Недавно кто-то обратил мое внимание на статью, опубликованную на сайте EuropeanVoice.com и посвященную отношениям между Европой и Грузией. Автор статьи заявляет, что является корреспондентом журнала The Economist в Центральной и Восточной Европе, однако не называет своего имени. Тем не менее, статья действительно очень похожа на типичные статьи о Грузии, появляющиеся в последнее время в журнале The Economist, который, кажется, отказался даже делать вид, что сохраняет объективность, и начал печатать хвалебные панегрики режиму Саакашвили, звучащие так, будто их писали под диктовку. Типичный пример такой статьи можно найти здесь (на английском языке).

Главной мыслью вышеупомянутой статьи является то, что Европа должна проигнорировать многочисленные нарушения прав человека, недостатки демократии и непредсказуемую внешнюю политику Грузии, а вместо этого вновь сомкнуть ряд с этим заблудшим кавказским «союзником». Нам говорят, что если Европа воздержится от поддержки Грузии, это станет «потаканием» России, что, согласно этой статье, создаст «опасный прецедент». Не считая упрощенного изложения в духе холодной войны и игры с нулевой суммой, сама статья настолько полна недомолвок, искажений, полуправд и явной лжи относительно текущей политической ситуации в Грузии, что я просто не знаю, с чего начать.

Например, автор начинает с того, что описывает реакцию грузинского правительства на недавние протесты оппозиции, кульминацией которых стали жестокий разгон и смерть нескольких протестующих, произошедшие 26 мая, как «образцовую», и вторит правительству, заявляя, что человеческие жертвы стали исключительно результатом действий оппозиции, несмотря на имеющиеся доказательства обратного. Хотя автор прав, отметая нелепые заявления грузинской оппозиции о том, что страна управляется диктатурой, он тем не менее игнорирует падение рейтингов Грузии в том, что касается демократической открытости, свободы слова и коррупции, каковое падение было отмечено за последние пару лет такими организациями как Freedom House, «Репортеры без границ» и Transparency International.

Более того, автор восхваляет «дипломатию» Грузии в отношении отколовшихся республик Абхазии и Южной Осетии, не упоминая при этом, что она прервалась из-за августовской войны 2008 года между Грузией и Россией из-за этих территорий, войны, которая была инициирована режимом Саакашвили, как признала даже независимая комиссия ЕС, расследовавшая эти события. Не считая того, что она почти привела к полноценному кризису в отношениях России и Запада, эта война уничтожила то небольшое доверие, которое существовало между Грузией и населением двух отколовшихся территорий, что делает перспективу «возвращения» Грузией «лояльности» этих территорий практически невозможной в обозримом будущем. Последние усилия Грузии, сующейся не в свое дело на взрывоопасном Северном Кавказе, также вызвали значительную обеспокоенность среди западных партнеров Грузии, не считая опасений на самом Северном Кавказе относительно истинных побуждений Тбилиси.

Более того, сложно принимать всерьез настойчивые заявления автора о том, что Грузия это «рыночная, многопартийная, правовая история успеха, следующая остановка после [...] Южной Кореи». Особенно учитывая тот факт, что грузинское правительство известно своим властным подходом к экономическому развитию, включающим в себя давление на частных инвесторов с помощью невероятных налоговых претензий и провокаций с помощью политически мотивированных антикоррупционных ловушек. Суды Грузии испорчены отсутствием независимости и одобряют почти 99% обвинительных приговоров, что просто неслыхано в любой стране с развитой демократией. Вместо полной жизни многопартийной политической системы, в грузинском парламенте господствует Единое национальное движение под руководством Саакашвили, что, по сути, превращает страну в однопартийное государство. Клеветнические кампании против политической оппозиции становятся все более частыми, а череда взрывов в столице Грузии Тбилиси и других городах, в которой обвиняют российские спецслужбы, якобы действующие с территории отколовшейся Абхазии, вполне может оказаться «операцией под чужим флагом» с участием грузинского правительства. Если это действительно окажется так, то будет не в первый раз.

И последнее, но не менее важное: автор преувеличивает бюджетное здоровье грузинской экономики, не упоминая тот факт, что сравнительное здоровье экономики Грузии перед лицом финансового кризиса главным образом основано на крупномасштабном внешнем заимствовании и обильной экономической помощи со стороны западных стран. Эта помощь составила единоразовые выплаты в размере 4,6 миллиарда долларов сразу после войны 2008 года, в дополнении к нескольким сотням миллионов долларов, которые страна получает ежегодно. Эта помощь оказала искажающее влияние на внутреннюю политическую ситуацию, продлив жизнь режима Саакашвили далеко за пределы того срока, на котором он должен был потерпеть крах благодаря своим собственным политическим ошибкам. Однако расплата может быть уже близко, так как финансовая помощь Запада начинает заканчиваться, а обслуживать разрастающийся суверенный долг Грузии, превышающий сегодня 9 миллиардов долларов и составляющий около 25-30% ВВП, бедут сложно из-за невысокого уровня прямых иностранных инвестиции и растущего дисбаланса импорта и экспорта.

В целом, безусловная поддержка, которую автор призывает вновь оказать Грузии или, что более верно на практике, режиму Саакашвили, будет крайне несвоевременна и, в конечном итоге, усилит ряд негативных тенденций в стране. Эти тенденции простираются от ухудшающейся ситуации с демократией и правами человека до затянувшейся зависимости от иностранной помощи и пролонгации внешней политики, основанной на непредсказуемых политических гамбитах и опасной конфронтации. Это атмосфера напряжения, которая в долгосрочной перспективе не поможет ни Европе, ни населению Грузии.