В ходе переговоров по сирийскому конфликту, которые завершились в Мюнхене, Западу и России так и не удалось урегулировать разногласия. Россия, чьи самолеты проводят смертоносные авиаудары в Сирии, по всей видимости, имеет все преимущества в этом процессе.

Мишель Мартин (Michel Martin), ведущая: Сегодня мы начинаем нашу программу в Мюнхене, где госсекретарь США Джон Керри проводит работу с Россией и другими странами, чтобы начать мирные переговоры по Сирии и обеспечить поставки гуманитарной помощи людям, которые отчаянно в ней нуждаются. Все это стало напоминанием о том, что, хотя Россия, возможно, оказалась в изоляции в связи с ее действиями на Украине, сейчас она вернулась в центр международной дипломатии – по крайней мере в вопросах, касающихся Сирии. Репортаж из Мюнхена ведет Мишель Келемен.

Мишель Келемен: Во время пресс-конференции министров иностранных дел нескольких стран спросили, считают ли они, что боевые действия в Сирии можно будет прекратить на достаточно длительный период времени, чтобы начать процесс мирного урегулирования конфликта. Министр иностранных дел России ответил, что вероятность такого перемирия равна 49%. Министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд (Philip Hammond) так ответил на этот вопрос.

Филип Хэммонд: Честно говоря, все зависит от желаний России. Все зависит от того, чего хочет Россия.

Келемен: На Мюнхенской конференции по вопросам безопасности Россия подверглась резкой критике за свою бомбовую кампанию в Алеппо, которая заставила десятки тысяч сирийцев спасться бегством и укрепила режим Башара аль-Асада. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отвергает эту критику.

Сергей Лавров: Не нужно демонизировать Асада. Не нужно демонизировать никого, кроме террористов в Сирии. А гуманитарные вопросы необходимо решать посредством сотрудничества.

Келемен: По его словам, соглашение, которого стороны хотят достичь в Мюнхене, должно в первую очередь касаться партнерства. Он отмечает, что до сих пор США не хотели сотрудничать с Россией в борьбе против террористов в Сирии. Американские чиновники заявляют, что это станет возможным, только когда помощь начнет поступать в осажденные города и когда Россия перестанет бомбить позиции умеренной оппозиции — то есть тех повстанцев, которых госсекретарь Джон Керри хочет включить в процесс переговоров, касающихся будущего Сирии.

Джон Керри: Потому что, очевидно, если бомбить людей, которые стремятся принять участие в политическом процессе, мы не сможем добиться сколько-нибудь значимого диалога».

Келемен: Россия преследует противоречивые цели в Сирии. И дело не только в желании укрепить позиции ее союзника, Башара аль-Асада, как утверждает одна из аналитиков, присутствующих на конференции, Анджела Стент (Angela Stent). Она написала книгу об отношениях России и США под названием «Границы партнерства» (The Limits Of Partnership).

Анджела Стент: Если бы Россия стала партнером США и их союзников в их совместной работе в Сирии, с моей точки зрения, она достигла бы одной из своих целей: ее признали бы частью международной коалиции, что означало бы окончание ее изоляции, начавшейся в результате украинского кризиса.

Келемен: На этой неделе Россия действительно не выглядела изолированной, поскольку она взяла на себя ведущую роль в переговорах по Сирии. По словам Стент, главная проблема заключается в том, чтобы убедить Россию выполнить условия соглашения, сделав паузу в боевых действиях и открыв доступ для гуманитарной помощи.

Стент: Нам нужно подумать о том, что случится, если этого не произойдет. Очевидно, разработка плана Б и поиски способов положить конец ужасной гуманитарной катастрофе и гражданской войне в Сирии станут большой проблемой, если у нас не будет поддержки России. Поэтому сейчас мы находимся в очень сложной ситуации.

Келемен: Другой эксперт, приехавший на конференцию, президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас (Richard Haass), утверждает, что Россия руководит дипломатическим процессом посредством своих военных шагов. Поэтому планом Б для США могут стать более активные действия на территории Сирии и создание безопасных зон для мирных граждан.

Ричард Хаас: Влияние США не станет производной — и в моих словах не стоит искать неуважения — не станет производной действий Джона Керри, но успех Керри или его отсутствие станут отражением того, что делают США.

Келемен:
Он также подверг критике США за то, что они не выполнили своих обещаний, касавшихся Сирии. Мишель Келемен, NPR News, Мюнхен.