Черта, которая отделяет вымысел от действительности, столь же тонкая, как и след, оставленный в воздухе пулей, вылетевшей из ствола винтовки. И ко всему прочему он быстро исчезает. Смесь правды и вымысла огненными строками вписана в страницы истории. Именно это произошло с уроженкой Украины Людмилой Павличенко, самой знаменитой женщины-снайпера Красной Армии.


Согласно официальной советской историографии, она уничтожила 309 солдат и офицеров противника. Но ее боевые подвиги находятся где-то посредине между действительностью и вымыслами, сфабрикованными страной, отчаянно нуждавшейся в мотивации для своих солдат в годы Второй мировой войны.


Василий Зайцев, Таня Чернова… Список снайперов, чьи подвиги были преувеличены в СССР, не так уж и мал. Например, оппоненты Зайцева считают, что он придумал свою известную дуэль с известным немецким снайпером, чтобы приукрасить способности советских бойцов.


Черновой приписывают уничтожение 80 солдат противник за три месяца, что вызывает сомнение у некоторых аналитиков.


Поэтому неудивительно, что современные историки, в частности, Люба Виноградова, обратили свой взгляд на Павличенко, биография которой изобилует неточностями и непоследовательностью. По крайней мере, именно так утверждает сама автор в своем новом произведении «Ангелы мщения», представляющем собой обширный и добросовестный анализ роли советских женщин-снайперов во Второй мировой войне.


Как ковалась легенда


В книге «Героини Советского Союза» ее автор Генри Сакайда (Henry Sakaida) пишет, что Павличенко (урожденная Белова) появилась на свет 12 июля 1916 года в городе Белая Церковь Киевской губернии.


«Обладавшая настойчивым и независимым характером, способная ученица окончила девятый класс средней школы своего города», — пишет историк. В возрасте приблизительно 15 лет ее жизнь в корне изменилась, она родила сына Ростислава, который, по словам Виноградовой, разрушил ее брак со студентом Алексеем Павличенко.


«После этого ее семья переехала из скромного городка Белая Церковь в Киев», — пишет Виноградова в своей новой книге.


Затем, как указывается в большинстве источников, она совмещала учебу с работой шлифовальщицей благодаря тому, что один из родственников взял на себя заботу о ее малыше.


Но где же она научилась стрелять? Как приобрела такую меткость, благодаря которой через несколько лет стала одной из самых знаменитых женщин-снайперов в истории СССР? Как пишет в своих мемуарах сама Павличенко, навыки высокоточной стрельбы он приобрела в оборонно-спортивном обществе ОСОАВИАХИМ.


Добровольцем на фронт


В 1941 году, когда Гитлер напал на СССР, Павличенко было 24 года, она училась на историческом факультете Киевского государственного университета. В те времена женщин в армию еще не брали. И все же Людмила отправилась в военкомат и попросила отправить ее на фронт. Военные были несколько удивлены и предложили ей ряд должностей, которые, по их мнению, более подходили для женщин.
«Но у нее были свои соображения. Она прошла курс начальной военной подготовки на снайперских курсах в Киеве и получила значок «Ворошиловский стрелок» на районных соревнованиях», — пишет популяризатор истории Чарльз Стронж (Charles Stronge) в книге «Снайперы в бою: история, оружие, приемы» («Sniper in Action: History, Equipment, Techniques»).


Павличенко настолько рвалась в бой, что военком устроил её проверку на меткость стрельбы, которую будущая героиня прошла блестяще. Но этот случай все же навсегда остался в ее памяти. Вот что она написала в связи с этим в своих мемуарах: «Я попала в армию, когда женщин туда еще не принимали. Мне предлагали стать медсестрой, но я отказалась».


И с этого момента реальные события начинают перемежаться с вымыслом. Это подтверждается тем, что большинство авторов перескакивают через целый отрезок времени и начинают рассказ о нашей героине с ее участия в обороне Одессы, осажденной румынскими войсками.


«Ее стрелковые способности были быстро оценены, и она стала снайпером», — пишет Чарльз Стронж. Сакайда в своем труде уточняет, что Павличенко начала сражаться в составе 25-й стрелковой дивизии имени В. И. Чапаева под Одессой в августе 1941 года, подчеркивая при этом ее высокое мастерство.


Первые бои


Павличенко уничтожила первых двух военнослужащих противника в окрестностях города Беляевка, расположенного приблизительно в 50 километрах то Одессы, когда ее часть получила приказ удержать высоту. Начиная с этого момента, как пишет Сакайда, количество уничтоженных ею вражеских солдат быстро возросло до 187! И это, как утверждают ее биографы, всего за десять недель, причем после двух сотрясений мозга и легкого ранения.


По мнению Стронжа, вначале Павличенко использовала винтовку Мосина-Нагана с оптическим прицелом, имевшим 4-кратное увеличение. Однако, вскоре она остановила свой выбор на полуавтоматической винтовке Токарева СВТ-40. В начале войны их были произведены тысячи штук, но эти винтовки трудно было правильно хранить в полевых условиях. Сакайда ничего не пишет о первом оружии Павличенко, зато уточняет, что она предпочитала СВТ-40, поскольку там не нужно было взводить курок после каждого выстрела.


Автор прав, поскольку на большей части дошедших до нас фотографий Павличенко ее можно увидеть именно с СВТ-40 в руках.


Севастополь


После того, как советские войска оставили Одессу, воинская часть, к которой была приписана Павличенко, была переброшена в Севастополь и провела там восемь месяцев. Сражаясь в тяжелейших условиях, она продемонстрировала высочайшее боевое мастерство, невзирая на холод и нехватку питания. Иногда дело доходило до того, что приходилось употреблять в пищу насекомых.


Именно в период обороны Севастополя Павличенко стала одним из лучших снайперов Красной Армии. Согласно ее биографии, именно во время обороны этого города она провела десятки дуэлей с немецкими снайперами, присланными специально для того, чтобы ликвидировать Павличенко.


«Во время одной из дуэлей ей пришлось пролежать 24 часа без движения, выслеживая опытного врага. Когда на рассвете второго дня Павличенко, наконец, удалось поймать его в мушку прицела и ликвидировать, она забрала не только его винтовку, но и список жертв, из которого следовало, что он стал служить снайпером в Дюнкерке и к тому моменту уже уничтожил 500 солдат и офицеров», — пишет Виноградова.


Но это была не единственная дуэль с немецкими снайперами. Самой известной стала та, о которой поведал один советский журнал. Согласно этой истории, благодаря которой Павличенко обрела славу, однажды она заметила опытного немецкого наблюдателя, спрятавшегося в кустах. Она тут же стала следить за ним, чтобы уничтожить. Но это оказалось делом непростым, поскольку немец применил против нее все свои приемы. Прежде всего, он нацепил свою каску на палку и приподнял ее, чтобы Павличенко открыла огонь и тем самым выдала свое местоположение. Но она не поддалась на эту уловку.


Тогда, опять же по версии советского журнала, немец выпустил кота и собаку, чтобы отвлечь внимание советского снайпера. «Это не совсем обычный прием, и любой неопытный снайпер мог бы на него поддаться, дав возможность вражескому наблюдателю выполнить свою задачу», — говорилось далее в статье.


Последняя хитрость немца стоила ему жизни. Отчаявшись установить местоположение противника, он сделал чучело солдата, одетого в немецкую форму и приподнял его над кустами. Это была его роковая ошибка. «Таким образом, он обнаружил себя и дал понять, что скоро проявится», — пишет Виноградова. Заметив блеск линз бинокля, Павличенко нажала на курок.


В результате всех этих историй Павличенко приобрела известность среди немецкого командования. Как рассказывают, с той поры на поле боя можно было зачастую услышать обращения к ней от немцев с предложением перейти на их сторону в обмен на всякого рода вознаграждения. Сама Павличенко рассказывала, что после присвоения ей воинского звания «лейтенант» сам генерал Иван Петров приказал ей подобрать и обучить группу снайперов.


Вокруг ее имени ходило множество легенд. Не зря сама Павличенко часто говорила, что вызывала самый настоящий ужас у немцев. И это объяснимо, потому что к июню 1942 году она уже уничтожила 309 военнослужащих противника, в том числе около сотни офицеров и от 33 до 36 снайперов (в зависимости от источника).


Конец и начало


И все же от судьбы не уйдешь. В июне 1942 года в результате взрыва снаряда она получила столь серьезные ранения лица, что ее эвакуировали на подводной лодке. Случай сам по себе беспрецедентный. К тому времени, по ее словам, немцы уже пригрозили уничтожить и расчленить ее тело на 309 кусков в качестве мести за своих погибших товарищей.


Но они никогда не смогли бы осуществить свои планы, поскольку после трудного выздоровления советское руководство решило, что Павличенко слишком ценный символ и запретили ей возвращаться на поле боя. 16 июля 1942 ей было присвоено звание Героя Советского Союза.


Павличенко в составе делегаций посетила страны антигитлеровской коалиции, где рассказала о подвигах советских снайперов. Самый известный визит состоялся в августе 1942 года в США. Вместе с Павличенко в поездку тогда отправился еще один снайпер Владимир Пчелинцев. «Почему выбрали двух снайперов, а не двух летчиков или двух командиров танка? Потому что снайперы — это предмет гордости. Немцы их боялись, а советская пресса уделяла им значительное внимание», — пишет Виноградова.


В США Павличенко участвовала в беседах и отвечала на весьма неудобные вопросы, которые задавали бесцеремонные журналисты. Некоторые из них звучали весьма вызывающе для того времени: «Какое нижнее белье предпочитает госпожа Павличенко и какого цвета?», «Красят ли губы девушки, находящиеся на фронте?». Как рассказывал впоследствии ездивший вместе с ней Пчелинцев, 26-летняя девушка не растерялась и произвела хорошее впечатление на репортеров.


Затем ее принимали в Белом доме президент Франклин Рузвельт с супругой. Вот что писали в те дни газеты: « 26-летняя лейтенант Людмила Павличенко, обворожительная воительница, одна из лучших женщин-снайперов Советской Армии, вчера совершила две вещи, которые вряд ли могла себе представить: прибыла в Вашингтон, став первой советской военнослужащей, посетившей столицу США и приглашенной в Белый дом президентом Рузвельтом и первой леди страны».


Во время своего пребывания в США она познакомилась и с Чарли Чаплиным, который сказал о ней следующее: «Невероятно, что эти ручки убивали нацистов сотнями, не давая при этом осечки».


В СССР Павличенко окончила Киевский университет. Однако после Второй мировой войны она не работала ни историком, ни инструктором по стрельбе. «Работала в штабе ВМФ и в Комитете ветеранов войны, не оставив там после себя сколько-нибудь заметного следа», — пишет Виноградова. Скончалась 10 октября 1974 года.

 

 

10 неправдоподобных заявлений Павличенко

 

1. 300-я ликвидация


В своих мемуарах Павличенко утверждает, что 300-я ликвидация была произведена 12 июля 1942 года (в день ее рождения). Если быть более точными, она пишет, что это был подарок, который она сделала сама себе в Севастополе. Но, согласно заявлениям советских властей, город был сдан 3 июля. Следовательно, 12 июля она не могла поразить там свою цель. Мало того, согласно наиболее распространенной версии, военно-медицинская служба эвакуировала ее из города в… июне 1942 года!


2. Количество уничтоженных солдат противника


Павличенко неоднократно утверждала, что немцы пообещали расчленить ее на 309 кусков и таким образом отомстить за убитых товарищей. Это представляется маловероятным, поскольку, как считает Виноградова, вряд ли она ликвидировала столько солдат противника, а немцы не могли об этом узнать за несколько дней.


3. Собаки и кошки против снайперов


В первом сообщении прессы о Павличенко говорится, что немецкий снайпер использовал животных, чтобы попытаться отвлечь ее внимание. Звучит весьма странно для той поры. «Все указывает на то, что это единственный известный случай использования собак и кошек с целью отвлечь внимание снайпера», — подчеркивает Виноградова.


4. Начальник снайперов


Павличенко заявила, что генерал Иван Петров приказал ей возглавить отделение снайперов, которых она же сама и должна была обучить в период с 1941 по 1942 год. Виноградова считает это невозможным: «В Красной Армии тогда еще не было таких частей. Кроме того, Павличенко окончила службу на фронте в звании младшего лейтенанта, при котором в лучшем случае могла командовать лишь взводом», — отмечает Виноградова.


5. Группы немецких снайперов, которые должны были уничтожить ее отделение


Павличенко рассказывала, что однажды немцы направили группу опытных снайперов с тем, чтобы уничтожить ее отделение. Виноградова считает это невозможным, поскольку в те годы, когда Павличенко была на фронте, немецкие снайперы работали поодиночке и были весьма немногочисленны.


6. Награды


Награды могли бы поведать истинную историю Павличенко. По словам Виноградовой, очень странно, что она не получила никакой награды за участие в обороне Одессы, хотя уничтожила там 187 вражеских солдат.


«Снайперов награждали медалями за каждые десять уничтоженных или раненных солдат противника и Орденом Красной Звезды за каждые двадцать. Если за 75 уничтоженных военнослужащих противника присваивали звание Героя Советского Союза, тогда почему же ей ничего не дали?», — задает вопрос Виноградова.


Павличенко была награждена двумя высшими наградами — Орденом Ленина и медалью Золотая звезда с присвоением звания Героя Советского Союза — но это произошло после ее ранения и эвакуации в 1942 году.


7. Ранение в лицо


Павличенко утверждала, что после ранения в лицо ее эвакуировали на подводной лодке. Но на сделанных впоследствии фотографиях не видно никаких шрамов на лице.


8. Женщина, которая отказалась стрелять


Как пишет Виноградова, существуют документы, подтверждающие, что Павличенко отказалась продемонстрировать свое мастерство во время своей поездки по США, хотя журналисты часто просили ее об этом. Меткость советских снайперов показал Пчелинцев, находившийся вместе с ней в составе делегации. Сама же Павличенко сделала несколько выстрелов лишь однажды, и результат оказался «никудышным», как об этом написал Пчелинцев.


9. Досмотр ликвидированных


В своей биографии Павличенко пишет, что ее дуэли с другими снайперами всегда заканчивались одинаково: уничтожив противника, она обыскивала его и забирала документы и винтовку.


Виноградова считает это противоречащим самой тактике действий снайперов, которые приближались к трупу, лишь убедившись (иногда по прошествии нескольких часов), что рядом не было солдат противника, которые могли бы обнаружить их местоположение. «В своих донесениях другие снайперы никогда не упоминают таких деталей», — подчеркивает Виноградова.


10. Странное завершение карьеры


Следует также особо отметить, что после Второй мировой войны Павличенко не занялась подготовкой снайперов, а просто ушла из армии.