почти наверняка используют усиление напряженности для наступления на лидеров оппозиции и их сторонников. Голоса инакомыслия внутри страны будут в еще большей степени расцениваться как измена и сурово подавляться. Среди тех, на кого будет надет намордник, окажутся сторонники умеренного курса, которые, поддерживая режим, в то же время сомневаются в мудрости политики, проводимой им в ответ на провокационное поведение Вашингтона.

Ахмадинежад не отличается стеснительностью при выборе слов, и его ответная реакция на новые санкции была абсолютна предсказуема. Учитывая очевидность того, что он прореагирует с еще большим гневом и пафосом, просто невероятно, что Совет безопасности, за исключением Бразилии и Турции, уступил американскому давлению. Можно было ожидать, что русские или китайцы настоят на том, что ценой их поддержки станет одновременная постановка вопроса об израильских запасах ядерного оружия. К сожалению, израильтяне могут теперь расценить молчание Москвы и Пекина, как «зеленый свет», данный им для нанесения военного удара по иранским ядерным объектам, последствия которого страшно себе представить.

Прекрасная возможность избавить Ближний Восток от ядерного оружия была упущена. Вероятно, когда Вашингтон говорит о безъядерном Ближнем Востоке, он имеет в виду такой Ближний Восток, в котором есть только одна ядерная держава.