«Оказывается, что девушки лучше, чем юноши, выдерживают первичный призыв на службу. Я бы сказал, что это хороший урок», — говорит капитан третьего ранга Пер-Томас Бё (Per-Thomas Bøe), штаб-офицер при командующем вооруженными силами Хоконе Брюн-Ханссене (Haakon Bruun-Hanssen).

Он констатирует, что количество тех, кто не смог служить в армии после призыва осенью 2016 года, в процентном отношении было меньше среди женщин, чем среди мужчин.

Отныне не добровольцы, армейская служба оказалось тяжелой

В июле и августе на первичный срок службы было призвано более 900 молодых женщин. Большинство из них были 1997 года рождения — первого, когда девушки прошли медкомиссию и стали военнообязанными наравне с юношами.

Для многих служба в армии оказалась тяжелой.

«Никогда еще „реакция на начало службы“, как это принято у нас называть, не была столь сильной. Многие заявили, что это не для них», — рассказывает Пер-Томас Бё.

«Мы увидели совсем другую реакцию по сравнению с той, которая была раньше, типа: «Ой, у нас фактически не было выбора, мы обязаны быть здесь», — говорит национальный выборный представитель солдат Сигурд Свенсен (Sigurd Svensen).

У майора Сигрид Стюрладаттер Энгебретсен-Скарет (Sigrid Sturladatter Engebretsen-Skaret), сотрудницы военной полиции, 52% призванных были женщины. Она была первым офицером, который столкнулся с такой «реакцией на начало службы». После этого она написала письмо армейским коллегам-руководителям, чтобы подготовить их к такому развитию событий.

Те, кто реагировали острее всего, сегодня чувствуют себя хорошо

«Я беседовала с девушками. Оказалось, что им очень нужно было иметь информацию о том, «что теперь будет со мной, что означает служба первичного призыва», — говорит майор Энгебретсен-Скарет.


«Я дала им эту информацию и объяснила, почему политики приняли решение об общей военной обязанности. После этот вопрос больше не поднимался. Имевшие место случаи, когда было невозможно продолжать дальнейшую службу, объясняются травмами, которые девушки получили в первый год службы и не смогли после этого оставаться в армии», — говорит Энгебретсен-Скарет.

«Сегодня те, кто особенно остро реагировал на начало службы, очень довольны. То, что они чувствовали вначале, было, собственно, вполне естественным. Даже если ты знаешь, что есть всеобщая воинская обязанность, ты не понимаешь, что это означает, пока не столкнешься с этим на деле», — говорит выборный представитель Свенсен.

Меньше женщин оказывается неспособными продолжать службу

После менее полугода службы положение с теми, кто не мог продолжать служить, складывалось следующим образом:

— 913 женщин были призваны для прохождения первичного срока службы в армии в июле и августе. Это составляло 26,5% всех призванных.

— Явилось на службу 907 женщин.

— После первого дня призыва число уменьшилось до 856.

— Сегодня на службе находятся 798. Количество тех, кто не может продолжать службу, составляет 12,65%.

— Для сравнения: на службу в армию было призвано 2472 мужчин, из них более 300 были отсеяны в первый день. 2008 юношей продолжают службу.

— Отсев мужчин составляет 18,8% — значительно больше, чем у женщин.

Стандарты подготовки казарм пока имеют некоторые недостатки

По словам майора Вегарда Финберга (Vegard Finberg), представителя командующего вооруженными силами, к лету женщины будут составлять третью часть призывников первичного срока службы в армии.

Пер-Томас Бё следующим образом подводит итог призыва женщин в 2016 году:

«Учитывая короткое время, которое было у нас для подготовки, можно сказать, что мы очень довольны результатами. Нам хотелось бы сделать больше относительно стандарта казарм и оборудования для женщин. Нам еще нужно кое-что доделать; во всяком случае, было установлено, что необходимо улучшить. Но мы сделали большой шаг вперед во всех областях, начиная от бронежилетов и кончая рюкзаками».

В одном помещении и в соответствии с пожеланиями

Большое внимание уделялось вопросу об общих помещениях для мужчин и женщин. В регламенте выборных представителей солдат нет данных о количестве тех, кто сегодня живет в таких условиях. Но:

«Многие хотят, чтобы все было так. Они приходят к выводу, что в этом случае у юношей и девушек возникает больше понимания друг друга. Тем не менее, хотел бы напомнить, что такой порядок — дело добровольное», — говорит Свенсен.