На прошлой неделе мы выяснили, что в «Игре престолов» есть место и для элементов романтической комедии. На этой неделе мы в этом окончательно убедились. В пятом эпизоде, получившем название «Восточный дозор» (Eastwatch), нет сцен ожесточенных боев и длинных сцен, в которых герои склоняются над картами и строят планы. Однако в нем мы видим развитие характеров персонажей: старые союзники возвращаются, возникают новые трения, формируются новые привязанности. И благодаря всему этому, друзья мои, в новом эпизоде мы видим массу здорового, старого доброго вестеросского флирта и любезностей.


Эпизод начинается со сцены, в которой Бронн и Джейме выбираются из озера — читатель, они не погибли! Они лежат на траве, пытаясь отдышаться. «Зачем, черт возьми, ты туда полез?» — сердито произносит Бронн, имея в виду доблестную попытку Джейме убить Дейнерис, рискнув своей жизнью. «Слушай меня, — продолжает Бронн, — пока я не получу то, что ты мне должен, дракон тебя не убьет. Ты себя не убьешь. Только я могу тебя убить!» Довольно собственническое отношение, не так ли? Бронн уходит, а Джейме с грустью смотрит на озеро, размышляя о грядущих войнах.


Между тем Тирион с грустью оглядывает поле боя, тоже размышляя о грядущих войнах. Дейнерис и Дрогон гордо стоят перед оставшимися в живых солдатами, требуя от них присягнуть на верность новой королеве. Лорд Тарли и его весьма привлекательный сын Дикон отказываются, и Дени сжигает их заживо, что очень напоминает методы решения проблем, которыми пользовался ее безумный отец. Покойся с миром, красавчик-сын лорда Тарли.


Дени летит на Дрогоне обратно в Драконий камень, где они сталкиваются с Джоном Сноу. Дрогон и Джон встречаются взглядами. Джон ошеломлен. Он заглядывает глубоко в глаза рептилии. Он снимает перчатку с руки, чтобы прикоснуться к щеке дракона! Они касаются друг друга. Джон тяжело дышит. Довольно эротичная сцена. Потом Дейнерис спрыгивает с дракона, и внимание Джона переключается на нее. Это уже настоящий любовный треугольник.


Кажется, что Дени тронута такой неожиданной связью и взаимопониманием, возникшими между Джоном и ее гигантским, наводящим ужас сыном. «Они прекрасны, да?» — вздыхает она. «Я бы иначе сказал, — тихо произносит Джон, но потом он вспоминает, с кем он говорит. — Но да, они прекрасны. Великолепные чудовища». Совершенно неубедительно. Потом они обсуждают новую привычку Дени сжигать людей заживо и прежнюю привычку Джона встречать удары ножей грудью. Флирт ограничивается всего лишь взглядами, но не заметить его невозможно.


Разумеется, пока не появляется сир Джорах Мормонт. И теперь уже мы видим любовный четырехугольник. Дени откровенно и вызывающе флиртует с Джорахом, лицо которого теперь стало гладким и здоровым, называя его «старым другом» и отмечая, что «вы выглядите бодрым». Их объятие длится слишком долго. Джон хмурится. Вот бы посмотреть, как они бьются друг с другом в фонтане под музыку из игры Darkness!


И эта сцена происходит раньше, чем мы могли бы подумать. После того как в своем видении Бран увидел воронов, кружащих над Белыми ходоками, направляющимися к Восточному дозору, он отправляет из Винтерфела ворона к Джону. Джон узнает, что Арья и Бран живы и что Белые ходоки приближаются к Восточному дозору. После долгого спора Дени, Джон, Тирион, Давос и Джорах соглашаются с тем, что сейчас главное — убедить Серсею в существовании Белых ходоков, захватив одного заложника и доставив его в Королевскую гавань. Разумеется, Джон и Джорах используют эту возможность, чтобы покрасоваться перед Дейнерис и доказать ей свою силу и храбрость. Дени очень это нравится, и она наблюдает за происходящим с таким же выражением лица, с каким она разглядывала обнаженного Даарио Нахариса.


Но даже после всего этого флирт в Драконьем камне не прекращается. Давос отправляется в Королевскую гавань с Тирионом, где он находит Джендри! И, скажу я вам, он прекрасен, как никогда! Мое сердце поет. То, что мы утратили вместе со смертью Дикона (покойся с миром красавчик-сын лорда Тарли), мы в двойном объеме получили с возвращением потного, размахивающего молотом бастарда Роберта Баратеона. Давос и Джендри мило беседуют об увлечении Джендри греблей, стареющем лице Давоса и неумолимом времени. Спустя несколько секунд, когда они пытаются бежать в своей до смешного крохотной и неустойчивой лодке, Давос мило беседует с гвардейцами об их мужских достоинствах (правда, потом Джендри убивает их своим гораздо более массивным и тяжелым молотом). Это оказывает на Тириона неизгладимое впечатление.

 

​На карте показано, какой путь преодолел Джон Сноу, покинув Суровый дом, по сравнению с Белыми ходоками


В Драконьем камне Джендри всех сильно удивляет: он отказывается скрывать свое настоящее имя, как ему советовал Давос, представляется бастардом Роберта Баратеона, просит взять его к Стене и любезничает с Джоном, высмеивая его за маленький рост. Джону это очень нравится. «Наши отцы доверяли друг другу. Почему бы нам не последовать их примеру?» — весело говорит Джендри.


Прежде чем мы покидаем Драконий камень, мы становимся свидетелями еще трех романтически заряженных разговоров. Тирион любезничает с Джорахом. «Возможно, вы не поверите, но я скучал по вам, Мормонт, — говорит он. — Никто не умеет так грозно смотреть, как вы, даже Серый Червь». В качестве знака огромной привязанности он дарит Мормонту монету из прошлого и настаивает на том, чтобы тот пообещал вернуться со Стены живым и отдал ему монету назад. Потом Дени и Джорах обмениваются нежными словами прощания, Дени сжимает руку Джораха, а Джорах целует ее руку. Появляется Джон и набивается на комплименты. «Если я не вернусь, вам, по крайней мере, больше не придется беспокоиться по поводу короля Севера». «Я к нему привыкла», —отвечает Дени. Кажется, Джорах выиграл эту битву, но Джон выиграет войну.


За пределами Драконьего камня, в других частях Вестероса, отношения проходят проверку на прочность. В Королевской гавани Джейме рассказывает Серсее о непобедимых драконах Дейнерис и признании Оленны в убийстве Джоффри. Тирион встречается с Джейме, чтобы рассказать ему о Белых ходоках и предложении Дени заключить перемирие. Серсея шокирует всех новостями о своей беременности и планирует рассказать всему миру о том, что отец ребенка — Джейме.


В Винтерфелле Арья наблюдает за тем, как Санса успокаивает лордов Севера, недовольных поведением Джона, и приходит к выводу, что Санса не слишком активно защищает своего брата. Когда Санса пытается объяснить значение дипломатии, Арья встает в позу «просто перережь их всех, и дело с концом». Слова Сансы удивляют, когда она, подобно своему брату, говорит: «Уверенна, рубить головы — это очень приятно, но так мы не сможем заставить людей объединиться». Этот момент становится первым свидетельством того, что, хотя Арья блестяще умеет убивать других и защищать себя, она не обладает талантом управления людьми. Эта линия продолжается, когда она попадает в ловушку, оставленную Мизинцем, который привел ее прямо к ней, притворившись, что прячет письмо от Арьи. Это письмо Санса была вынуждена отправить Роббу в то время, когда была пленницей Серсеи, и в нем она просила Робба поклясться в верности ее любимому королю Джоффри. Это должно настроить Арью против ее сестры, но, как мне кажется, ее не так просто обхитрить.

 

В Цитадели Сэм игнорирует свою умную подругу, потому что он — дурак. Лилли обнаруживает в одной из старых пыльных книг, что брак Рейгара Таргариена в Дорне (вероятно, с Элией Мартелл) был аннулирован и что он женился второй раз — возможно, на Лианне Старк. Мы знаем, что Джон — это сын Рейгара и Лианны Старк, и, если он был их законнорожденным сыном, это является ключевым кусочком в паззле, позволяющем выяснить, может ли Джон претендовать на Железный трон. Услышав все это, Сэм покидает город, взяв с собой все нужные записи.


Наконец, Джон прибывает на Стену, где он воссоединяется с одичалыми. Тормунд откровенно ухаживает за Бриенной — «большой женщиной» — что приводит Джона в восторг. Он обнаруживает у Стены членов Братства без знамен, и все они любезничают, поочередно оскорбляя друг друга. Джон переходит к своему любимому занятию — к рассказам о том, что грядет настоящая война, и это война со смертью. «Мы все — на одной стороне, — настаивает он. — Мы еще дышим». Отличное высказывание, на котором можно закончить очередной эпизод, который завершается сценой шествия этой разношерстной компании вдоль Стены. Смогут ли они договориться и действовать сообща? Достигнут ли они своей и цели и захватят ли в плен ходока? Или же они обнаружат, что главной наградой за Стеной является дружба?