Недавний заголовок на сайте RT заставил меня недоверчиво покачать головой: «Конец близок: нефти в России осталось менее чем на 30 лет».

Прав был мишка Йоги: «И снова дежа вю».

Помните, как министр энергетики Виктор Христенко предупреждал в 2005 году: «Добыча нефти в России выйдет на определенный стабильный уровень примерно к 2010 году»?

А помните заголовок ныне закрывшегося сайта Oil Drum в 2008 году: «Добыча нефти в России вот-вот выйдет на пиковое значение»?

А еще главный редактор журнала Russian Petroleum Investor Михаил Крутихин заявил в 2008 году ВВС: «Мы теперь видим, что добыча в прошлом году достигла пика».

Однако, несмотря на начавшееся в последнее время падение цен, Россия продолжает наращивать добычу нефти. Рост с 2007 года, когда прозвучали ошибочные заявления о пике добычи, составил 12%.

Одна из причин этих ложных прогнозов — навязчивая идея о «доказанных запасах», хотя это просто текущий и весьма изменчивый показатель. Люди часто забывают, что технологии развиваются, «нетрадиционные» резервы становятся «традиционными», а глобальное предложение становится все разнообразнее. Если в 2000 году доля нефти в глобальном предложении составляла 89%, то сейчас она равна 81%.

Таким образом, мы демонстрируем неспособность в полной мере оценить то, сколько у той или иной страны есть нефти.

Доказанные запасы нефти в России на сегодня превышают 80 миллиардов баррелей, хотя в 2008 году этот показатель составлял 60 миллиардов, а в 2000 50 миллиардов. Самый последний рост запасов и добычи чрезвычайно показателен, потому что происходит все это при необычайно низких ценах, которые по идее должны снижать, а не увеличивать прогнозные данные.

Тезис о «пике нефти», указывающий, как в заголовке RT, сколько лет той или иной стране осталось на добычу, по прежнему демонстрирует свою полную недостоверность. С 2000 года доказанные запасы нефти в России ВЫРОСЛИ на 30 миллиардов баррелей, хотя добыча составляет более 56 миллиардов. (А еще одним показателем такого ошибочного мышления в нашей энергетической сфере можно назвать заголовок в USA Today, появившийся в 2014 году: «Нефти в мире осталось на 53,3 года».)

Сегодня Россия потребляет около 3,5 миллиона баррелей в день, и рост спроса там будет очень низким. Сейчас она экспортирует почти 15% от общемирового объема нефтедобычи, и поэтому ее перспективы приобретают возрастающее значение.

Действительно, сегодня российский нефтяной сектор сталкивается с многочисленными проблемами. Падение цен ведет к повышению налогов, к старению инфраструктуры, а санкции, введенные против России из-за Украины, ограничивают ей доступ к важнейшим передовым технологиям, что самое по себе оказывает пагубное воздействие. Правительство делает корректировки, но похоже, что для сбалансированного бюджета ему нужна цена на нефть в пределах 82 долларов за баррель. Однако «Россия считает цену в пределах 45-50 долларов за баррель „приемлемой“».

Являясь самой богатой углеводородами страной в мире, Россия и впредь будет нефтяным и газовым центром силы. Для нее это просто необходимо: нефть и газ составляют свыше 60 процентов российского экспорта и более 30% ВВП. В общем объеме российских энергоресурсов нефть и газ составляют 80% (25% нефть и 55% газ). Доходы от углеводородов составляют более 50% федеральных бюджетных поступлений.

Нефтяной сектор это самая важная отрасль российской экономики, закладывающая основы международного положения России, а поэтому ее руководители будут делать все необходимое для сохранения и наращивания объемов добычи. Согласно оценкам Международного энергетического агентства, Россия в обозримой перспективе будет вкладывать в нефтедобычу и нефтепереработку почти 35 миллиардов долларов ежегодно.

У этой страны определенно имеется «нефть в недрах», чтобы поддерживать и даже увеличивать объемы добычи. Увеличиваются не только доказанные резервы. Согласно последней оценке МЭА, у России колоссальные запасы «недоказанной, но технически извлекаемой» сланцевой нефти — 75 миллиардов баррелей, благодаря чему она уверенно занимает второе место в мире после США с их 78 миллиардами баррелей.

Опять же, большая часть нефти после добычи основными и вторичными методами остается в нефтеносных пластах, потому что извлекать ее слишком трудно или слишком дорого. Поэтому сохраняется колоссальный глобальный потенциал для третичных операций, а именно, для повышения нефтеотдачи скважин. Технологии постоянно совершенствуются, и Россия может дополнительно получить десятки миллиардов баррелей в случае повышения нефтеотдачи.

Арктика для России является стратегическим приоритетом в разработке углеводородных месторождений. По оценке Геологической службы США, в Арктике находится почти 25% неоткрытых мировых запасов энергоресурсов, в том числе, 15% нефти (90 миллиардов баррелей) и 44 миллиарда баррелей жидкого природного газа.

В августе прошлого года Россия подала заявку на расширение своего континентального шельфа в арктическом регионе. Согласно имеющимся предположениям, объемы неразведанных запасов нефти и газа там могут составлять пять миллиардов тонн, а в денежном выражении 30 триллионов долларов.

Все эти источники скоро станут доступнее, так как происходит неизбежное: спрос и цены на нефть увеличиваются. Россия понимает, что потенциал потребления нефти огромен. У нее нет ни одной значимой замены, и в среднем 6,2 миллиарда людей в неразвитых странах потребляют всего 1,33 литра нефтепродуктов на душу в день, в то время как в США этот показатель равен 10,2 литра.

Кроме того, Россия будет вынуждена добывать нефть, чтобы удовлетворять быстро растущие потребности своих покупателей. В 2015 году она заняла второе место по объемам поставок нефти в Китай, и даже думает (вероятно) о создании альянса против США. В декабре Россия пошла на укрепление энергетического альянса с КНР, заключив серию новых соглашений.


Россия развивает нефтяные связи с Индией, подписав соглашения на четыре миллиарда долларов, а пользующаяся кремлевской поддержкой Роснефть заглядывается на восток, где Индия выглядит наиболее привлекательно — как рынок для поставок нефти и как страна с 6-7-процентными темпами экономического роста, где спрос на топливо ежегодно увеличивается на 7%. Китай и Индия являются для России новыми стратегическими партнерами, потому что ее главный покупатель Европа сегодня уже просто не обеспечивает рост рынка.

Что касается технологий, то Россия все больше стремится к импортозамещению, стараясь налаживать внутреннее производство оборудования и расходных материалов для нефтедобычи, которые раньше поставлял Запад. В частности, это связано с отсутствием технологий морской нефтедобычи. Есть мнение, что через несколько лет «страна на 100% будет замещать иностранную технику, не поставляемую из-за рубежа».

России крайне важно и дальше последовательно добывать нефть в больших объемах, поскольку это самое важное в мире топливо, не имеющее серьезной замены. С 2011 года производство транспортных средств в мире увеличилось на 16% и сегодня составляет более 90 миллионов единиц. По этой причине развитие связей в нефтегазовом секторе между США, Мексикой и Канадой имеет критическое значение для энергетической безопасности Северной Америки.