Во время сентябрьских учений «Запад-2017» Владимир Путин и Александр Лукашенко пересекутся — внимание! — на российской территории. Об этом московской газете «Известия» сообщил Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина.


Когда проходили прежние совместные маневры такого рода, российские президенты — Дмитрий Медведев в 2009 году и нынешний в 2013-м — прибывали в Белоруссию. Прилет Медведева (он тогда приземлился на военном аэродроме под Барановичами) запомнился широкой публике подарком Коле, младшему сыну Лукашенко — золотым пистолетом.


И вот теперь, по информации Пескова, два президента намерены посетить один из полигонов на территории России. Если планы не изменятся, то, по мнению экспертов, можно говорить о нежелании дразнить гусей — общественное мнение в Белоруссии и соседних странах.


«Это неплохой вариант», он работает «в пользу белорусской стороны», отметил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.


Похожее мнение выказал в комментарии для Naviny.by минский политолог Валерий Карбалевич: «Это важный символический жест, призванный смягчить напряженность вокруг учений».


После Крыма эти маневры — как соль на раны


Действительно, в нынешнем году вокруг очередных совместных белорусско-российских стратегических учений как никогда много шума. Если коротко, то работает посткрымский синдром. Любые военные телодвижения России теперь для изобличителей ее имперских замашек — как соль на раны.


Белорусская оппозиция акцентирует внимание на угрозах суверенитету. Из Киева звучат голоса, что Путин может коварно ударить с белорусского плацдарма по Украине. Свои фобии относительно российской агрессии артикулируют в Варшаве, Вильнюсе, Риге, Таллине да и других, более западных столицах.


Ранее прилеты российских лидеров в Белоруссию на учения были важным элементом пиара: вот какое у нас мощное Союзное государство, какое потрясающее военно-политическое единство.


Но сейчас, когда кипят такие страсти вокруг образа «Путина на танке», аннексирующего Белоруссию или отсекающего страны Балтии от натовской «Большой земли» ударом поперек Сувалкского коридора, — сейчас белорусским властям наверняка будет спокойнее без прибытия хозяина Кремля на их, как любит выражаться Лукашенко, «клочок земли».


Хотя кто знает: а вдруг в последний момент Кремль переиграет план, чтобы как раз-таки показать, кто в союзном доме хозяин.


Вейшнория взорвала «Фейсбук»


Вот сейчас некоторые комментаторы говорят, что даже легенда учений навязана Москвой, отражает ее картину мира.


Напомню, прошедший 29 августа в Минске брифинг белорусского генерала Олега Белоконева породил в социальных сетях дикий, как теперь модно говорить, хайп в связи с тем, что на картах военных в пределах реальной белорусской территории обнаружилась виртуальная враждебная Минску Вейшнория, которую поддерживают некие западные игроки.


Байнет шутит: Вейшнория в моем сердце


Кто-то нашел в очертаниях Вейшнории конфигурацию компактного проживания польского меньшинства, кто-то — ареал наиболее сильного голосования за пассионарного националиста Зенона Позняка — соперника Лукашенко на выборах 1994 года.


Отдельная тема — почему оппозиционный сегмент белорусского общества принялся так увлеченно играть в эту Вейшнорию в социальных сетях (объявили шуточную запись в гражданство, придумали герб, флаг, гимн, стали формулировать демарши в адрес официального Минска от имени МИД Вейшнории и т.д.). На мой взгляд, это следствие политической фрустрации, неожиданный выход для давней мечты о другой — идеальной, европейской Белоруссии.


Карбалевич видит в ажиотаже вокруг мифической Вейшнории, когда военные оказались под шквалом стеба, «утрированный способ гражданского контроля над вооруженными силами», который де-факто в Белоруссии отсутствует.


В целом обостренное восприятие легенды учений «связано с общим фоном, поэтому любая мелочь под микроскопом», считает белорусский военный эксперт Александр Алесин. В любом случае это «пиаровский просчет» наших военных, которые мало думают о связях с общественностью, заявил собеседник Naviny.by.


Добавлю, что у белорусского генштаба реально было мало вариантов, где размещать эту чертову Вейшнорию. Представьте себе, что ее нарисовали бы впритирку к Украине или — тьфу-тьфу — России. Или поместили бы воображаемого агрессора прямо на натовскую территорию. Шуму было бы наверняка намного больше.


Дело Павла Гриба: кому выгодно?


Тем временем белорусские власти получили еще одну неприятность в виде резонанса вокруг лихо закрученного и пока довольно темного сюжета с пропажей на нашей территории Павла Гриба — 19-летнего сына украинского офицера запаса.


В СМИ доминирует версия, что парня выманили в Гомель (на встречу с девушкой, с которой было чисто сетевое знакомство) и похитили там российские спецслужбы.


На дипломатическом уровне Минск и Киев уже успели обменяться уколами. Вероятно, эту историю конфиденциально обсуждали вчера в Будапеште на встрече глав МИД стран Восточного партнерства и Вышеградской группы белорусский министр Владимир Макей и его украинский коллега Павел Климкин.


Поиски Павла Гриба. Минск и Киев обменялись резкими заявлениями


Если исходить из того, что здесь на самом деле приложила руку ФСБ, то одно из двух: или это было согласовано с белорусскими силовиками и даже, возможно, произошло при их содействии; или же фээсбэшники просто никого не спрашивали и действовали как у себя дома.


Оба варианта в пиаровском смысле выглядят скверно для Минска. История с украинским юношей Грибом — это «в информационном плане удар по репутации белорусской власти», считает Карбалевич. И самое плохое для нее в том, что скандал случился именно сейчас, накануне учений, когда и без того раскручивается тезис, что Белоруссия не контролирует свою территорию, подчеркнул Карбалевич.


Так, может быть, какому-то внешнему игроку было выгодно провернуть операцию, чтобы дискредитировать Минск перед Украиной и западными странами? И тогда момент подобран изощренно.


Алесин склоняется к мысли, что белорусские силовики в этом случае могли просто выполнить юридически оформленные в рамках Союзного государства договоренности о сотрудничестве с российскими коллегами (Павел Гриб, как утверждает его отец, разыскивался Москвой по обвинению в терроризме).


«Другое дело — подписывать или не подписывать такие соглашения, это вопрос, но раз они подписаны — надо выполнять», — полагает эксперт.


А вот Поротников заявил в комментарии для Naviny.by, что «по непроверенной информации», которой он обладает, сотрудники ФСБ приехали с территории России, задержали и вывезли Павла Гриба «без ведома белорусских властей».


Аналитик расценивает это как удар по белорусско-украинским отношениям, попытку «создать предпосылки для политической изоляции Минска».


Иначе говоря, не исключено, что Москва, которую раздражают отношения Минска с Киевом, попытки Лукашенко наладить диалог с Западом, пытается и таким специфическим образом поставить союзника на место, сделать более покладистым.


Картонный макет Союзного государства


По легенде «Запада-2017», плохих парней будут крушить объединенные силы Союзного государства. Этакое идиллическое братство по оружию.


Но в реальности, как видим, никакой идиллии нет, партнеры изощренно интригуют друг против друга. Более того, никакого Союзного государства нет. Минск и Москва де-факто серьезно расходятся по многим вопросам. И это не случайные недоразумения, а системный конфликт интересов. Подогреваемый, в частности, тем, что Москва обостренно выясняет отношения практически со всем миром, пытаясь доказать свое величие и крутость. А белорусский режим, пусть себе и недемократичный, чужд этих амбиций.


«Запад-2017». Дневник белорусско-российских военных учений


Один из примеров, дезавуирующих миф о Союзном государстве, — это давно тлеющий продовольственный конфликт, когда Россельхознадзор обвиняет белорусскую сторону в контрабанде подсанкционной продукции. Давайте спроецируем это на внутригосударственный уровень. Вы можете себе представить, чтобы Могилевская область ставила посты на границе с Минщиной и давила бульдозерами подозрительные яблоки?


Или возьмем намерение Москвы перенаправить транзит белорусских нефтепродуктов на российские порты, а иначе, мол, можем сократить поставки нефти. Вы способны вообразить, чтобы Брестская область сказала Витебской: если не будете экспортировать товары через наш железнодорожный узел, то обрежем вам поставки сметаны и электролампочек?


Абсурд, скажет читатель. Однако между частями «Союзного государства» такие разборки проистекают сплошь и рядом. Чем демонстрируется очевидный медицинский факт: есть два государства с весьма различными интересами.


Но картонный макет Союзного государства был в свое время сооружен (почему это нужно было Лукашенко и почему Кремлю — отдельная тема, там каждая из сторон хотела другую немножко, скажем мягко, надуть).


Факт то, что в рамках этой эфемерной конструкции подписано множество реальных договоров, которыми определено, в частности, тесное сотрудничество военных, органов внутренних дел, спецслужб.


И сегодня, как видим, некоторые грани этого сотрудничества стали очень дискомфортными для белорусской стороны.