Форталеза, Бразилия — В душном и теплом утреннем воздухе раздавались громкие крики детей, а по захламленным улицам города шла женщина, толкая перед собой блестящую белую тележку. Она везла в самые бедные кварталы Форталезы продовольственные товары, среди которых были пудинги, печенье и прочие фасованные пищевые продукты.

 

Селене да Силве — 29 лет. Она — одна из многих тысяч разносчиков товаров, работающих в компании Nestle и помогающих этому самому крупному в мире продавцу фасованной еды осуществлять экспансию в отдаленных уголках Бразилии.

 

Селена раздавала разнообразные упаковки с пудингом Chandelle, батончиками KitKat и детскими кашами Mucilon. У ее покупателей была одна поразительная особенность: у многих был избыточный вес, причем даже у маленьких детей.

 

Она показала рукой в сторону одного дома, расположенного вдоль ее маршрута, и покачала головой, вспомнив о том, что его хозяин, страдавший от ожирения, умер на прошлой неделе. «Он съел кусок торта и скончался во сне», — сказала Селена.

 

Да Силва сама весит более 90 килограммов, и недавно она обнаружила, что у нее высокое кровяное давление. По ее словам, это наверняка связано с тем, что она испытывает слабость к жареным цыплятам и кока-коле, которую женщина всегда пьет во время еды, причем даже на завтрак.

 

Армия прямых продаж компании Nestle — составная часть масштабных преобразований в системе питания. Такие люди доставляют переработанные пищевые продукты и напитки с большим содержанием сахара западного образца в самые удаленные уголки Латинской Америки, Африки и Азии. Поскольку рост продаж транснациональных продовольственных корпораций в самых богатых странах замедляется, компании типа Nestle, PepsiCo и General Мills активно расширяют свое присутствие в развивающихся государствах, задействуя при этом мощный потенциал своей рекламы, которая вносит существенные изменения в традиционный пищевой рацион в самых разных странах от Бразилии и Ганы до Индии.

 

The New York Times, проведшая анализ корпоративной документации, эпидемиологических исследований и правительственных отчетов, а также интервью с многочисленными диетологами и экспертами здравоохранения из самых разных стран, пришла к выводу, что в производстве, продаже и рекламе пищевых продуктов произошли огромные изменения. Многие специалисты из сферы здравоохранения считают, что эти перемены ведут к возникновению новой эпидемии диабета и сердечно-сосудистых заболеваний, а также хронических болезней, чему способствует быстрый рост числа людей с избыточным весом в таких местах, где люди еще несколько десятков лет назад страдали от голода и неполноценного питания.

 

Олицетворением новой действительности является один мрачный факт: сегодня в мире людей с избыточным весом больше, чем тех, у кого недостаточный вес. В то же время, по словам ученых, ставшая вполне доступной высококалорийная, но содержащая мало питательных веществ еда вызывает пищевую недостаточность нового типа. Это когда все большее количество людей имеет излишний вес, но не получает достаточного количества питательных веществ.

© AP Photo, Mark Lennihan
Реклама Pepsi в Нью-Йорке.

«Сейчас преобладает мнение о том, что мы живем в лучшем из всех возможных миров. У нас есть дешевая еда, которая доступна всем и каждому. Если не задумываться об этом, то такое мнение кажется вполне здравым», — говорит Энтони Уилсон (Anthony Wilson), изучающий политико-экономические аспекты питания в Гуэлфском университете в Онтарио. Но если взглянуть на эту проблему пристальнее, то получается совсем другая история, добавляет он. «Пусть это звучит немного страшно, но это правда: наша еда нас убивает».

 

Даже критики переработанных продуктов питания признают, что росту ожирения способствует множество факторов, в том числе, наследственность, урбанизация, рост доходов и сидячий образ жизни. Руководители компании Nestle говорят, что их продукты помогают утолять голод, дают крайне важные питательные вещества, и что их специалисты стараются снижать содержание соли, жиров и сахара в тысячах образцов производимой продукции, чтобы сделать ее более здоровой. Однако Шон Уэсткот (Sean Westcott), возглавляющий в компании Nestle исследования и разработки в сфере продуктов питания, признает печальную действительность: ожирение стало совершенно неожиданным результатом того, что недорогие продукты, подвергшиеся технологической переработке, стали намного доступнее во всем мире.

 

«Мы не ожидали, что будут такие последствия», — говорит он.

 

По его словам, проблема заключается еще и в том, что у людей есть естественная склонность переедать, когда они получают возможность лучше питаться. Уэсткот отмечает, что Nestle старается информировать потребителей о том, какой должна быть съедаемая порция, а также производит и продает такие продукты питания, в которых сбалансированы «удовольствие и питательная польза».

 

Согласно результатам исследования, опубликованным недавно в журнале The New England Journal of Medicine, сегодня в мире более 700 миллионов людей с избыточным весом, причем 108 миллионов из них — дети. С 1980 года количество страдающих ожирением людей удвоилось в 73 странах мира. Результатом этого стали четыре миллиона преждевременных смертей.

 

(Самые высокие показатели ожирения в Соединенных Штатах Америки, в южной части Тихого океана и в Персидском заливе. Так, более 25% американцев имеют избыточный вес. Но за последние 35 лет ожирение (а это такое состояние, когда индекс массы тела превышает 30) росло самыми быстрыми темпами в странах Латинской Америки, Африки и Азии.)

 

Дело здесь не только в образе питания, но и в экономике. Транснациональные компании проникают все дальше в страны развивающегося мира и параллельно с этим они вносят изменения в местное сельское хозяйство, подталкивая крестьян к отказу от выращивания традиционных культур, необходимых для пропитания. В новых условиях крестьяне начинают производить коммерчески выгодную продукцию, такую как сахарный тростник, кукуруза и соевые бобы, которые являются основой многих продуктов промышленного производства. Такая экономическая экосистема затягивает в свои ряды семейные магазины, сетевые предприятия розничной торговли, производителей продуктов питания и компании по их реализации. Не остаются в стороне и мелкие продавцы, такие как да Силва.

 

В самых разных и очень далеких друг от друга странах, таких как Китай, Южная Африка и Колумбия, экспансия крупных продовольственных компаний также приводит к росту их политического влияния. Обретя такое влияние, они начинают тормозить усилия руководителей сферы здравоохранения, которые пытаются вводить налоги на газированные напитки и добиваются принятия законов, направленных на ограничение вредного воздействия переработанных продуктов на здоровье человека.

 

Очень многие специалисты по проблемам питания считают, что эпидемия ожирения неразрывно связана с продажей фасованных продуктов. Объемы продаж таких продуктов с 2011 по 2016 год выросли в мире на 25%, в то время как в США рост составил 10%. Такие данные приводит фирма маркетинговых исследований Euromonitor. Еще хуже ситуация с газированными безалкогольными напитками. В Латинской Америке объемы их продаж с 2000 года выросли в два раза. В 2013 году Латинская Америка перегнала по этому показателю Северную Америку, о чем сообщает Всемирная организация здравоохранения.

 

Такие же тенденции наблюдаются сфере фастфуда, продажи которого в мире с 2011 по 2016 год выросли на 30%, в то время как в США этот рост составил 21% (тоже данные Euromonitor). Возьмем для примера компанию Domino's Pizza, которая в своем ежегодном отчете отметила, что в 2016 году открыла 1 281 точку продаж — по одному заведению каждые семь часов. При этом абсолютное большинство таких заведений открылось за рубежом.

 

«Сегодня, когда в развитых экономиках рост несколько замедлился, я полагаю, что страны с формирующимся рынком, демонстрирующие хорошие показатели роста, окажутся в выигрышном положении», — заявил недавно инвесторам генеральный директор компании Nestle Марк Шнайдер. Сегодня эта компания 42% своих продаж осуществляет на рынках развивающихся стран.

 

Некоторые компании при этом специально сосредотачивают свое внимание на молодежи, о чем в 2014 году рассказал инвесторам президент Coca Cola International Ахмед Бозер (Ahmet Bozer). «Половина населения мира за последние 30 дней не пила кока-колу, — сказал он. — А еще в мире 600 миллионов подростков, которые на прошлой неделе тоже не пили кока-колу. Так что возможности здесь у нас колоссальные».

 

Сторонники подвергнутых в технологической обработке продуктов питания говорят, что такая еда помогает накормить увеличивающееся урбанизированное население, у которого очень часто растут доходы, и которое требует для себя все новых удобств.

 

«Мы уже не избавимся от всех этих фабрик и заводов, и не вернемся к выращиванию зерна. Это невозможно, — говорит заслуженный профессор Университетского колледжа в Дублине и консультант компании Nestle Майк Гибни (Mike Gibney). — Если предложить сотне бразильских семей отказаться от полуфабрикатов и переработанных продуктов, то нам придется задать себе вопрос: а что же они будут есть в таком случае? Кто их будет кормить? И сколько это будет стоить?»

 

Во многом Бразилия это наглядный пример того, как рост доходов и государственная политика привели к увеличению продолжительности жизни, к улучшению ее качества и к устранению голода. Но сегодня эта страна сталкивается с новой и очень серьезной проблемой в области питания: за последнее десятилетие количество тучных людей в стране выросло почти в два раза и составляет 20%, а доля людей с избыточным весом увеличилась почти в три раза до 58%. Каждый год тремстам тысячам человек ставят диагноз диабет второго типа. Это заболевание напрямую связано с ожирением.

 

Бразилия также является примером политической смекалки пищевой промышленности. В 2010 году альянс бразильских компаний по производству продуктов питания и напитков торпедировал пакет мер, направленных на ограничение рекламы фастфуда, нацеленной на детей. Новые проблемы в этой сфере создал президент страны Мишел Темер. Этот близкий к деловым кругам центрист и его консервативные союзники в конгрессе сегодня пытаются выхолостить серию норм и законов, направленных на пропаганду здорового питания.

 

«Мы получили войну между двумя пищевыми системами. С одной стороны, это живущие среди нас фермеры, которые выращивают и производят традиционные продукты питания, являющиеся настоящей едой. А с другой стороны, это производители полуфабрикатов и подвергшихся глубокой технологической обработке продуктов, которые призывают нас к чрезмерному потреблению, а в некоторых случаях продают нам продукты, вызывающие привыкание», — говорит профессор питания и здравоохранения Карлуш Монтейро (Carlos A. Monteiro) работающий в Университете Сан-Паулу. «Это война, — продолжает он. — Но у одной системы гораздо больше сил и власти, чем у другой».

 

Доставка на дом

 

Да Силва приходит к покупателям в трущобы Форталезы. Многие из них не могут добраться до супермаркетов из-за их удаленности. Она рекламирует продаваемые продукты, рассказывая о их питательной ценности и расхваливая указанную на упаковках информацию о дополнительных витаминах и микроэлементах. «Все здесь знают, что продукты Nestle полезны, — говорит она, указывая пальцем на банку с кашей для детей Mucilon, на которой написано, что этот продукт богат кальцием, витамином B3, а также Nescau 2.0. Так называют шоколадную пудру с высоким содержанием сахара.

 

Продавать продукты Nestle женщина начала два года назад, когда ее семья из пяти человек столкнулась с большими жизненными трудностями. Муж да Силвы до сих пор не работает, но жизнь у них сегодня постепенно налаживается. Продавая продукты Nestle, она зарабатывает 185 долларов в месяц, и на эти деньги женщина сумела купить новый холодильник, телевизор и газовую плиту. Все это сегодня стоит в их доме на три комнаты, который находится на краю зловонного болота, периодически заливаемого приливами.

 

Корпоративная программа доставки продуктов на дом стала воплощением концепции, которую компания изложила в своем ежегодном отчете для акционеров в 1976 году. Там отмечается, что «интеграция со страной, где ведет свою работу Nestle, является основной целью компании». Реализация этой программы в Бразилии была начата 10 лет назад. Как сообщается на веб-сайте Nestle, сегодня в ее рамках ежемесячно обслуживаются 700 000 покупателей с низкими доходами. Несмотря на продолжающийся в стране экономический кризис, эта программа ежегодно демонстрирует показатели роста в 10%, о чем говорит супервайзер Nestle Фелипе Барбоса (Felipe Barbosa).

Жители на улице Рио-де-Жанейро

По его словам, снижение доходов бедных слоев населения и рабочего класса в Бразилии дало толчок прямым продажам. Дело в том, что в отличие от сетей розничной торговли, Nestle дает своим покупателям целый месяц на оплату покупок. Большое значение имеет и то, что продавщицы товаров (а к этой программе компания привлекает только женщин) знают, когда их покупатели получают ежемесячные государственные субсидии, которые выплачиваются семьям с низкими доходами.

 

«Суть программы в том, чтобы добраться до бедных слоев населения, — говорит Барбоса. Программа дает результат благодаря личной связи между продавцом и покупателем».

 

Nestle все чаще старается позиционировать себя в качестве лидера, помогающего обществу и борющегося за его здоровье. 20 лет тому назад она провозгласила себя компанией здорового питания и здорового образа жизни. Согласно заявлениям ее представителей, за прошедшее время компания изменила состав почти 9 000 продуктов, снизив в них содержание соли, сахара и жиров. Теперь она доставляет миллиардам покупателей еду, богатую витаминами и минералами. Nestle подчеркивает, что она обеспечивает безопасность продуктов и сокращает пищевые отбросы, а также сотрудничает с 400 000 фермеров из самых разных стран мира, помогая им налаживать устойчивое земледелие.

 

Во время интервью, проведенного в пригороде Кливленда в новой штаб-квартире Nestlé стоимостью 50 миллионов долларов, руководитель исследований и разработок Уэсткот сказал, что программа доставки продуктов на дом является отражением еще одного лозунга компании, который призывает к созданию общих ценностей.

 

«Мы создаем общие ценности, формируя класс микропредпринимателей — людей, которые могут начать свой собственный бизнес, — говорит он. — Компания Nestle способна повысить благосостояние целых районов, подавая позитивные и правильные сигналы о питании».

 

У Nestle огромный ассортимент продукции, и он отличается от ассортимента компаний сухих закусок, которые не уделяют особого внимания здоровой пище. Среди продуктов Nestle есть каша из цельного зерна Nesfit, йогурты с низким содержанием жиров, такие как Molico, где также мало сахара (шесть граммов). Есть у нее и большое разнообразие каш для детей грудного возраста с повышенным содержанием витаминов, железа и пробиотиков. Эти каши можно разводить как молоком, так и водой.

 

Диетолог и консультант Nestle доктор Гибни говорит: «Компании можно поставить в заслугу то, что она меняет состав продуктов, делая их более здоровыми и полезными».

 

Однако здесь есть одна загвоздка. Nestle заявляет, что ее разносчики могут продавать 800 видов продуктов, однако да Силва говорит, что ее покупателей интересуют не более двух десятков продуктов, причем практически все они с высоким содержанием сахара. Это батончики Kit-Kat, стограммовая упаковка йогурта Greek Red Berry, в который содержится в 17 граммов сахара, а также пудинг с арахисом Chandelle Pacoca. Он весит столько же сколько, и йогурт, но сахара в нем 20 граммов. Это предел дневного потребления, рекомендованный Всемирной организацией здравоохранения.

 

До недавнего времени компания Nestlé арендовала речную баржу, которая доставляла тысячи упаковок порошкового молока, йогурта, шоколадного пудинга, печенья и конфет в удаленные районы в бассейне Амазонки. В июле баржу списали, и теперь ее место заняли частные владельцы лодок и катеров, которые удовлетворяют спрос местного населения.

 

«С одной стороны, Nestle является мировым лидером по производству детских питательных смесей и молочной продукции, — говорит профессор диетологии Университета Северной Каролины Барри Попкин (Barry Popkin). — А с другой, она проникает в бразильские джунгли и продает там свои конфеты».

 

Доктор Попкин считает, что продажа с доставкой на дом является признаком новой, весьма коварной эпохи, когда компании стараются охватить каждый дом, каждую семью в попытке расширить долю рынка и стать незаменимыми для людей в развивающемся мире. «Они захватывают все в стране, не оставляя ни единого сантиметра», — говорит он.

 

Сторонники здорового питания подвергали эту компанию критике и раньше. В 1970-х годах Соединенные Штаты подвергли ее бойкоту за агрессивную рекламу и продажу детских смесей в развивающихся странах, так как своими действиями она препятствовала полезному грудному вскармливанию. В 1978 году президент компании Nestle Brazil Освальдо Балларин (Oswaldo Ballarin) был вызван в сенат США, где ему пришлось давать показания по вопросу детских смесей. Там он заявил, что звучащая в адрес компании критика это дело рук церкви, которая хочет подорвать «систему свободного предпринимательства».

 

На улицах Форталезы, где компанией Nestle восхищаются из-за ее швейцарского происхождения и предположительно высокого качества продукции, отрицательные отзывы о ней можно услышать крайне редко.

 

Дом другой продавщицы 53-летней Хоаны Д'Арк да Васконсельос (Joana D'arc de Vasconcellos) заполнен чучелами животных и сертификатами, которые она получила от Nestle после окончания организованных компанией учебных курсов. В гостиной на почетном месте в рамочках висят фотографии ее детей в возрасте двух лет. Каждый позирует перед пирамидой пустых банок из-под детского питания Nestlé. Когда ее сын и дочь росли, она переходила с одной детской продукции Nestlé на другую: сухое молоко для младенцев Nido Kinder, каша с шоколадным вкусом Chocapic и сухое шоколадное молоко Nescau.

 

«Когда мой сын был совсем маленький, он не любил есть — до тех пор, пока я не начала кормить его продуктами Nestle», — с гордостью заявляет женщина.

 

У да Васконсельос диабет и высокое кровяное давление. Ее 17-летняя дочь весит больше 110 килограммов, у девушки гипертония и синдром поликистоза яичников (это гормональное расстройство, связанное с ожирением). Многие родственники женщины тоже страдают болезнями, связанными с неправильным питанием: у ее матери и двух сестер диабет и гипертония. Муж да Васконсельос умер три года тому назад, лишившись ног из-за гангрены, которая возникла у него как осложнение от диабета.

 

«Всякий раз, когда я иду в поликлинику, очередь больных диабетом выстраивается такая длинная, что выходит на улицу, — говорит она. — Трудно найти семью, члены которой не болеют диабетом».

 

Раньше да Васконсельос пыталась продавать в розницу продукцию Tupperware и Avon, но многие покупатели не могли с ней расплатиться. Шесть лет назад одна знакомая рассказала ей о программе прямых продаж Nestle. Женщина ухватилась за эту возможность.

 

По словам да Васконсельос, теперь среди ее покупателей никогда не бывает должников. «Людям нужно есть», — говорит она.

 

Вмешательство промышленности

 

В мае 2000 года Дениза Койтиньо (Denise Coitinho), работавшая в Министерстве здравоохранения начальником отдела питания, поехала в школу, где учились ее дети, на концерт в честь Дня матери. Во время концерта зазвонил ей мобильный телефон. С ней хотел поговорить руководитель компании Nestle по связям с государственными органами. «Он был очень расстроен», — вспоминает Койтиньо.

 

Причиной его расстройства стали новые меры, которые приняло правительство Бразилии, собираясь предложить их Всемирной организации здравоохранения. В случае принятия этих мер ВОЗ и бразильское правительство должны были выступить с рекомендацией о том, что маленьких детей нужно кормить грудью в течение шести месяцев, а не от четырех до шести, как было рекомендовано прежде.

 

«Наверное, два месяца это не очень много, но это огромные убытки. Это огромный объем продаж», — сказала Койтиньо, ушедшая со своей должности в 2004 году, и ныне работающая независимым консультантом по питанию, в том числе, в Организации Объединенных Наций. По ее словам, в итоге компании по производству детского питания сумели затормозить принятие новых мер на год. Когда представителей компании Nestle попросили прокомментировать эту историю, они заявили: «Мы считаем, что материнское молоко это идеальное питание для младенцев». Кроме того, они подчеркнули, что компания поддерживает и выполняет указания ВОЗ.

 

Трудно переоценить экономическое влияние и политические связи диверсифицированных компаний по производству продуктов питания и напитков в Бразилии, где на их долю приходится 10% общенационального объема выпускаемой продукции, и где в этих компаниях работает 1,6 миллиона человек.

 

По данным организации Transparência Brasil, в 2014 году продовольственные компании пожертвовали членам бразильского Национального конгресса 158 миллионов долларов. Это трехкратное увеличение по сравнению с 2010 годом. В прошлом году эта организация опубликовала данные своего исследования, которые показывают, что более половины действующих федеральных депутатов в Бразилии были избраны с помощью пожертвований, поступивших от пищевой промышленности. Такая ситуация существовала вплоть до 2015 года, когда Верховный суд запретил корпоративные пожертвования.

 

Самым крупным спонсором кандидатов в конгресс был бразильский мясной гигант JBS, который в 2014 году передал на их нужды 112 миллионов долларов. Сoca-Сola в том же году пожертвовала на предвыборную кампанию шесть с половиной миллионов долларов, а McDonald's 561 000 долларов.

Акция протеста работников McDonald's в Сан-Паулу

Поэтому, когда правительство в 2006 году попыталось вести чреватые серьезными последствиями нормы и правила для пищевой промышленности, чтобы обуздать ожирение и связанные с ним болезни, разразилась масштабная политическая баталия. Все началось, как мы отмечали ранее, с политики грудного вскармливания. Теперь правительство хотело, чтобы в рекламе была информация, предостерегающая потребителей о продуктах с высоким содержанием сахара, соли и насыщенных жиров. Кроме того, оно вознамерилось ввести ограничения на рекламу, чтобы снизить привлекательность переработанных продуктов и сладких напитков, особенно тех, которые пользуются популярностью у детей.

 

Правительство решило воспользоваться полезным опытом своей успешной работы по ограничению рекламы табака. Согласно новым правилам, такие бренды как Pepsi и KFC были лишены возможности выступать спонсорами спортивных и культурных мероприятий.

 

«Мы думали, что Бразилия сможет стать примером для остального мира, стать страной, которая превыше всего ставит здоровье и благополучие своих граждан, — сказал Дирчу Рапосо де Мелло (Dirceu Raposo de Mello), занимавший в то время должность директора государственного агентства по контролю за общественным здоровьем, которое широко известно по своей аббревиатуре на португальском языке Anvisa. — К сожалению, у пищевой промышленности на сей счет было другое мнение».

 

Продовольственные компании действовали незаметно, сплотившись вокруг Бразильской ассоциации пищевой промышленности. В состав правления этой лоббистской группировки в должности вице-президентов входили руководители Nestlé, американской мясной корпорации Cargill, а также европейского пищевого конгломерата Unilever, которому принадлежат такие бренды как Hellmann's, масло Mazola и Ben & Jerry's. Ассоциация отказалась ответить на вопросы авторов этой статьи.

 

В самом начале публичных слушаний казалось, что пищевая промышленность пытается добросовестно вести переговоры о новых правилах. Однако, как говорят сторонники здорового питания, корпоративные адвокаты и лоббисты в ходе закулисной борьбы начали тихую и многостороннюю кампанию по срыву этого процесса.

 

Финансируемые продовольственными корпорациями ученые стали выступать на телевидении с критикой новых правил, утверждая, что они нанесут огромный вред экономике. Другие эксперты писали газетные статьи, в которых заявляли, что физические упражнения и более строгое родительское воспитание намного эффективнее, чем меры, направленные на борьбу с детским ожирением.

 

По словам аналитиков, самым мощным боевым кличем пищевой промышленности стало громкое осуждение предлагаемых ограничений на рекламу, которые отрасль назвала цензурой. Эти обвинения нашли большой отклик и оказались очень действенными, потому что в Бразилии до 1985 года в течение 20 лет властвовала военная диктатура.

 

На одной из встреч представитель пищевой промышленности обвинил Anvisa в попытках подорвать авторитет родителей. Он заявил, что матери имеют право самостоятельно решать, чем кормить своих детей. Об этом рассказала диетолог и сторонница здорового питания Ванесса Шотц (Vanessa Schottz). По ее словам, на другой встрече представитель отрасли по производству детских игрушек встал и тоже подверг острой критике предложенные ограничения на рекламу. Он сказал, что такие меры лишат бразильских детей игрушек, которые время от времени дарят им компании быстрого питания. «Этот представитель заявил, что мы убиваем детские мечты, — сказала Шотц. — Мы просто остолбенели».

 

Подвергшись острой критике со стороны пищевой отрасли, Anvisa в 2010 году отказалась от большинства предложенных ограничений. Осталось одно-единственное предложение, состоящее в том, что в любой рекламе должно быть предупреждение о нездоровой пище и напитках.

 

А потом последовали судебные тяжбы.

 

В течение нескольких месяцев целая группа отраслевых компаний подала 11 исков против Anvisa. Среди истцов была национальная ассоциация производителей печенья, лобби производителей кукурузы, а также альянс компаний по производству шоколада, какао и конфет. В некоторых исковых заявлениях утверждалась, что предложенные нормы нарушают гарантированную конституцией свободу слова. Другие же заявляли, что у Anvisa нет полномочий для того, чтобы вводить нормы и ограничения для пищевой и рекламной отраслей.

 

Сторонники здорового питания заявляют, что эти судебные тяжбы нельзя назвать неожиданными. Однако их огорошила реакция генерального прокурора федерального правительства Луиса Инасиу Адамса (Luís Inácio Adams), который был назначен на эту должность президентом. Вскоре после того, как в июне 2010 года были официально опубликованы предложенные правила, Адамс встал на сторону промышленности. Спустя несколько недель федеральный суд приостановил действие этих норм, сославшись на свое письменное заключение, в котором говорилось, что Anvisa не обладает полномочиями для введения норм и правил в отношении пищевой промышленности и рекламной отрасли. Адамс отказался дать комментарии по этому поводу.

 

Бывший президент Anvisa Рапосо де Мелло говорит, что его поразила столь неожиданная перемена в настроении Адамса, поскольку генеральная прокуратура издавна поддерживала его агентство. Прошло семь лет, однако большая часть из 11 судебных споров до сих пор не разрешена, а предложенные нормы и правила по-прежнему заморожены.

 

«Продовольственные компании совершили хитроумный маневр и обошли систему, — говорит Рапосо де Мелло.

 

Между тем, компании по производству продуктов питания и напитков начали действовать более агрессивно, пытаясь нейтрализовать Anvisa, поскольку считали ее своим главным врагом.

 

В 2010 году, когда битва против предложенных этим ведомством норм и правил была в разгаре, группа в составе 156 руководителей компаний из пищевой отрасли решила действовать через предвыборный штаб Дилмы Русеф, которая баллотировалась в президенты.

 

Политолог из Сан-Паулу Марселло Фрагано Бэрд (Marcello Fragano Baird), изучавший кампанию продовольственного лобби против нормативных правил в вопросах питания, говорит, что Русеф заверила бизнесменов из пищевой промышленности в своей поддержке. Она заявила, что произведет перестановки в Anvisa. «Русеф пообещала этим людям, что наведет порядок после избрания президентом», — заявил Бэрд, добавивший, что сам он узнал об этой встрече из интервью с ее участниками.

 

Русеф одержала победу и вскоре после вступления в должность уволила Рапосо де Мелло, заменив его на Хаима Сезара де Моура Оливейра (Jaime César de Moura Oliveira), который издавна был ее политическим союзникам, а прежде работал адвокатом бразильского филиала продовольственного гиганта Unilever.

 

Пресс-секретарь Русеф отказал нам в просьбе взять у нее интервью.

 

В 2012 году Anvisa провела передвижную выставку против ожирения. Это мероприятие прошло под лозунгом «Худей, Бразилия». Его участники всячески превозносили физические упражнения и умеренность в еде, называя это главным способом решения проблемы ожирения. При этом они в основном игнорировали выводы ведущих ученых об опасности чрезмерного потребления сахара, газированных напитков и переработанных продуктов.

 

Кто был спонсором выставки? Сoca-Сola.

 

Соблазнительная жирная еда

 

В полутора тысячах километрах к югу от Форталезы перемены в пищевых пристрастиях и привычках наглядно дают о себе знать в симпатичном детском саду, находящемся в центре крупнейшего города Бразилии Сан-Паулу. Каждый день туда приходит более 100 детей, которые поют песни, изучают алфавит, играют и спят после обеда.

 

Когда в начале девяностых годов бразильская некоммерческая организация начинала свою программу, у нее была предельно ясная и понятная цель: решить проблему неполноценного питания среди детей, которые живут в самых бедных кварталах этого города и зачастую голодают. Сегодня многие дети, приходящие в детский сад, имеют лишний вес и недостаточный рост для своего возраста, что является результатом потребления продуктов с большим содержанием соли, жиров, и сахара, и с недостаточным количеством питательных элементов, необходимых для здорового и нормального развития.

 

В программу, которую проводит Центр здорового питания и просвещения, включены предрасположенные к диабету десятилетние подростки, у которых слишком жирная печень, а также взрослые, страдающие от гипертонии, и дети, которые от неполноценного питания сталкиваются с трудностями при ходьбе.

 

«У нас даже есть младенцы, с чем мы раньше никогда не сталкивались, — говорит Джулиано Джованетти (Giuliano Giovanetti), занимающийся в этом центре вопросами информирования населения и связями с общественностью. — Это кризис нашего общества, потому что у нас появляется целое поколение детей с нарушенными познавательными способностями, которые не могут в полной мере реализовать свой потенциал».

 

В 2015 году почти 9% бразильских детей страдали от ожирения. Это 270-процентное увеличение с 1980 года. Таковы результаты недавнего исследования, проведенного Институтом статистики и анализа в области здоровья, работающего при Вашингтонском университете. По этому показателю Бразилия ненамного отстала от Соединенных Штатов, где в 2015 году диагноз ожирение был поставлен 12,7 процента детей.

 

Еще более тревожная статистика в тех кварталах, которые обслуживает Центр здорового питания и просвещения. В некоторых районах 30% детей страдает от ожирения, а еще 30 от неполноценного питания. Сотрудники центра также обнаружили, что 6% детей с избыточным весом неполноценно питаются.

 

Рост ожирения часто связывают с улучшением экономических условий, поскольку семьи, у которых растут доходы, начинают пользоваться теми удобствами, которые им дает фасованная еда.

 

Вечно занятые родители кормят своих малышей вермишелью мгновенного приготовления, замороженными куриными наггетсами, а также едой, которую часто пьют с газированными напитками. Рис, бобовые, салат, жареное мясо, которые в прошлом составляли основу традиционного бразильского пищевого рациона, сегодня отходят на второй план, что подтверждается данными исследований.

 

Проблема усугубляется повсеместным насилием на улицах, из-за которого дети вынуждены сидеть дома.

 

«Я не позволяю своим детям играть на улице, потому что это очень опасно, и они все свое свободное время проводят дома на диване, играя в видеоигры и смотря телевизор», — говорит 35-летняя мать двоих детей 9 и 4 летнего возраста Элейн Перейра душ Сантуш (Elaine Pereira dos Santos). Оба ее ребенка имеют избыточный вес.

 

Девятилетний Исаак весит 62 килограмма, и может носить только взрослую одежду. Душ Сантуш, работающая в аптеке при больнице, каждый раз вынуждена укорачивать для него брюки.

 

Как и многие бразильские матери, она радовалась, видя, как Исаак набирает вес. Началось это вскоре после того, как душ Сантуш начала кормить его картошкой фри из «Макдоналдса». «Я всегда думала, что чем толще ребенок, тем лучше», — сказала она. Женщина беззаботно потакала его привычкам в еде, часто водя мальчика по точкам быстрого питания и почти не покупая фрукты и овощи.

 

Но когда мальчику стало трудно бегать, и он начал жаловаться на боль в коленях, душ Сантуш поняла, что с ним что-то не так. «Самое страшное, что над ним смеются другие дети, — говорит она. — Когда мы идем за покупками, даже взрослые начинают тыкать в него пальцем и называют его gordinho». Это слово можно перевести как «маленький толстяк».

 

Сотрудники детского сада в Сан-Паулу следят за физическим и умственным развитием детей, а диетологи рассказывают родителям, как готовить недорогую и здоровую еду. Экспериментальная кухня этого детского сада дает некоторым детям возможность впервые попробовать капусту, манго и сливы.

 

Одна из главных проблем заключается в том, чтобы убедить родителей, что их дети больны. В отличие от рака и прочих болезней, это заболевание невозможно увидеть своими глазами«, — говорит 42-летний специалист по питанию Джулиана Делларе Калья (Juliana Dellare Calia).

 

Сотрудники детского сада говорят, что им удалось добиться значительных успехов в реализации этой программы и изменить подход многих семей к питанию. Тем не менее, многим детям придется всю жизнь бороться с ожирением, так как все новые данные научных исследований указывают на то, что неправильное питание в детстве может вызвать постоянные метаболические изменения и перепрограммировать организм таким образом, что он начинает перерабатывать лишние калории в телесный жир.

 

«Это реакция организма на то, что он воспринимает как голодание», — говорит Делларе Калья.

 

Деньги решают все

 

Хотя специалисты по питанию жалуются на усиливающийся кризис ожирения и на связанный с этим рост медицинских расходов в долгосрочной перспективе, в продовольственной революции в Бразилии есть один неоспоримый позитивный момент. Пищевая промышленность дает экономические выгоды очень многим слоям общества. Nestlé, на которую в Бразилии работает 21 000 человек, два года назад запустила программу обучения, включив в нее 7 000 человек моложе 30 лет.

 

Почти в самом низу этой пищевой цепочки стоит продавщица из Форталезы да Силва, которая с оптимизмом говорит о будущем, несмотря на усиливающиеся проблемы со здоровьем. Жизнь не баловала эту женщину. Ей было 14 лет, когда она забеременела, и ее исключили из школы. Теперь она говорит о том, что намерена вставить недостающие зубы, чтобы снова можно было широко улыбаться, а также купить нормальный дом, в котором во время дождей не будет протекать крыша.

 

За такую возможность ей следует благодарить компанию Nestlé.

 

«Впервые в жизни у меня появилась надежда и чувство независимости», — говорит женщина.

 

Да Силва понимает, что проблемы со здоровьем у нее связаны с образом питания. Однако женщина утверждает, что ее дети питаются хорошо, и при этом указывает на продукты Nestlé, стоящие у нее в гостиной. Работа продавцом в этой компании дает ей еще одно преимущество: печенье, шоколад и пудинги, которыми часто питается ее семья, да Силва покупает по оптовой цене.

 

Покупателей у женщины становится все больше, и она уже ставит перед собой новую цель, заявляя, что это позволит ей еще больше зарабатывать. «Я хочу купить большой холодильник», — говорит да Силва.