Киев находится далеко от линии фронта, но война в Донбассе прочно сидит у всех в головах. Каждый день с девяти утра до девяти вечера патриоты-добровольцы готовят камуфляжную форму, шапки и батончики для солдат. Мы отправляемся в гости к бойцам тыла.


Лена с подругами каждый день собираются в забитом тканью небольшом помещении. Хотя мы и находимся в центре Киева, разговор здесь идет о камуфляже и стратегии российской армии. Алена, решительно настроенная молодая брюнетка, создала это движение в 2014 году: «Люди приносят нам старую одежду, а мы перекраиваем ее и развешиваем на сетки».


Этим вечером в понедельник с десяток женщин трудятся у деревянных рам, на которых натянуты сети. Они привязывают к ней куски футболок или обрывки белой ткани. В итоге получается камуфляжная сеть для солдат, танков и укрытий.


Работа однообразная, однако они делают ее любовью, не прекращая общения. «Здесь как в армии. Алена у нас главнокомандующий», — говорит Лена, улыбчивая молодая женщина, чей брат сейчас находится на фронте. Здесь есть пенсионерки, кухарки, архитекторы, врачи и учителя. В начале войны никто из них ровным счетом ничего не смыслил в камуфляже, но с тех пор они многому научились.


Каждый день они сменяют друг друга с девяти утра до девяти вечера так, что в помещении всегда кто-то есть. «Мы любим нашу родину, — не скрывает эмоций пенсионерка Наталья. — Мы помогаем нашим детям, потому что они сражаются и защищают нас». Эти слова она произносит со слезами на глазах.


С начала войны они выпустили 300 камуфляжных сетей. «Мы работаем без перерыва, иногда даже без еды, — объясняет Алена, копаясь в сумке с тканью. — С начала войны мы изготовили 30 000 квадратных метров камуфляжа. Кроме того мы шили кукол, чтобы поднять боевой дух солдат, штаны, теплые шапки, шорты на лето». Ее коллеги с гордостью это подтверждают.


Кроме того, женщины собирают пластиковые крышки от бутылок, которые затем продают по 9 гривен за кило, чтобы купить протезы для раненых солдат. Пока они работают, пудель по кличке Юрий вертится вокруг. Его гладят и угощают печеньем.


Россию здесь не любят. «Москва не приносит ничего хорошего, — считает отказывающаяся говорить по-русски Лена. — Путин без конца лжет». Все женщины собираются вокруг Алены. На ее мобильном телефоне взгляду предстает невероятное фото: снайперская пуля в полете пробивает голову стоящему с друзьями солдату. Все это подтверждает образ жестокости русских и доблести украинских солдат.


У каждого есть свои страхи и надежды. «Путин — террорист, это он устроил войну в Сирии», — утверждает Лена, разрезая ткань. «Марин Ле Пен не любит Украину, — беспокоится напоминающая куклу Анжелика. — Думаете, она может стать президентом Франции?»


С далекой Францией у них связано множество надежд. «Расскажите там о нас, — просит Лена. — Это поможет нам в борьбе». Только вот в Париже украинская трагедия давно сошла с первых полос газет. В этой забытой войне солдатам приходится рассчитывать в первую очередь на матерей и сестер, чтобы пережить суровую зиму.

Запрещенные в России организации