Наблюдая за тем, как европейские министры обороны сокращают военные расходы во имя строгой экономии, легко можно поддаться искушению и навесить на европейский континент ярлык женоподобного слабака.

У Вашингтона кажущееся сокращение военных расходов в Европе вызывает крайнее разочарование, так как это может привести к чрезмерному усилению нагрузки на вооруженные силы США, которые и без того несут тяжкое бремя. Жалуясь по поводу сокращения военных расходов европейскими странами, министр обороны США Роберт Гейтс обеспокоенно сказал на прошлой неделе: "Теперь еще большее количество людей будет рассчитывать на то, что образовавшиеся бреши закроют Соединенные Штаты".

Но беспокоиться ему не о чем.

Цель режима экономии это восстановление сил. Сокращение военных расходов окажет именно такое воздействие на Европу, как в экономическом, так и в военном плане. Присмотритесь внимательнее, и станет ясно, что продолжающийся мировой финансовый кризис дает Европе возможность провести капитальный ремонт в ненужных и устаревших составляющих ее вооруженных сил – и создать такую армию, о которой библейское пророчество говорит весьма поэтично: "Быстрее барсов … и прытче вечерних волков".

Представитель свободных демократов Германии по вопросам оборонной политики Элк Хофф (Elke Hoff) заявила недавно: "Финансовая стабильность в глобализованном мире все чаще считается ключевым элементом безопасности. Из-за бюджетных соображений и соображений безопасности будет усиливаться стремление к выработке общей оборонной политики и политики в сфере безопасности". Назовем это побочным эффектом мирового финансового кризиса: в попытке сэкономить миллиарды европейские страны все чаще кооперируются, стремясь согнать жир и создать менее многочисленную, более сплоченную и модернизированную армию!

На самом деле, это стало центральной темой прошедшей в прошлом месяце неформальной встречи министров обороны стран ЕС в бельгийском городе Генте. В ходе заседаний руководители военных ведомств выступили с предложением о том, чтобы государства Евросоюза сократили свои оборонные бюджеты двумя способами. Во-первых, разные страны должны специализироваться на разных аспектах обороны; а во-вторых, в рамках усилий по обеспечению оптимальных условий контрактов Брюссель должен действовать от имени всех стран-членов при закупках военной техники и вооружений.

Французский министр обороны Эрве Морeн (Herve Morin) заявил в Генте, что если Европа не активизирует военное сотрудничество, она может стать "пешкой" и "протекторатом" под "совместным владычеством Китая и Америки". В то время как весь мир перевооружается, отметил Морен, европейские страны режут свои и без того весьма небольшие военные бюджеты. Европе необходимо переосмыслить свою оборонную стратегию и военный потенциал, предупредил он.

Депутат Европарламента Гай Верхофштадт (Guy Verhofstadt) выразился еще более недвусмысленно: "У нас теперь есть дипломатическая служба, что очень важно, но нам нужен и другой инструмент – общеевропейская оборона, общеевропейская армия". Министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг (Karl-Theodor zu Guttenberg) особенно активно высказывался в пользу укрепления и развития военной интеграции. Он даже обрисовал три этапа плана по укреплению европейского сотрудничества в оборонной сфере.

На прошлой неделе аналитический центр Stratfor сообщил о напряженности между Европой и Америкой в вопросе военных расходов. Его специалисты отметили, что "отказавшись от лишнего и устаревшего оружия и военных программ, европейцы смогут сконцентрироваться на укреплении оперативного взаимодействия, на объединении сил и средств, на развитии специализации во избежание дублирования – все эти усилия уже нашли свою поддержку в договорах ЕС". Заметьте, в ранее подписанных договорах ЕС выражается поддержка идее развития военного сотрудничества и оптимизации национальных вооруженных сил с целью их превращения в единый воинский организм!

Таким образом, финансовый кризис способствует процессу, уже одобренному европейскими законодательными органами.

Для усиления впечатления мы должны рассмотреть данную тенденцию в контексте другой важнейшей реалии, которая появляется в настоящее время в Европе. Речь идет о капитальном переосмыслении основополагающей формулы безопасности, которая определяет роль и размеры европейских армий. В основе своей преобразования связаны с изменениями во взаимоотношениях Европы с двумя крупнейшими странами: Соединенными Штатами Америки и Россией.

После Второй мировой войны и особенно во времена холодной войны безопасность Западной Европы была неразрывно связана с Соединенными Штатами. Продуктом такой реальности стал блок НАТО, который существовал на протяжении десятилетий как военный альянс, имеющий жизненно важное значение для обороны Западной Европы. Но условия изменились. Холодная война закончилась, Хотя Россия по-прежнему грозная держава, она сегодня гораздо дружелюбнее - по крайней мере, в глазах Германии и Франции. Для Берлина и Парижа, которым надоело поддерживать набеги НАТО во главе с США на далекие страны, создание партнерства в сфере безопасности с гигантским и близким соседом это мудрый и весьма рациональный шаг.

Европа проявляет все большую готовность и желание протянуть России руку – а это значит, что она все меньше заинтересована во взаимоотношениях с Америкой.

Стремление к налаживанию серьезного сотрудничества с Россией проявилось на этой неделе во французском городе Довиле, где президент Николя Саркози и канцлер Ангела Меркель провели встречу с российским президентом Дмитрием Медведевым. То, что Франция и Германия сели с Кремлем за стол переговоров всего за месяц до того, как лидеры НАТО соберутся на встречу с целью согласования новой Стратегической концепции этого возглавляемого США военного альянса, вызвало недовольство в Европе, о чем сообщает Stratfor. "Это похоже на то, как вы накануне своей серебряной свадьбы уезжаете на выходные на море с любовницей".

Саммит был показательным. Долгие месяцы Россия выражала свое недовольство усилиями США по созданию европейской системы противоракетной обороны в рамках новой Стратегической концепции НАТО. До этой недели Кремль отказывался от приглашения принять участие в саммите НАТО в Лиссабоне, который пройдет 20-21 ноября. Но находясь во вторник в Довиле, Медведев заявил, что поедет на ноябрьскую встречу НАТО, а также дал понять, что возможность для дальнейшего сотрудничества с альянсом по ПРО сохраняется. Мы знаем, что Кремль не капитулировал перед американскими интересами – уж точно, не в этом важнейшем вопросе. Так что же изменилось?

Скорее всего, Россия получила от так называемых американских союзников – Франции и Германии – заверения в том, что ее стратегические интересы не будут поставлены под угрозу, когда лидеры НАТО соберутся в Лиссабоне.

В Довиле Медведев разговаривал с Меркель и Саркози на тему российского предложения от 2009 года о заключении нового договора о европейской безопасности. Безусловно, цель этого договора – оттеснить на обочину США, официально оформить связи между Европой и Россией, и в конечном итоге заменить НАТО. Похоже, Медведеву удалось убедить Меркель и Саркози в достоинствах этого задуманного Россией договора о безопасности. Саймон Тисдолл (Simon Tisdall) написал во вторник в Guardian, что "Франция и Германия всерьез носятся с этой идеей именно сейчас, когда активно идут разговоры о создании зоны сотрудничества с Россией в сфере экономики и безопасности, а также о совместных форумах Россия-ЕС".

Пока трудно точно определить, каковы будут масштабы этих взаимоотношений Европы и России в сфере безопасности. Скорее всего, Европа будет играть за обе стороны. Но в следующем месяце в Лиссабоне все станет ясно, когда НАТО объявит о своей новой Стратегической концепции. Если новая стратегия альянса будет соответствовать интересам США, в том числе, что касается ПРО в Европе, сразу станет понятно, на чьей стороне Франция и Германия. Если в документе будет полно уступок и компромиссов, если на нем обнаружатся отпечатки пальцев Кремля, то будет очевидно, что Европа встала на сторону России.

Если все будет так, как это выглядит сейчас, не удивляйтесь, если Америка узнает в Лиссабоне, что Германия, Франция и Россия тайно разродились планом по трансформации НАТО и превращению ее в чисто европейскую и пророссийскую организацию!

Каковы бы ни были детали, четко вырисовываются две тенденции. Первое, Германия и Франция разочаровались в НАТО, поскольку сегодня эта организация по сути дела является инструментом внешней политики США. Европа хочет перемен. И сегодня у нее есть и политические, и экономические рычаги, чтобы потребовать таких перемен. Может произойти одно из двух. Европа может сократить свой политический, военный и экономический вклад в североатлантический альянс (переключив свое внимание на Россию). В этом случае НАТО прекратит свое существование как многонациональная сила воздействия. Либо же Вашингтон в своей последней отчаянной попытке спасти альянс позволит Германии поступать с НАТО по-своему. В этом случае данная организация станет локомотивом европейских амбиций.

Во-вторых, Германия, Франция, а следовательно и Европа (хотя некоторые страны тянут по этому пути против их воли) совершенно очевидно испытывают желание наладить с Россией определенные отношения в области безопасности. Как показала на этой неделе встреча в Довиле, Берлин и Париж прислушиваются к Кремлю. Америке, чья задача в Лиссабоне будет заключаться в том, чтобы использовать НАТО для сдерживания российской мощи и влияния, будет крайне сложно (мягко говоря) убедить Германию закрутить России гайки. Дело в том, что сегодня у Америки очень мало рычагов влияния на Европу!

Внимательно следите за Европой – предстоящие недели и месяцы пощекочут нам нервы. Можно предвидеть, что Европа во главе с Германией воспользуется продолжающимся финансовым кризисом для создания более сплоченной, более единой, оптимизированной и мощной военной системы. Можно предвидеть, что Европа продолжит поиски путей налаживания партнерства с Россией в сфере безопасности – точно так же, как поступил Гитлер, заключив пакт Молотова-Риббентропа за несколько дней до начала Второй мировой войны. И особенно внимательно следите за лиссабонским саммитом НАТО в ноябре.

Да, и что бы вы ни делали, не наклеивайте на Европу ярлык женоподобного слабака – несмотря на ее кажущееся военное ослабление и политическую некомпетентность!