Кремль требует, чтобы доллар исчез из российского экономического цикла. То, что предприятия и граждане имеют основания для своей привязанности к американской валюте игнорируется государством.

 

Противостояние доллару стало уже обязанностью для политиков и высоких чинов с тех пор, как одновременно с украинским кризисом выросла россйиская антипатия к США. Общий лозунг — российская экономика должна быть независимой от доллара. Москва заставляет предприятия, входящие в государственные концерны при взаимодействии с иностранными фирмами проводить транзакции в рублях, или, хотя бы, в местной валюте. Успех от этого неочевиден. Однако частные предприятия также не застрахованы от принудительной финансовой любви к родине, как показывает этот случай: президент Владимир Путин дал указание грузовым перевозчикам рассчитывать свои тарифы в рублях, а не в долларах. Подобные призывы были слышны и ранее, но парламентарии не находили никаких оснований, чтобы ввести подобные требование в правовое поле. Сейчас же Путин выступил настолько недвусмысленно, что эксперты логистических компаний послушно ожидают принятия подобного закона.

 

Для некоторых фирм подобные меры несут риски, потому что они могут кредитоваться в иностранной валюте, и это усложнит процесс обслуживания долга. Прежде всего, совершать транзакции в иностранной валюте было волне разумным и оправданным шагом — точно так же, как многие российские граждане ведут важные дела в иностранной валюте, а также занимают деньги в долларах и евро. Доверие к собственной валюте может быть установлено только посредством ее стабильности. В этом плане у рубля не все гладко: обменный курс валюты обрушился после установления плавающего валютного курса в конце 2014 года. Это было экономически необходимо и предотвратило большой вред для российской экономики, но не сделало рубль популярнее. Падение рубля сильно снизило цены на природный газ, так как Россия сильно от него зависит. Снизить эту зависимость стало задачей для Кремля — но это не может быть решено законом. Лучше бороться с симптомами, а не реформировать причины.