- Как Вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в Армении? В последние годы в каком направлении развивались процессы и к чему привели?

- Примерно на протяжении двух лет внутренняя политика находится под влиянием армяно-турецкого процесса, и любая активизация или ослабление связаны именно с этим. Властям удалось навязать на шею внутриполитической жизни армяно-турецкий процесс. Армянский национальный конгресс как главная оппозиционная сила тоже связала себя с армяно-турецким и нагорно-карабахским вопросами. На протяжении около 1,5 года оппозиция идет в идеологическом фарватере этих вопросов. С одной стороны, выдвигался тезис, согласно которому, пока вопрос Нагорного Карабаха не будет решен, армяно-турецкий вопрос не будет урегулирован; с другой стороны, постоянно распространялись тезисы о том, что власти находятся под давлением извне и что они будут вынуждены пойти на уступки в вопросе Нагорного Карабаха.

Исходя из этого, не звучали призывы к активизации и пропагандировалась пассивность. Приводилась причина, что не следует усложнять задачу властей, чтобы они не пошли на ненужные уступки. А это, фактически, привело к стагнации, что, в свою очередь, спровоцировало прения в оппозиционной части общества и даже внутри АНК. Причиной этих прений были принятые АНК тезисы, перечисленные выше. Одна сторона считает, что такие подходы ослабляют движение, сводят на нет народное движение, другая же сторона утверждает обратное. То, что в эти месяцы в Киргизии произошли весьма жестокие случаи, тоже способствовало расширению этих прений, и были выдвинуты новые тезисы.

Возник вопрос о том, насколько правильны восстания и революция, начали проводить параллели, что активизировало политическую мысль, так как все считали, что, с одной стороны, эти формы бунта неприемлемы для Армении, с другой стороны, говорили, что роль оппозиции весьма велика в подобных процессах. Я сам несколько раз говорил, что при тяжелом социальном положении, когда вообще права людей подвергаются давлению, именно роль оппозиции очень велика в том, чтобы не позволить стране прийти в состояние бунта. Я считаю, что в Киргизии именно отсутствие нормальных оппозиционных сил привело к тому, что ситуация вышла из-под контроля. То есть не всегда, когда оппозиция пытается удержать народ, это приводит к положительным явлениям. Бывает и так, что народ сам начинает принимать решения.

А чем обусловлены процессы в Армянском общенациональном движении? Почему они начались именно сейчас?

Сложившаяся в АОД ситуация непонятна для многих. Людям говорят, что изменилась атмосфера, поэтому они пошли на такие шаги, однако не поясняется, какая именно сложилась атмосфера. Я считаю, что любая атмосфера в такой крупной партии может быть связана именно с тем, насколько проводимая оппозицией политика, способы борьбы воспринимаются рядами. Если они неприемлемы и есть разногласия, то непременно создастся такая атмосфера. Это и является отражением стагнационной ситуации, о которой я говорил. Невозможно, чтобы ты ставил ясные задачи и создалась такая атмосфера. Такая атмосфера создается тогда, когда нет ответов на вопросы.

- А как повлияют процессы в АОД на отношения АОД – АНК, если учесть, что АОД принято считать интеллектуальной базой АНК?

- Конечно, в Конгрессе АОД – это все. Настоящая ситуация, возможно, выявит новых фигур в руководящем составе АОД, однако так или иначе люди должны показать свое отношение к ведущемуся курсу. Я не видел, чтобы кто-то из этих деятелей проявил четкое позитивное отношение к курсу, который ведет АНК. Причины можно найти в нынешней ситуации, объяснить ситуацию, однако многие члены общества ставят вопрос о том, что объявленный процесс смены власти и борьба против режима больше не существуют. Я сам тоже считаю, что люди правильно говорят, что этот вопрос, фактически, был снят с политической арены, а в качестве причин этого приводились армяно-турецкий и нагорно-карабахский вопросы. Многие осознают это и не понимают, почему они были сняты.

- А считаете ли Вы реальным раскол АОД или возможность его выхода из АНК?

- Речь не идет о расколе, просто сменится руководство. В АОД никогда не было внутренних идеологических разногласий: на протяжении 15-20 лет они выдвигают те же тезисы в отношении Армении и ее проблем. Вопрос лишь связан с согласием или несогласием с сегодняшней тактикой Конгресса.

- Как Вы оцениваете пассивное поведение оппозиции? Разделяете ли Вы мнение о том, что общество нуждается в новой оппозиции, которая поставит новые задачи и решит их?

- Дело в том, что люди желают видеть силу, которая вновь поставит ту задачу, которую ставил в 2008 г. Левон Тер-Петросян, но которая была затем снята. Многие считают, что вопрос смены власти сегодня снят из повестки дня, поэтому и говорят о новой силе. Многие сегодня в ходе разных дискуссий говорят, что представления, философия Левона Тер-Петросяна, когда все связывается с внешними факторами, наносят удар по борьбе за демократию и по демократическому движению, начатому в 2008 г. То есть, они обвиняют Левона Тер-Петросяна в том, что он не привержен начатой им борьбе. Поэтому и звучат мнения о том, что, поскольку вопрос смены режима не потерял своей актуальности, движение должно найти новые способы достичь этого, а не приводить в качестве причин внешние факторы и призывать к пассивности. И если данная сила не делает этого, то должна прийти новая сила, которая сделает это. Вопрос широко обсуждается во всевозможных социальных сетях, в ходе встреч, и это очень серьезно.

- Хотя Армянская Революционная Федерация Дашнакцутюн и заявила, что требует смены власти, тем не менее, она продолжает больше оставаться оппозиционной по отношению к АНК, чем к власти. Какую позицию занимает она на политическом поле и какой политический вес имеет в настоящее время?

- В связи с армяно-турецкими отношениями для АРФД сложилась такая ситуация, что она не могла больше оставаться в коалиции, потому что это нанесло бы удар по ее идеологической базе и угрожало бы ее существованию. И поскольку из-за пассивности АНК открылось пространство, то АРФД заполнила это пространство, но осталась в рамках армяно-турецкого процесса. Они являются оппозицией только в одном вопросе, что создало весьма непонятную и неопределенную ситуацию, которая многими не воспринимается. Если ты не ставишь вопрос смены власти, если не ставишь социально-политические вопросы, если у тебя позиция властей по вопросу 1 марта и если оппонируешь только в узком армяно-турецком вопросе, то никто не будет считать тебя оппозицией. А потому эта сила так и осталась в зависшем состоянии. Насколько мне известно, у них внутри тоже происходят брожения, где ряды однозначно не воспринимают эту позицию. С другой стороны, я считаю, что АРФД правильно оценивает свое влияние в политической жизни и знает, что даже если она поставит вопрос смены власти, ее успехи могут быть очень маленькими. Может быть, вопрос поставишь ты, а победит другой. Именно этот подход и заставляет АРФД оставаться зависшей в воздухе.

- А к чему это приведет АРФ Дашнакцутюн?

- Ни к чему, она так и останется в зависшем состоянии. С другой стороны, если АНК будет и дальше проявлять свои сегодняшние подходы, то еще большая масса окажется в неопределенности, и вполне возможно, что, если будут выборы, часть этой массы перейдет к «Наследию», а другая часть – к АРФД. Нужно принять во внимание и то, что во время выборов, думаю, АРФД не будет вести себя таким образом. Естественно, будут звучать радикальные лозунги, вспомнят олигархов и благодаря этому получат свои 5-7%.

- Вновь активизировались разговоры о внеочередных выборах. Чем это обусловлено и, если, выборы будут очередными, какая конфигурация будет в парламенте?

- Многое зависит от того, как себя проявят оппозиционные силы, так как в поведении властей ничего не изменилось и не изменится. В нынешних условиях не ожидается, что будет та централизованная оппозиция, которая была в 2008 г. Это поле будет разделено на секторы. Другое дело, если оппозиция подвергнется качественным изменениям. Борьба с олигархией – трудное дело. Это не авторитарная система, подобная власти Шеварднадзе или Бакиева, чтобы дунуть на нее и разрушить. Это укоренившаяся система, начиная от сел и до верхов, которая сделала рабами многих людей на основании договоренностей. Такая жесткая сила не останавливается ни перед чем. Чтобы выйти против них, нужна сила нового качества, которая может заставить эту жесткую силу вести себя сдержанно как на выборах, так и вне них. Я думаю, в Армении должны осознать, что нужна более упорядоченная сила, сила с большим риском, имеющая более строгое отношение и соответствующую кадровую базу, перед которой смирится действующая система.

Во второй половине 20-го века во многих странах происходили подобные изменения, когда появлялись силы, говорившие: «С нами шутить нельзя», и становилось труднее говорить с этими силами с силовых позиций. Стрелять по таким силам стало очень опасно для властей, так как своей позицией, организованностью и образом действий они смогли убедить правящую олигархическую элиту, что они найдут способы наказать их. Когда они смогли убедить, что они не шутят, тогда уже олигархия пошла на переговоры. Олигархия никогда не пойдет на переговоры, если знает, что останется безнаказанной. Они идут на переговоры и даже сдают некоторые позиции, когда понимают, что будут наказаны.

- А если так пойдет, какую картину мы будем иметь в новом парламенте? Говорят, что Республиканская партия Армении решила единолично сформировать власть.

- Если олигархия безнаказанна, то она может набрать и 101% голосов. Вначале напишут 130%, потом снизят до 100%. Что же касается борьбы между РПА и партией «Процветающая Армения», то это тоже находится в логике олигархии. Олигархия – это и есть силы, разделенные на зоны, кланы, для которых общество всего лишь один из кланов. Поэтому иногда объединяются и борются с обществом, однако эту борьбу они продолжают внутри. В Армении все разделено на зоны, и каждый стремится установить свой контроль хотя бы в своей зоне, пытаясь расширить ее. Эта логика меняется лишь тогда, когда с помощью организованной политической силы общество заставляет их остановиться и пересмотреть свои подходы. Если никто не заставляет, они продолжат свою тотальную борьбу до конца. Для этих людей даже 99% не является успехом.

- А как Вы оцениваете многочисленные движения, возникшие в связи с проблемами Студенческого сада, иноязычных школ, сохранения летнего зала кинотеатра «Москва»?

- Действительно, в обществе возникли отдельные движения, у которых новые подходы. Отдельные части общества уже начинают проявлять активность в отношении решения конкретных вопросов. Это уже новые формы гражданской борьбы, которая является всего лишь началом. Именно это и должно создать силу с теми новыми качествами, которая, может быть, сможет выйти против олигархии. Даже несущественно то, как на это будут смотреть в АНК. Могут поддержать, могут и нет, эти движения являются результатом движения 2008 г., которое вызвало мощный подъем в общественном сознании, и сейчас мы видим проявления этого. Очень плохо, что руководство Конгресса не использует эти движения, чтобы видоизменить свою деятельность. Кажется, АНК остался в 2008 г., тогда как новая ситуация ставит новые задачи и требует новых решений.

Запрещенные в России организации