Fronda.pl: Руководитель польской нефтегазовой компании PGNiG Петр Возьняк (Piotr Woźniak) заявил, что на Суд ЕС подействовала сила аргументов: Газпром не получит доступ к 80% мощности газопровода OPAL. Это успех для Польши и удар для России?

Анджей Талага (Andrzej Talaga): Да, это удар для россиян и польский успех. Мы давно призываем строго соблюдать положения европейского энергетического пакета. Это касается в том числе газопровода OPAL. Если говорить кратко, речь идет о том, чтобы разделить поставщиков газа и производителя. Это разумно и логично, поскольку позволяет избежать появления на рынке монополистов. Так что в этом случае мотивы были не столько политическими и антироссийскими, сколько экономическими. Нам важно сохранить экономическую независимость отдельных стран ЕС и Евросоюза в целом.

— Почему первоначальное решение Европейской комиссии показалось концерну PGNiG и правительству настолько опасным, что они решили его опротестовать?


— Газопровод OPAL идет с севера на юг, газ из «Северного потока» поступает по нему в Германию, Австрию и Чехию. Если бы OPAL попал в российские руки, россияне получили бы де-факто возможность продавать газ во всей Центральной и Западной Европе, минуя Украину и Польшу. Особую опасность это представляет для Украины, ведь, во-первых, она лишилась бы оплаты за транзит, а во-вторых, утратила бы роль транзитного государства. В итоге Россия в любой момент могла бы перекрыть ей газ: других покупателей такое перекрытие уже не затронет.

— Существует ли, несмотря на новое решение, опасность, что Газпром все равно останется монополистом на европейском газовом рынке?


— Такой опасности нет. Газпром просто старается защитить свою позицию. Доля российского газа на газовом рынке Европы уменьшается из года в год. Кроме того внедряются решения в русле энергетической солидарности ЕС, например, строятся перемычки между Польшей и Германией или Польшей и Чехией. Европейский газовый рынок уже создан, чтобы обеспечить ему полную безопасность нужно создать больше перемычек. Откуда бы ни поступал газ, из Ливии, Катара или России, его можно будет перераспределять без оглядки на страны-производители, в первую очередь РФ. В ближайшие годы Газпром будет думать не столько о монополии, сколько о защите тех позиций, какие были у него раньше.

— Стоит ли опасаться, что Газпром не отступит и постарается отстоять свое мнение по газопроводу OPAL? Может ли он обратиться к политике свершившихся фактов?

— Газпром не может проводить такую политику, поскольку OPAL проходит по немецкой, а не по российской территории. Так что ключевую роль будет играть позиция немецкого руководства: выполнит ли оно решение Суда ЕС. Маловероятно, что оно этого не сделает. Оказать такое давление, которое заставит отказаться от решения Суда, Газпрома не в состоянии. Он, скорее, постарается пойти правовым путем, оспаривать этот вердикт, выдвигать собственные аргументы. Он также может постараться сделать контроль над газопроводом OPAL менее явным, привлекая к процессу другие компании. Действия российского концерна, скорее всего, пойдут в этом направлении.