Среди лишений и неопределенности сегодняшней жизни Кабула салоны красоты, некогда запрещаемые движением «Талибан», превратились для афганских женщин в настоящий приют спокойствия и отдохновенья. На многих салоны красоты оказывают еще и терапевтическое воздействие.

 

«Эта война оказывает на женщин самые негативные последствия в психологическом и эмоциональном плане по целому ряду причин. Начав с небольших, доступных шагов, даря женщине возможность почувствовать себя красивой, можно создать позитивную энергию и подготовить почву для работы на более глубоком уровне», – говорит кабульский специалист Рима Кохли (Rima Kohli), изучающая ощущения афганских женщин до и после преображения, которое происходит с их внешностью.

 

Самый напряженный день в салонах, которые существуют почти в каждом кабульском районе, – это четверг. В этот день обычно играют свадьбы. Свадебные церемонии являются для семей возможностью продемонстрировать свое благосостояние. Так что и мужчины, и женщины обычно дефилируют в костюмах, платьях и различных аксессуарах, привозимых из Дубая. Что же до женщин, то они еще уделяют немалое внимание макияжу и прическе.

 

По четвергам в салонах красоты кипит работа. Часто можно видеть, как из машины высаживается закутанная в паранджу женщина и скрывается за дверями салона, украшенного миловидными личиками невест. Все помещения салонов скрыты от любопытных мужских глаз.

 

Мы с двумя товарищами договорились о визите, чтобы сфотографировать Мину (Mina) – афганскую женщину тридцати с лишним лет, готовящуюся отправиться вечером на свадьбу.

 

Мина – мать-одиночка, проживающая в одном из ветхих строений в западной части Кабула, серьезно пострадавшей во время гражданской войны девяностых годов. Обычно она встает в 6 утра, отправляет детей в школу, затем садится в переполненный микроавтобус, который дребезжа доезжает до центра Кабула. Там она еще 20 минут идет пешком по пыльным улицам среди машин до района Шари-Нау, широкие дороги и подобие асфальта которого говорит о зажиточности. В доме, арендуемом иранцами, она готовит завтрак, моет полы и готовит обед, а потом возвращается домой, чтобы приглядывать за собственными детьми.

 

Приглашение на свадьбу дарит Мине редкую возможность вырваться из повседневной рутины. Благодаря празднику она может окунуться в роскошный мир салона красоты и даже ощутить себя Золушкой, мечтающей о бале. В салоне с его розовыми стенами и декоративными цветочными кашпо она отдыхает душой. У зеркала, в котором отражается наряд Мины – открытое зеленое платье, украшенное золотыми пуговицами, разноцветными украшениями из стекла, искусственного жемчуга и позолоченных бус, – лежит коробочка с различными румянами. На ее подруге платье цвета фуксии, еще богаче расшитое золотыми бусами и искусственными камнями, кольцо с искусственным жемчугом и золотого цвета ожерелье. Вокруг женщин суетятся стилисты, легко прикасаясь к их лицам пуховками и водя кисточками по бровям.

 

Вдруг у дверей поднялся шум. Группа соседских мужчин пришла выяснить, правду ли говорят, что в салон красоты проникли трое мужчин. Мы спрятались в задней комнате, прижимая к себе фотоаппараты и надеясь, что они не потребуют отдать им карты памяти или, того хуже, не побьют нас за фотографирование афганских женщин без паранджи. Женщины надели свои хиджабы и сгрудились вокруг мужчин, заверяя их, что в салоне лиц мужского пола нет. Спустя несколько минут пришедшие дали себя уговорить и ушли. Мы собрали свою амуницию и ретировались через заднюю дверь, пройдя под изысканной цветочной композицией в виде пронзенного стрелой сердца.

 

В тот вечер мы намеревались быть на той же свадебной церемонии, на которую была приглашена и Мина, но мужчины и женщины на таких мероприятиях традиционно разводятся по разным сторонам, так что мы даже не увидим друг друга.

 

Ясон Атанасиадис - независимый журналист из Стамбула.