В продолжение моей экскурсии на юг я отправился из Северной Каролины на военно-морскую верфь Вашингтона, чтобы прочитать лекцию перед аудиторией, состоявшей из 120 студентов Военно-морского колледжа, скромным выпускником которого я сам когда-то стал. У меня совершенно не было времени на то, чтобы осмотреть достопримечательности Вашингтона, однако я нашел в своем расписании несколько минут и прогулялся  по военно-морской верфи, которая в прошлом была литейным заводом, где производились корабельные орудия и тяжелое машинное оборудование. Маленький парк недалеко от Центра истории и наследия военно-морского флота украшают орудие с линкора и несколько фальш-патронов. Такое зрелище способно согреть душу любого моряка, служившего на линкоре. Орудийный ствол длиною в 67 футов и снаряды весом от 1900 до 2700 фунтов заставляют нас чувствовать себя могущественными. В прошлом многие боялись нашего гнева…

Читайте также: Банкноты и караваны

Однако достаточно веселья и развлечений. Мой факультет отвечает за зимний триместр нашего  Курса военной стратегии. Отныне и до окончания курса в июне следующего года я планирую писать раз в неделю по одной статье, посвященной историческим событиям, которые мы изучаем, чтобы помочь вам разобраться в том, что из себя представляет программа этого курса. Темой лекции на прошлой неделе стала Русско-японская война 1904-1905 годов. Каждый раз, когда я готовлюсь к лекции по этой теме, я удивляюсь, насколько тесно финансы переплетаются с военными операциями. В самом начале этой войны, к примеру, Harper Weekly опубликовало карикатуру, передававшую ту опасность, которая угрожала Токио. Поскольку Япония казалась более слабой участницей конфликта, японские лидеры, в отличие от их русских противников, столкнулись с гораздо большим количеством трудностей в получении денежных займов в таких финансовых центрах как Нью-Йорк и Лондон. В результате они были вынуждены вести войну в крайне неблагоприятных условиях.


Как однажды заметил генерал Паттон, люди любят победителей и презирают побежденных. Это особенно точно характеризует банкиров, страстно желающих получить прибыль от своих инвестиций. Кредиторы предоставляли Японии средства под 6%, тогда как Россия получала деньги под более низкую процентную ставку в размере 5%. Это только усугубляло экономические проблемы Токио, учитывая очевидные различия в размере экономик двух враждующих сторон. С экономикой, которая составляла примерно одну десятую часть экономики России, Япония вряд ли могла позволить себе более высокую процентную ставку. Японской армии необходимо было одерживать победы одну за другой – это могло помочь им произвести впечатление более надежного заемщика в глазах капризных банкиров – чтобы кредиторы продолжали снабжать их деньгами. Они смогли это сделать и таким образом подорвали доверие к России.  Однако их положение было крайне рискованным.

Также по теме: Афганистан - 10 лет войны впустую?

В море каждая из воюющих сторон могла увеличить расходы своего врага, угрожая торговым судам, перевозящим жизненно необходимые товары. Только задумайтесь, какое влияние в последние годы оказывает пиратство на страховые ставки в Аденском заливе. Военно-морские историки сэр Джулиан Корбетт (Julian Corbett) и Альфред Тайер Мэхэн (Alfred Thayer Mahan) упрекали командующих эскадры крейсеров русского военно-морского флота во Владивостоке за их пренебрежительное отношение к налетам на торговые суда. Просто угрожая торговым кораблям, русские моряки могли стать причиной того, что грузоотправителям пришлось бы платить невероятно высокие страховые ставки. В каком-то смысле Санкт-Петербург мог превратить лондонский Ллойд в инструмент финансовой войны против Токио, опустошив казну японского правительства. Решительные действия в открытом море могли бы привести к жутким затратам и отвлечь внимание японцев от наземных кампаний, разворачивающихся в Корее, Порт-Артуре и Манчжурии.

На свой страх и риск государственные деятели и солдаты проигнорировали финансовую сторону этой ситуации.