С момента аннексии Крыма стали регулярными перехваты российскими истребителями американских разведчиков над Черным морем, а также демонстративные облеты кораблей флота США. В течение лишь одной недели в воздухе произошли два инцидента — 9 и 12 мая. Зачем США направляют свои самолеты в небо над Крымом? Чего больше в российской реакции — расчета или пиара? Что будет, если самолеты обеих стран все-таки столкнутся?


Об этом говорим с генерал-лейтенантом, экс-замначальника Генштаба Вооруженных сил Украины Игорем Романенко, украинским военным экспертом Олегом Ждановым и российским военным обозревателем, а также заместителем главного редактора «Ежедневного журнала» Александром Гольцем.


9 мая российский истребитель СУ-27 пролетел в 6 метрах от американского патрульного самолета «Посейдон». Столкновения удалось избежать благодаря мастерству американского пилота. 12 мая сценарий повторился. После аннексии полуострова, опасаясь международного наказания за свои действия, Россия разместила в Черноморском регионе штурмовую авиацию, дополнительные военные корабли и новые ракетные системы. В ответ США увеличили число американских военных на Черноморском побережье Румынии. В сентябре 2016 российский истребитель совершил опасный маневр-перехват американского патрульного самолета над Черным морем. Тогда российский истребитель приблизился к американскому самолету на 3 метра. Такие инциденты происходили и на море. В 2015 НАТО увеличила свое присутствие в Черном море, и Россия к этому относится крайне настороженно. Единственное, что объединяет все случаи перехватов — отсутствие последствий, не считая заявлений Кремля и Белого дома.


«Крым.Реалии»: С нами на связи генерал-лейтенант, экс-замначальника Генштаба Вооруженных сил Украины Игорь Романенко. Игорь, бывало ли, что США направляли свои самолеты-разведчики в небо над Крымом и около него тогда, когда Украина полностью контролировала полуостров?


​Игорь Романенко: Такие действия имеют свою предысторию еще с советских времен. Развитые военно страны ведут разведку, а лучшая разведка — максимально приближенная к объекту. Столкновения — один из ее рисков. Еще в советское время осуществлялись такие полеты. Россия — наследница СССР, и все это не удивительно. Дело в том, что расстояние между воздушными и морскими объектами постоянно уменьшалось до небезопасного. Это метры. И тут исход зависит от состояния аппарата и летчика, его мастерства. Есть стратегический военный вопрос: для чего это делается? Есть вопросы более низкого, техническо-разведывательного уровня, и чисто технические, связанные с безопасностью. В советское время с целью безопасности были заключены соответствующие договоры, и Россия как преемница СССР, и Америка подтвердили их, дабы такие конфликты не перерастали в большее. Но в последнее время мы видим разведку у берегов США российских разведывательных кораблей, полеты на территории стран НАТО. Россия испытывает систему и показывает, что будет держать в тонусе кого бы то ни было. Россия уверяет, что все это — дружеские помахивания. Просто идиллия. На самом деле это нужно им для разведки и военно-стратегического воздействия.


— Следует ли украинской стороне предпринимать какие-либо действия, если такие инциденты будут продолжаться?


​​Игорь Романенко: Мне импонирует активная позиция. Украина учится этому. Нужно применение как дипломатических, так и военных средств. Они должны выполнять свою функцию в общей разведывательной системе и системе ПВО: поднимать истребители, приводить в соответствующее состояние зенитно-ракетные системы, если есть угроза нарушения границ. В условиях войны реакция должна быть непременно.


— С нами на связи украинский военный эксперт Олег Жданов. Олег, как вы думаете, американцы стали чаще посылать свои разведывательные силы в Черноморский регион? Или же просто СМИ стали больше уделять этому внимание?


​Олег Жданов: Мне кажется, дело больше в СМИ. Случаи нарушения воздушного пространства и международных норм в целом переместились из воздушных границ европейского континента в Крым. В 2015-2016 было более 20 перехватов российских самолетов, нарушавших воздушное пространство и осуществлявших опасное сближение даже с пассажирскими самолетами. Просто сейчас Крым остался местом, где Россия совершает такие полеты. В 2015 шестой флот США отправил сюда 9 кораблей, они находятся в акватории Черного моря. В основном это корабли управления и разведки, на борту которых есть разведывательная авиация. Полеты они проводят регулярно с начала вооруженного конфликта на востоке Украины и аннексии Крыма. Их главная задача — раннее обнаружение пусков баллистических ракет, а также мониторинг обстановки совместно с сухопутными войсками, принимающими участие в конфликте. Так что разведывательные полеты регулярны.


— Чего больше в действиях России — военного расчета или, грубо говоря, пиара?


​Олег Жданов: Со стороны России, к счастью, речь идет только о пиаре. Российская авиация очень отстает от американской. Говорить о противостоянии не приходится. Потому Россия и применяет такие методы, как опасное сближение с кораблями и самолетами в воздухе. Для летчиков это возможность показать себя крутыми перцами. Но противостоять авиационные силы России и создать реальную угрозу для американских пилотов не могут.


— С нами на связи российский военный обозреватель, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала» Александр Гольц. Александр, вы прокомментировали «Голосу Америки», что при участившихся случаях перехватов со стороны России речь идет о некотором хулиганстве. Почему вы так думаете?


​Александр Гольц: Формально это воздушное хулиганство. Благополучно забыты документы по безопасности в воздушном пространстве над Мировым океаном, принятые еще в Холодную войну. Эти документы должны предотвращать такие инциденты. Но российские пилоты получили команду попугать американцев, чем с удовольствием и занимаются. А закончиться это может очень печально.


— Считаете ли вы, что частота таких инцидентов увеличилась?


​Александр Гольц: Да, и такие инциденты происходят в том числе над Балтикой. На саммите НАТО в Варшаве было принято решение об усилении группировок, и военно-морское присутствие НАТО в Черном море все ощутимее. Конечно, осуществляются полеты прежде всего американских сил шестого флота морской авиации. Россия в характерном стиле отвечает на это усиление военно-морского присутствия НАТО в Черном море.


— Как я понимаю, при инцидентах 9 и 12 мая силы НАТО находились в нейтральном пространстве?


​Александр Гольц: Да, это так. Пересеки они границу, все было бы гораздо хуже.


— Зачем же российские самолеты выходили на перехват?


​Александр Гольц: Когда российские самолеты приближаются к воздушному пространству США, а недавно это было в районе Аляски, точно так же поднимаются истребители. Потому что, когда самолет уже в вашем воздушном пространстве, перехватывать уже поздно. Все это хулиганство происходит в международном воздушном пространстве.


— Что это со стороны России — демонстрация силы на международной арене или внутренний пиар?


​Александр Гольц: И то, и другое. В первую очередь — желание продемонстрировать «контрпартнерам», что у России есть возможность отразить возможную атаку и выразить недовольство тем, что они вообще есть в международном пространстве над Черным морем.


— Допустим, российский или американский пилот не справится с управлением, и произойдет столкновение между двумя самолетами. Что будет дальше?


​​Александр Гольц: А это главный вопрос. Стороны вступили в ситуацию новой Холодной войны. Мы имеем военную конфронтацию, которая не имеет возможности быть разрешенной ни дипломатическим, ни военным путем. Это продлится довольно долго. Это не Холодная война 1980-х, когда были ясны процедуры, было ясно, что можно, а что нельзя. А теперь мы вступаем в новую, неизведанную фазу, когда не работают меры взаимного военного доверия. Такое впечатление, что мы в 1950-х, с Карибским кризисом и Корейской войной впереди. Именно для того периода были характерны инциденты с самолетами НАТО. Если произойдет какой-то инцидент, мы не знаем, что дальше, и можем лишь надеяться на разумность сторон. Но из любого инцидента может вырасти серьезный конфликт. Я бы сказал, вероятность открытого конфликта между Россией и США — менее 50%, потому что Россия проглотила американский удар по авиабазе российских войск в Сирии. В Кремле еще, видимо, есть разум.