Ничего подобного в России не происходило со времен неудачной попытки переворота в бывшем Советском Союзе в 1991 году. Российская полиция арестовала якобы за получение взятки высокопоставленного государственного чиновника — министра экономического развития Алексея Улюкаева. Это произошло в офисе крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть», от которой Улюкаев якобы и требовал два миллиона долларов за то, что дал свое согласие на покупку ею добывающей компании «Башнефть».

Одно дело — судьба Алексея Улюкаева, и другое — судьба российской нефти. Снова встают вопросы: кому, собственно, принадлежит российская нефть? Кто контролирует российскую нефтяную отрасль? Ведь говорить о «пустяках» тут не приходится: Россия является одним из трех крупнейших производителей нефти вместе с Саудовской Аравией, а после начала американского сланцевого бума и с Соединенными Штатами.

Даже без всяких конспиративных теорий внимание привлекает, по понятным причинам, один факт: раньше Улюкаев занимал довольно непреклонную позицию в продаже акций «Башнефти» компании «Роснефть». Кстати, подобного мнения придерживались и некоторые другие экономисты, которые сомневались в необходимости создания в России буйно растущего «государственного капитализма».

Приватизация в государственные руки

О чем, собственно говоря, идет речь? Россияне объявили об очередной волне приватизации некоторых государственных компаний, и фирма «Башнефть» стала одной из первых на очереди. «Башнефть» относится к пяти — шести наиболее крупным нефтедобытчикам в России. В этом году свою долю (чуть более 50%, точнее 50,08%) в «Башнефти» продало федеральное правительство, тогда как 25-процентная доля Республики Башкортостан, как части Российской Федерации, не продавалась.

Однако результат «приватизации» оказался курьезным: компания снова оказалась в государственных руках. Приблизительно 50% акций компании купила другая контролируемая государством фирма «Роснефть», возглавляемая одной из наиболее влиятельных фигур в российской политике и бизнесе — Игорем Сечиным. Некоторые предполагают, что именно Сечина могла не устраивать прежняя негативная позиция Улюкаева по этой сделке.


«Приватизация» в государственные руки не российское изобретение. Подобные случаи были во время приватизации энергетических компаний в Польше. А во Франции, хоть там и не объявляли официально о приватизации, например, часть бизнеса контролируемой государством фирмы Arevа попала в руки другой компании с государственным участием — EDF.

Но что касается «Башнефти», то интересны и другие обстоятельства. Однажды эта фирма уже была в частном владении: в 2003 — 2004 годах. Постепенно под контроль ее взял предприниматель Владимир Евтушенков, вернее его финансовый холдинг «АФК Система». Но впоследствии Арбитражный суд Москвы принял решение о национализации компании.

Битва за имущество

Как видно на примере «Башнефти», ответить на основной вопрос, кому принадлежит российская нефть, в России может быть очень сложно. Возможных ответов несколько, и их соответствие реальности довольно быстро меняется. Дело в разделении власти между разными крылами в Кремле, в разделении полномочий и «имущества» между федеральным и местными правительствами, а также в вовлечении частных игроков и сохранении их собственности.

Кроме того, в игре участвуют иностранные инвесторы, которых текущая приватизация призвана стимулировать. И тут борьба ведется вокруг того, какие активы стратегически слишком важны, чтобы перейти к иностранным владельцам, а какие нет.

Фирму «Башнефть» долгое время контролировали «местные» органы власти Республики Башкортостан. Уже они решились на своего рода «приватизацию», которая привела в 2003 году к спорным результатам: нефтяную компанию получил Урал Рахимов, сын бывшего тогда президентом Муртазы Рахимова.

Арбитражный суд, однако, принял решение о новой национализации «Башнефти» уже позднее — в 2014 году, то есть через несколько лет после того, как фирму купил частный предприниматель Евтушенков (его иногда называют олигархом, близким Кремлю). При нем, судя по всему, компания в целом процветала и расширяла добычу в других российских регионах. Тем не менее суд постановил, что приватизация 2003 года была незаконной, поскольку местные власти занимались ею, не имея соответствующих полномочий и согласия федеральных органов.

Усиление московского центра

Примечательны и другие обстоятельства, касающиеся решения Арбитражного суда. Именно в тот период предприниматель Евтушенков на несколько месяцев оказался под домашним арестом из-за подозрений в отмывании денег. Впоследствии обвинение было снято.

Издание The Economist интерпретировало эти события так: якобы уже Евтушенков отказался от предложенной Игорем Сечиным продажи «Башнефти» компании «Роснефть». После Евтушенков оказался под домашним арестом, а его фирма перешла к государству.

Офис нефтяной компании «Башнефть» в Москве


Факт в том, что Евтушенков не оспаривал решения Арбитражного суда, а начал требовать компенсации от предыдущих собственников «Башнефти» — компании «Урал-Инвест», которую основал Урал Рахимов. Судьи Арбитражного суда признали, что Евтушенков имеет право на компенсацию.

Важно, однако, и то, что в результате «Башнефть», в отличие от 90-х годов прошлого века, перешла под контроль российских федеральных органов. Это полностью соответствует долгосрочной политике Владимира Путина, который, укрепляя московский центр, пресек странный круговорот средств на региональном уровне.

Сильнее, чем Газпром

В центре внимания любого анализа на тему российской нефти неизбежно должна быть та компания, которая недавно сделала новые приобретения — «Роснефть». Многие зарубежные наблюдатели, которые занимаются российской энергетикой и сырьевой политикой, уже давно больше интересуются другой подконтрольной Кремлю компанией — газовым гигантом «Газпром». Однако сегодня многое говорит о том, что «Роснефть» постепенно становится сильнее самого Газпрома.

В этом смысле ситуация начала заметно меняться приблизительно три-четыре года назад. Тогда Газпром, что парадоксально, стал своего рода «отщепенцем» в самой России. В российских газетах его начали критиковать: якобы эта газовая компания предлагала нереалистичные планы, не сумела адаптироваться к новым условиям в эру сланцевого газа, СПГ и импорта дешевого угля из Америки, что угрожало Газпрому постепенным вытеснением с европейского рынка.

Восходит звезда Сечина

И напротив, звезда Игоря Сечина, бывшего вице-премьера и близкого соратника президента Путина из рядов так называемых силовиков, начала свой восход. Этот человек, став новым главой «Роснефти», вдруг превратился в, пожалуй, наиболее влиятельную фигуру российского бизнеса. Именно Сечин также заявил, что Газпром пропустил американский сланцевый бум.

Контролируемая государством компания «Роснефть» уже задолго до этого дешево приобрела активы частной нефтяной компании «Юкос» (этому предшествовал арест предпринимателя Михаила Ходорковского), а также другой частной фирмы — «ТНК-ВП».

Павильон компании «Роснефть» на XIX Петербургском международном экономическом форуме


Реальное изменение в расстановке сил подтверждает тот факт, что Газпром потерял свое монополистское положение экспортера газа, которое свелось к экспорту через газопроводы. Что касается экспорта СПГ, то этим занялась как раз подконтрольная государству «Роснефть». Однако добавим, что еще одним видным игроком в этой области является частная компания «Новатек», совладельцем которой является Геннадий Тимченко — по доступным данным еще один путинский любимчик.

Как пойдет приватизация

Развитие событий вокруг недавней сделки между «Роснефтью» и «Башнефтью» подтверждает, что Игорь Сечин пока не утратил своего сильного положения в Кремле. Однако было бы ошибкой делать из этого упрощенный вывод о том, что на этом любая другая приватизация ограничится, включая приватизацию энергетических компаний.

В ходе текущей приватизации предполагалось достичь двух основных целей: привлечь инвесторов и получить деньги в государственный бюджет в условиях, когда Россия страдает от последствий финансового кризиса в виде падения рубля, экономических санкций Запада и снижающихся цен на нефть. И хотя пока долг РФ не очень велик (12 — 13% ВВП), финансовые запасы истощаются. Если правительство ничего не предпримет, то ситуация будет продолжать ухудшаться. Снижается и прибыль компании «Роснефть».

Учитывая пользу для государственного бюджета даже «странная» приватизация «Башнефти» в государственные руки имеет некоторый смысл, и этим можно было бы объяснить смену позиции министром Улюкаевым, который уже снят с должности и пока находится под домашним арестом. Правда, нам неизвестно, не изменила ли его мнения перспектива взятки, но это решит суд. Все говорит о том, что таким же образом постепенно менялось мнение президента Владимира Путина, который сначала, вероятно, тоже не поддерживал сделку «Роснефти» с «Башнефтью».

Лукойл на такое не пошел бы

«Роснефть» заплатила за долю в «Башнефти» 330 миллиардов рублей (около пяти миллиардов долларов), а это больше, чем первоначальная оценка стоимости фирмы, которая достигала максимум 306 миллиардов рублей. Вице-президент частной компании «Лукойл» Леонид Федун заявил, что его фирма не смогла бы заплатить такую сумму.

Теперь будет интересно наблюдать, чем кончится дело с запланированной продажей доли (19,5%) в самой «Роснефти». Поглощение «Башнефти» может повысить стоимость акций.

Еще в начале ноября снятый теперь с должности Алексей Улюкаев дал интервью агентству Reuters, в котором допустил, что «Роснефть» может выкупить свои собственные акции у государственной холдинговой компании «Роснефтегаз». Таким образом, интересный процесс приватизации получил бы продолжение, а государственный бюджет в таком случае пополнился бы более 700 миллиардами рублей.

Ян Жижка является консультантом и специалистом по энергетическим проектам в агентстве HATcom.