«Брексит не вносит кардинальных изменений в нашу стратегию в Европе», — утверждает президент Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.
Президент Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев побывал во Франции на прошлой неделе. Там он уточнил планы крупнейшего российского суверенного фонда (создан 2011 году с капиталом в 10 миллиардов долларов государственных средств и участием других стран в размере 27 миллиардов), партнера «La Caisse des dépôts».

Les Echos: Почему ваш фонд проявляет интерес к Франции?

Кирилл Дмитриев: Потому что мы верим в опыт французских предприятий во многих сферах деятельности и удовлетворены началом сотрудничества с «La Caisse des dépôts», иллюстрацией которого этим летом стало участие в Arc International. В понедельник помимо беседы с министром экономики Мишелем Сапеном (Michel Sapin) я встречался с руководителями 40 французских компаний и обрисовал три приоритетных для нас сферы: агропром (здесь Франция обладает прекрасной репутацией), энергоэффективность и инфраструктура. Мы рассчитываем сформировать партнерские связи для экономии энергии в железнодорожной отрасли, для производства нового поколения котельных, в сфере молочной продукции и гостиничном бизнесе. В общей сложности мы рассматриваем около десяти проектов.

Кроме того, французские власти согласны с нами по поводу значимости инвестиций вопреки санкциям, которые, безусловно, будут рано или поздно сняты. Нам необходимо сохранить отношения до того момента. У Франции и России издавна существуют тесные связи, которые не могут быть перечеркнуты трудностями за три-четыре года. Мы близки в культурном и экономическом плане. В России вы можете поехать в кафе на Renault, чтобы выпить Perrier и расплатиться по счету картой банка Société Générale.

— Заставляет ли вас Брексит изменить планы в Европе?

— Результаты референдума означают, что политическому руководству следует обратить внимание на ряд вопросов, в частности на необходимость сократить бюрократию. Сегодня европейский проект действительно растерял блеск, но все еще остается привлекательным в технологическом плане. Европейскому Союзу в свою очередь следует понять, что если он отворачивается от нас, это может подтолкнуть нас к Китаю.

В любом случае, Брексит кардинально не меняет стратегию нашего фонда. Европа остается ключевым партнером, на которого сейчас приходится пятая часть наших операций.

— Как вы оцениваете деловой климат в России, где люди все еще жалуются на коррупцию и бюрократию?

— Борьбу с двумя этими проблемами необходимо продолжать, но за последние годы было сделано очень многое. Кроме того, я вижу, что практически ни один иностранный инвестор не ушел из страны, а это означает, что деловой климат не так уж и плох.

— Падение цен на нефть значительно влияет на вашу страну и подрывает ударную силу вашего фонда. Как приспособиться к такой ситуации?


— Рубль падает практически автоматически вместе с ценами на нефть, что позволяет сохранить уровень бюджетных поступлений в национальной валюте на стабильном уровне. Наши финансовые возможности на международных рынках ослабли, но худшее позади, потому что баррель стабилизировался у отметки в 40 долларов благодаря совместным действиям Москвы и Эр-Рияда.

Необходимо принять и другие меры, потому что его длительное сохранение на низком уровне представляет угрозу, так как бьет по разведке. Инвестиции в разведку сейчас, кстати говоря, находятся у самой низкой отметки последние 70 лет…