Одна из избитых фраз в кампании Дональда Трампа — о том, что ядерное соглашение с Ираном «было ужасным». Я начинаю задавать себе вопрос, так ли это. Но с другой стороны. Иран в итоге получил гораздо худшие условия, чем ожидал. Вы помните, что на переговоры Иран пришел в те радостные дни, когда цены на нефть были высоки. Но как с удивлением обнаружили иранцы, мир стал совсем другим.

Поставьте себя на место Ирана. Исламская республика всерьез настроилась на переговоры и в 2013 году подписала предварительное соглашение. В том году нефть зависла на отметке 100 долларов за баррель. Главная соперница Ирана Саудовская Аравия благоденствовала, а ее экономика в 2012 году выросла примерно на 6%. Щедро тратя деньги дома и за границей, она в 2013 году увеличила свой бюджет на 19%.

Иран, между тем, был в изоляции, и его экономика сокращалась. Настоящим призом для Ирана был не возврат замороженных из-за санкций в азиатских и европейских банках средств (около 100 миллиардов долларов). Главное было то, что он мог, наконец, вернуться на рынок как вторая по объемам добычи нефти страна на Ближнем Востоке, чтобы воспользоваться сочными плодами нефтяного бума. В 2010 году иранские руководители прогнозировали, что к 2015 году доходы от продажи нефти и газа у них могут достичь 250 миллиардов долларов в год. Именно на это они делали ставку, когда шли на уступки.

В прошлом месяце иранская нефть потекла на мировой рынок в момент, когда цены были меньше 30 долларов за баррель. Агентство Bloomberg News подсчитало, что Иран на продаже нефти зарабатывает 2,35 миллиарда долларов в месяц. Не совсем то, что надеялась получить исламская республика за отказ от своей ядерной программы.

Тем не менее, Иран, скорее всего, легче многих других нефтегосударств переживет крах нефтяных цен. В его экономической сфере произошла определенная диверсификация, а из-за санкций жизнестойкость экономики и общества усилилась, на что указывает Moody’s. В других крупных странах, стонущих под ударами падающих нефтяных цен, дела обстоят иначе.

Посмотрим на соседний Ирак. Тим Аранго (Tim Arango) из New York Times написал об этой стране, что она ведет «войну против «Исламского государства» и сейчас сталкивается с экономическим бедствием, вызванным падением нефтяных цен, потому что на долю нефти приходится более 90% доходов иракского правительства». Он отмечает, что почти восемь миллионов иракцев живут на государственные зарплаты, которые обходятся стране почти в четыре миллиарда долларов в год. Один высокопоставленный иракский политик сказал мне, что Ирак может не выжить как государство, если цены будут оставаться на низкой отметке долго.

А еще есть Венесуэла, долгое время страдающая от бесхозяйственности сначала Уго Чавеса, а теперь его преемника. Страна на грани дефолта и даже более серьезных событий. Экономика Венесуэлы в прошлом году сократилась на 10%. Ожидается, что в этом году сокращение составит еще восемь процентов, а инфляция взлетит до 720%, как в Веймарской республике, если верить прогнозам Международного валютного фонда. Как написал Мэтт О'Брайен (Matt O'Brien) из Washington Post, «единственный вопрос заключается в том, что рухнет первым, правительство Венесуэлы или ее экономика».

Отвечая на вопрос, что не дает ей спать по ночам, глава МВФ Кристин Лагард указала на нефтегосударства, такие как Нигерия, где нефть составляет 90% экспорта и дает 60% процентов государственных доходов. На волне кризиса укрепляется «Боко Хаарам», который в 2014 году по жестокости обошел «Исламское государство, став самой смертоносной террористической группировкой в мире. В том году ее боевики убили  6 644 человека.

Правительство Нигерии сражается с «Боко Харам» на севере, но одновременно сталкивается с перспективой возобновления боевых действий на юге в дельте Нигера, где находится большая часть нефти страны. В худшие времена повстанческое движение юга остановило работы по нефтедобыче на половине месторождений. Вооруженная борьба завершилась в 2009 году хрупким миром и амнистией для повстанцев. Но у правительства сегодня нет денег, чтобы выполнять свои обещания. В итоге оно может столкнуться с необходимостью вести борьбу на два фронта против жестоких вооруженных движений, грозящих разорвать страну на части.

Есть и другие нефтегосударства, где меньше проблем, но и они тоже сталкиваются с трудностями. По словам экономистов, выход из такой ситуации есть: проведение структурных реформ, ликвидация ресурсной зависимости в экономике, а также инвестиции в другие отрасли и в человеческий капитал. Такую работу трудно проводить в любое время, но особенно тогда, когда твоя страна находится в состоянии свободного падения.

В любом случае, буквально все правительства нефтедобывающих стран сегодня отчаянно нуждаются в деньгах, просто чтобы выплачивать зарплаты и выполнять свои основные обязательства. А это значит, что они будут качать нефть, сколько могут. Это будет увеличивать предложение и снижать цены. Добро пожаловать в новый мир дешевой нефти и губительной политики.

Комментарии читателей

Cheesehead in Paradise
И что здесь плохого? Нефтяные цены свергнут иранских мулл, социалистов в Венесуэле и клептократов в России. Берите бокалы, чокайтесь и улыбайтесь! А что до нигерийцев, то это просто печальный побочный эффект.

Shiveh
Иран проведет диверсификацию и либерализацию, стремясь стать коммерческим центром Персидского залива вместо Дубаи и Катара. Саудовцы могут через пару лет обанкротиться, а это вызовет волнения в обществе и закончится сменой режима. Похоже, что ничто не остановит Ирак/Сирию от распада и превращения в маленькие эмираты. Их образованные люди переезжают в Египет, Турцию и Европу. Без денег и знаний эти страны добьются не большего, чем Афганистан. Мощная засуха из-за глобального потепления разрушает аграрную экономику этого региона. Добавьте сюда голод, и вы получите неотвратимый упадок Ближнего Востока в предстоящие годы, причем еще более стремительными темпами. Приближающиеся потрясения переживут только Израиль, Иран, Турция и Египет.

Morticia
Если цены на нефть станут падать и дальше, Путину будет нечего воровать.

Cpwash
Саудовцам не понравилось, что русские вошли в Сирию, и они решили «расквитаться» привычным для себя способом, манипулируя ценами на нефть. В данном случае они их опустили. Нам, со своей стороны, надо отказаться от органического топлива и переходить на солнечную энергию. Сделав это, мы сможем сказать Ближнему Востоку, чтобы он подавился своей нефтью, так как нам она будет не нужна.

Michel de Montaigne
Ожидается, что цены на нефть в будущем году вырастут до 40 долларов за баррель. Это прогноз MacKenzie и других фирм. А в будущем цены прогнозируются еще выше. Это лишь дело времени и геополитических изменений.