«Муза»


Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.
И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?» Отвечает: «Я!».

 

Анна Ахматова

 

Известная русская поэтесса Анна Ахматова написала это стихотворение в 1924 году в возрасте 35 лет. На русском языке название стихотворения звучит как «Муза». Муза — богиня вдохновения в греческих легендах. В обиход русского языка это слово вошло уже давно, и русскому читателю было понятно. Мы можем встретить это слово в поэзии Пушкина и других поэтов ХIХ века.


Доктор Джабер, составитель Большого современного русско-арабского словаря, дает следующий перевод этого слова — «греческая богиня поэзии и пения у греков/ источник вдохновения». Перевод, без сомнения, правильный, несмотря на то, что автор словаря, прежде всего, связал значение этого слова с поэзией и пением, в то время как в действительности оно шире.


Причина, побудившая меня написать эту статью в том, что я нашла в иракском журнале «Каламы» перевод этого стихотворения, выполненный египетским поэтом Мухаммадом Афифи Матар под названием «Богиня поэзии». Текст:

 

Когда я ожидаю ее прихода с наступлением ночи
Она спускается на луче. И вот мне является жизнь…
Дешевы знатность, молодость и свобода, когда
Приближается милая гостья к моей кровати со своим аргюлем* 
Смотри… Вот она приходит. Приподнимает покрывало
И смотрит на меня с пленительной нежностью.
Я говорю ей: «Это ты диктовала Данте
про ад?» И она отвечает: «Да».

 

*аргюль (египетский национальный музыкальный инструмент — прим. пер.)

 

После прочтения я не смогла понять некоторые части стихотворения. Например «спускается на луче» или «дешевы знатность, молодость и свобода». Я решила вернуться к русскому тексту стихотворения Ахматовой и начала сравнивать его с текстом перевода. Тогда стало понятно, что сам переводчик, вероятно, не понял эти части так, как их подразумевала Ахматова. Или же, возможно, он действовал исключительно по своему желанию, не опираясь в точности на исходный текст. Тогда я стала искать другой перевод этого стихотворения, и действительно нашла его, в переводе Таир Заин ад-Дина под названием «Богиня вдохновения». Текст:

 

Когда я жду ее прибытия в ночной час
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что честь, что молодость, что свобода?
Перед драгоценной гостьей с мизмаром* в руке.
Вот она заходит… Смотрит на меня с интересом
Сбросила вуаль со своего лица.
Я говорю ей: «Не та ли ты, кто Данте диктовала
Страницы ада?» Она мне отвечает: «Я».

 

*мизмар (арабский музыкальный инструмент — прим. пер.).

 

Конечно, каждый переводчик имеет право на собственное толкование, однако, при условии, что он не сделает ошибок.


Рассмотрим переводы.


Названия отличаются, но ошибок здесь нет. Какое из них является наиболее точным? Ответ «Богиня вдохновения», возможно, лучше, чем «Богиня поэзии». Какое является более красивым? Возможно, «Богиня поэзии» (которая диктовала страницы ада Данте!).


Первое предложение «Когда я ожидаю ее прихода с наступлением ночи» авторства Афифи Матар звучит более красиво и более поэтически, нежели «Когда я жду ее прибытия в ночной час» Таира Заин ад-Дина.


Второе предложение. «Она спускается на луче» — Афифи перепутал и не понял смысла, что представляет собой толкование неверное и не имеющее гармонии с оригинальным текстом. Вариант Таира «Жизнь, кажется, висит на волоске» более ясен, и дословно следует за оригинальным текстом. Таким образом, его дословный перевод оказался красивым и правильным.

 

Портрет Анны Ахматовой

 

Третье предложение. Сравнение «Дешевы знатность, молодость…» Афифи с «Что честь, что молодость…» Заин ад-Дина требует остановки и размышлений. Слово «дешевы» Афифи добавил от себя, у Ахматовой его нет. Этим он испортил текст. Также переводы отличаются двумя словами: «знатность» у Афифи и «честь» у Заин ад-Дина, в то время как Ахматова использует другое слово — «почести».


Заин ад-Дин ставит знак вопроса после «…что свобода?». У Ахматовой его нет. Переводы отличаются еще в одном выборе: «милая гостья» у Афифи и «драгоценная гостья» у Заин ад-Дина, когда на самом деле «гостья дорогая», то ест любимая у Ахматовой. Вариант «драгоценная», конечно, допустим, но «милой» гостья быть никак не может!


Афифи добавляет от себя «к моей кровати» и «с пленительной нежностью», что совершенно не нужно. Для обозначения дудочки использует слово «аргюль» — музыкальный инструмент, похожий на флейту, используемый древними египтянами и почти неизвестный современному арабскому читателю.


Конец стихотворения у Заин ад-Дина более точный и более красивый, чем у Афифи.


Мохаммед Афифи Матар — известный египетский поэт (1935 — 2010), автор многочисленных поэтических сборников, также внесший свой вклад в переводческое направление. Что касается Таира Заин ад-Дин, то это имя неизвестно для меня, я никогда не читала его литературные произведения или переводы. Однако его перевод был лучше, чем перевод именитого поэта, занявшего достойное место в современной арабской поэзии. Это быстрое сравнение двух переводов показывает, вне всяких сомнений, что перевод стихов зависит от таланта человека, который делает перевод, его осведомленности и точности. Будучи неизвестным поэтом, он не имеет славы, которая бы позволяла ему действовать в переводческой работе как угодно.