Если август проходит без каких-либо крупных потрясений, то обычно русские облегченно вздыхают. Еще свежи воспоминания о том, что именно в этом месяце в России постоянно происходили крупные катастрофы — как, например, путч против Горбачева или обвал рубля в 1998 году.

Так было и в этом году. Россияне уже были готовы радоваться тому, что этот восьмой месяц прошел, как неожиданно 29 августа государству пришлось поддерживать банк «Открытие», второй частный банк страны. Спустя всего три недели настала очередь следующего банка, а именно «БИНБАНКа», второго по величине финансового института страны.

И хотя глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина уже открыто обсуждает выпуск на биржу акций этих банков после санации, которая обошлась государству почти в двенадцать миллиардов евро, в результате и без того высокая доля государства в банковском секторе выросла еще больше. Она составляет рекордную сумму в более двух третей активов всех банков, если исходить из балансового итога.

Иностранные банки тоже покидают страну

Иностранные банки уходят из России уже на протяжении нескольких лет. Самый последний пример — шведский банк Nordea-Bank, который собирается уходить из России. Сами шведы не комментировали эту информацию, озвученную многими участниками рынка, в том числе и в интервью газете Die Welt.

Они снижали свою активность во время рецессии, которая продолжается уже два года. Однако осуществить продажу такого крупного участника рынка, который, согласно рейтингу Интерфакса, занимает по балансовому итогу 39 место среди всех фирм в России, в настоящее время не так просто, из-за неожиданно больших перемен.

Тем не менее многие банки уже покинули Россию, несмотря на то, что в годы роста цен на сырье они действовали напористо и нередко делали дорогие приобретения в стране. Уже начало финансового кризиса заставило их задуматься о целесообразности бизнеса в России.

В 2010 году Goldman Sachs отказался от своего ипотечного банка в России, так же как и испанский Santander. Почти через год их примеру последовали Barclays и нидерландский Rabobank. Ото всех этих продаж выиграл российский «Восточный экспресс банк», почти 45% долей в котором сегодня принадлежат инвестиционной компании «Бэринг Восток».

Один за другим банки покидают Россию

Следующий толчок последовал в 2012 году, когда WestLB, шведский Handelsbanken и бельгийская KBC Group распрощались с Россией. Последняя продала свой российский бизнес «структурам» государственной корпорации «Российские железные дороги».

Тем из иностранцев, кто до сих пор еще держался, с началом экономического кризиса в России был нанесен новый удар. Из-за обвала цен на нефть и объявления санкций страна на два года погрузилась в рецессию, из которой она начинает выбираться лишь сейчас, в 2017 году.

Драматическое обесценивание рубля и снижение реальных доходов — впервые с начала нового тысячелетия — привели к тому, что именно в области частных клиентов бизнес стал существенно сокращаться. После того как в 2013 году капитулировал Swedbank, в 2014 году за ним последовали GE Money, индийский банк ICICI, банк Royal Bank of Scotland и Garanti Bank. Nordea-Bank в 2017 году полностью продал свой портфель частных кредитов, Deutsche Bank после разнообразных скандалов сократил свой бизнес в России.


В России остались лишь четыре крупных иностранных банка

Сегодня это поле почти зачищено. Если в 2008 году иностранные банки еще покрывали 6,1% балансовой суммы 30-ти сильнейших институтов, то в прошлом году это были лишь 3,8%. Фактически из первых тридцати иностранных банков сегодня остались лишь четыре: UniCredit, Raiffeisen, Rosbank (который контролируется французским Société Générale) и Citi.


И все же они не входят в первую десятку. Потому что в России право голоса имеют прежде всего такие государственные гиганты, как Сбербанк или ВТБ. Они больше всех выигрывают от нынешнего экономического оздоровления и постоянно увеличивают свои доходы.

Один лишь Сбербанк с его 260 тысячами сотрудников и 16 тысячами филиалов обеспечивают 70% всей прибыли в этом секторе, который, согласно данным Центрального банка России, должен составить в этом году один триллион рублей. Такого не было с 2012 года. Большинство из банков в среднем хорошо зарабатывают, но не могут равняться с государственными гигантами.

Центральному банку России принадлежит половина Сбербанка

То есть государственный спрут так широко раскинул свои щупальца, что некоторым участникам рынка становится не по себе. Прежде всего банкиров сбивает с толку тот факт, что Центральный банк, которому и так уже принадлежит половина Сбербанка, вынужден брать на себя функции все новых банков. «Будьте мудры и сильны и не поддавайтесь эмоциям и давлению государственных банков, потому что они постоянно укрепляются», — призывает Олег Тиньков, один из самых умных частных банкиров страны. Несколько дней тому назад он сказал главе Центробанка Эльвире Нибиуллиной: «Больше всего хочется, чтобы все банки соблюдали равноудаленность по отношению к руководству Центробанка, и чтобы в стране действовали настоящие рыночные отношения».

Уход иностранных участников рынка этому, к сожалению, не способствует. Их доля в течение лет стремительно сокращалась. Почему же иностранным банкам так неуютно работать в России, спрашивает Павел Самиев, управляющий директор Национального рейтингового агентства, в своем анализе. По его словам, российский рынок предлагает банкам потенциал роста. «Но если посмотреть на соотношение между доходностью и риском, то наш рынок даже для мощных глобальных игроков не выглядит привлекательным».

Их доля в последующие годы будет сокращаться, однако еще останется спрос на их услуги, потому что они славились своей надежностью, продолжает Самиев. По его словам, не исключено, что следующие месяцы станут более удачными для оставшихся в России иностранных финансовых институтов.

Перераспределение активов из-за проблем в российских частных банках может пойти на пользу не только отечественным государственным, но и оставшимся в России иностранным банкам. Для того, чтобы западные банки вновь стали активно работать в России, самым важными факторами, конечно, являются экономическое оздоровление, рост реальных доходов и улучшение инвестиционного климата. Пока же все занимают выжидательную позицию.