В свете усиления напряженности в нашем регионе проникновение в воздушное пространство Белоруссии легкомоторного самолета из Литвы может ухудшить отношения между двумя странами. Что могло стоять за этим инцидентом? Как показала себя белорусская ПВО?


19 апреля самолет, летевший со стороны Литвы, углубился на территорию Белоруссии на расстояние до 8 км и затем, совершив разворот, покинул пределы ее воздушного пространства.


Самолет, нарушивший госграницу, был идентифицирован как гражданское воздушное судно, заявил командующий Военно-воздушными силами и войсками противовоздушной обороны Белоруссии Олег Двигалев. Поэтому, объяснил он, в соответствии с нормами международного воздушного права, а также законодательства Белоруссии силовые меры не принимались, хотя нарушение произошло вблизи строящейся Белорусской АЭС.


«Хочется верить, что то была непреднамеренная ошибка пилота, а не специально спланированная акция», — отметил Двигалев. Однако, добавил он, если такие случаи повторятся, военные «вынуждены будут применить и силовые меры воздействия».


22 апреля в МИД Белоруссии литовскому послу Андрюсу Пулокасу была вручена нота протеста по поводу нарушения границы. Как заявил журналистам глава МИД Литвы Линас Линкявичюс, ответ на ноту будет подготовлен после расследования обстоятельств инцидента.


Пока же замдиректора Администрации гражданской авиации Литвы Альвидас Шумскас высказал версию, что причиной нарушения границы стала невнимательность пилота — гражданина Дании. Описывая достоинства самолета его потенциальному покупателю из Литвы, летчик, дескать, немного заболтался и нечаянно залетел на белорусскую территорию.


Воспоминания о «плюшевом десанте»


Это происшествие напомнило о похожем эпизоде пятилетней давности. Речь идет о нарушении воздушной границы Белоруссии 4 июля 2012 года легким поршневым самолетом Jodel D113, который пилотировал Томас Мазетти из шведской пиар-компании Studio Total.


Это самолет не только достиг окрестностей Минска, но и сбросил парашютный десант из плюшевых мишек. Инцидент вызвал громкий общественный резонанс и, как следствие, оргвыводы со стороны главы государства. Своих постов тогда лишились глава Госпогранкомитета генерал Игорь Рачковский и командующий ВВС и войсками ПВО генерал Дмитрий Пахмелкин.


Подобного рода события (правда, не столь скандальные) происходили на литовском направлении и до этого. Контрабандисты и просто любители острых ощущений на малой высоте пересекали границу, и некоторые из этих полетов не фиксировались ни силами ПВО Белоруссии, ни ее пограничной службой. Например, в 2005 году в приграничном лесу грибники обнаружили разбившийся легкомоторный гражданский самолет с человеческими останками.


Дело в том, что низколетящие цели вообще сложно засечь средствами радиолокации — как выражаются специалисты, «из-за влияния неоднородностей подстилающей поверхности».


Проблема эта существует с тех пор, как появилась радиолокация, и в той или иной степени присуща всем системам ПВО. Поиск методов обнаружения низколетящих целей сегодня стал особенно важным в связи с тем, что многократно расширилось использование в боевых действиях беспилотных летательных аппаратов (разведывательных и ударных), крылатых ракет и управляемых авиационных бомб, специально сконструированных для действий вблизи земли.


А если под угрозой окажется АЭС?


Решение проблемы обнаружения низколетящих аэродинамических пилотируемых и беспилотных аппаратов следует рассматривать и в контексте защиты жизненно важных объектов наземной гражданской и военной инфраструктуры от воздушного терроризма.


Весьма уязвимыми для терактов с воздуха являются хранилища горючих и химически активных материалов, арсеналы и склады боеприпасов, тепло- и гидроэлектростанции. Особенно катастрофические последствия может иметь воздушное нападение на АЭС. Такая угроза станет вполне реальной и для Белоруссии после пуска в эксплуатацию атомной электростанции в Островце.


События 11 сентября 2001 года в США вполне наглядно показали, что террористическая угроза с воздуха более чем актуальна.


В этом плане опасность представляют не только лайнеры, но и легкие, малые и сверхмалые самолеты, дельтапланы и другие летательные аппараты подобного рода. Они могут быть использованы для доставки диверсантов или сброса взрывных устройств. В последние годы быстрыми темпами растет производство беспилотных летательных аппаратов, полезная нагрузка которых может достигать сотен килограммов, а минимальная высота полета составляет 10-20 м.


Их применение резко снизило эффективность существующих систем ПВО и потребовало принципиально новых технических решений для обнаружения таких воздушных целей. Нынешние средства нельзя назвать вполне эффективными, о чем свидетельствует воздушный наркотрафик из Колумбии в США.


Уроки плюшевого десанта. Минск поработал над ошибками, но…


Беспрепятственный пролет над Белоруссией маленького шведского самолетика и сброс им десанта игрушечных медвежат над столицей показал руководству страны, что белорусские ВВС и войска ПВО также не в состоянии эффективно противодействовать низколетящим летательным аппаратам.


Одним из свидетельств того, что урок, полученный 4 июля 2012 года, пошел впрок, стало создание и постановка 5 января 2016 года на боевое дежурство на территории Минской области вновь сформированного подразделения радиотехнических войск (РТВ) — 3-го радиолокационного узла. Это событие ознаменовало собой завершение процесса формирования Минского района ПВО. Создана единая система радиолокационной разведки вокруг столицы.

 

Радиотехнические войска оснастили новой техникой


Стоит отметить, что основную массу техники, с которой личный состав радиолокационного узла заступил на боевое дежурство, составили современные разработки белорусского ВПК.


В это число входит и маловысотная радиолокационная станция (РЛС) «Роса-РБ» с кольцевой фазированной антенной решеткой, созданная с использованием самых современных электронных компонентов белорусским ОАО «КБ «Радар» и принятая на вооружение в декабре 2012 года.


Эта радиолокационная станция специально предназначена для обнаружения низколетящих целей. Работая в автоматическом режиме, она способна обнаруживать и распознавать воздушные цели на высотах от одного метра над землей в радиусе до 50 км, засекая не только пилотируемые, но и беспилотные летательные аппараты. При этом местоположение самой станции «Роса-РБ» противнику установить достаточно трудно.


По мнению экспертов, принятие в достаточном количестве таких РЛС на вооружение белорусскими РТВ позволит создать сплошное низковысотное радиолокационное поле по всему периметру внешней границы Белоруссии. Что, в свою очередь, дает возможность независимо от человеческого фактора обнаруживать любой объект, нарушивший охраняемое воздушное пространство, и выдавать целеуказания зенитно-ракетным подразделениям.


В современных условиях все большую угрозу представляют летательные аппараты военного назначения, изготовленные по технологии Stealth. Противостоять им должна белорусская двухкоординатная (азимут + дальность) РЛС радиального обзора «Восток-Д» с дальностью обнаружения 360 км. Она является абсолютно оригинальной разработкой того же «КБ «Радар».


Небо над Белоруссией закрыли от новых «плюшевых десантов»


Многократно уменьшенный за счет применения современной элементной базы объем электронного оборудования позволяет разместить «Восток-Д» на одном автомобильном шасси высокой проходимости, что придает станции дополнительную мобильность и скрытность. Время свертывания-развертывания станции по сравнению с аналогами сокращено более чем в 10 раз (для расчета из двух человек оно составляет 8-10 минут).


Помимо суперновинок в ПВО Белоруссии используются уже известные образцы радиолокационной техники, прошедшие глубокую модернизацию на отечественных заводах, такие как П-18БМА, 19Ж6М, высотомер ПРВ-16Б. И новые, и модернизированные РЛС завязаны в единую информационную сеть, образующую полноценный трехкоординатный радиолокационный комплекс.


В частях РТВ проведена полная замена станций и автоматизированных систем управления советского производства. В рамках этого процесса белорусскими КБ, организациями и заводами разработаны и поставлены в войска автоматизированные системы управления «Бор», «Поляна-РБ», «Риф-Р», «Риф-В».


Такое оснащение значительно повысило эффективность боевого дежурства. Сократилось время на сбор и обработку информации, улучшилось качество решений, принимаемых командирами, повысилась точность целеуказаний для зенитных ракетных комплексов и авиации.


Парк средств поражения низколетящих воздушных целей в последнее пять лет также пополнился современными образцами. В этом перечне — закупленные у России зенитные ракетные комплексы ближнего действия «Тор-М2К» и учебно-боевые самолеты Як-130.


Случайный залет или прощупывание?


И затраты, и труды не пропали зря: 19 апреля самолет-нарушитель все то время, пока находился над территорией Белоруссии, контролировался средствами ПВО страны.


Заметим, что военные эксперты (как независимые, так и представляющие госорганы) скептически относятся к версии о случайном залете к нам датского самолета из Литвы. Специалисты не исключают умышленного проникновения с целью вскрыть конфигурацию белорусской ПВО на этом участке границы.


Этот самолетик спровоцировал усиленную работу не только радиолокаторов дежурного режима, но и РЛС зенитных ракетных комплексов. Что позволило средствам радиоэлектронной разведки сопредельной стороны не только снять характеристики этих РЛС, но и определить их месторасположение.


Эксперты не случайно связывают последнее ЧП с «плюшевым десантом». Если эпизод 4 июля 2012 года выявил дыры в радиолокационном поле ПВО Белоруссии, то акция 19 апреля 2017 года, возможно, позволила определить изменения в нем за последние пять лет и проверить реакцию персонала.


Можно также предположить, что после того как исчерпали себя дипломатический и информационный факторы противодействия строительству АЭС, кто-то захотел намекнуть белорусскому руководству на ее уязвимость перед террористической угрозой.