Хотя К-27 закончила жизнь катастрофой, сплав свинец-висмут позднее использовали на борту лодок проекта 705 «Лира». Эти субмарины обладали невероятной скоростью и глубиной погружения, но со временем их пришлось вывести из боевого состава флота, так как они были очень дороги в эксплуатации. Между тем, Соединенные Штаты сделали лишь одну попытку использовать реактор с жидким металлом в качестве теплоносителя, установив его на борту подводной лодки Seawolf в 1950-х годах. Но ВМС США быстро отказались от силовой установки с натриевым теплоносителем, отдав предпочтение водо-водяным реакторам.


Созданная на базе проекта 627 «Кит» злополучная лодка К-27 стала первой и единственной в Советском Союзе ударной субмариной 645-го проекта. Как и США, Советский Союз часто экспериментировал с передовыми технологиями, которые намного опередили свое время. На самом деле, К-27 с двумя ядерными реакторами ВТ-1 с жидким металлом в качестве теплоносителя в первую очередь была научным проектом, и уже потом — действующей в боевом составе флота ударной субмариной.


На момент закладки этой лодки 15 июня 1958 года она была первой советской субмариной с парой реакторов, где в качестве теплоносителя использовался сплав свинец-висмут. Новые силовые установки были меньше и мощнее, чем обычные водо-водяные реакторы, но эти новаторские изобретения с самого начала стали создавать проблемы. Тем не менее, К-27 довольно быстро собрала впечатляющий послужной список в советском ВМФ, став первой русской атомной ударной субмариной, проведшей под водой 50 дней подряд.


Но несмотря на рекорды и успехи, ее век был недолог. Причиной тому стала авария реактора. 24 мая 1968 года вышел из строя один из ее реакторов ВТ-1. Его мощность внезапно упала с 87 до семи процентов. Падение мощности сопровождалось выбросом гамма-радиации, которая заполнила реакторный отсек.


Кроме того, отводимый от реактора газ попал в другие отсеки. «У нас в отсеке был дозиметр, но его отключили. Честно говоря, мы не обращали особого внимания на выданные нам дозиметры. Но в тот раз наш дозиметрист включил его, и прибор зашкалило. Дозиметрист удивился и встревожился», — рассказал Би-Би-Си Вячеслав Мазуренко, которому в то время было 22 года, и он служил на лодке старшиной.


Экипаж не до конца разобрался в сути проблемы с реактором, а потом было уже слишком поздно. Спустя два часа после первой тревоги моряков пришлось выносить из реакторного отсека на руках из-за острой лучевой болезни. Со временем лодке удалось всплыть. Обратный путь в Гремиху (Островной), что на российском Кольском полуострове, занял пять с лишним часов.


«Когда лодка всплыла, чтобы идти назад на базу, командование дивизии приказало заглушить двигатели и ждать особых указаний, — вспоминал Мазуренко. — Однако командир [Павел Леонов] решил продолжать движение, потому что в случае остановки никто из членов экипажа не дотянул бы до базы».


Дозы облучения получили все 144 члена экипажа, а девять человек через какое-то время скончались от радиационного отравления. Лодку К-27 поставили на прикол, но до 1973 года на ее борту проводили различные эксперименты. В феврале 1979 года лодка была исключена из состава флота, а 6 сентября 1982 года затоплена на мелководье в Карском море на глубине всего 33 метра. Там она и остается по сей день, став своеобразной экологической бомбой с тикающим часовым механизмом. Проблема эта настолько серьезна, что многие специалисты-экологи считают необходимым поднять лодку и утилизировать ее надлежащим образом.


«Рано или поздно начнутся утечки радиации, если К-27 останется там. Лодка лежит на дне уже 30 лет, а она была ржавой еще до затопления. Утечки радиации под водой ликвидировать практически невозможно, — рассказал в 2012 году RT редактор издания Independent Barents Observer Томас Нильсен (Thomas Nilsen), ранее работавший в фонде „Беллона" и написавший в соавторстве книгу The Russian Northern Fleet: Sources of Radioactive Contamination (Российский Северный флот. Источники радиоактивного заражения). — Сегодня задача состоит в том, чтобы найти способ и поднять лодку, не сотрясая реакторы, так как в случае неудачи может начаться неуправляемая цепная реакция. Если такое случится, огромное количество радиации может попасть в хрупкую морскую окружающую среду Арктики».


Хотя К-27 закончила жизнь катастрофой, сплав свинец-висмут позднее использовали на борту лодок проекта 705 «Лира». Эти субмарины обладали невероятной скоростью и глубиной погружения, но со временем их пришлось вывести из боевого состава флота, так как они были очень дороги в эксплуатации. Между тем, Соединенные Штаты сделали лишь одну попытку использовать реактор с жидким металлом в качестве теплоносителя, установив его на борту подводной лодки Seawolf в 1950-х годах. Но ВМС США быстро отказались от силовой установки с натриевым теплоносителем, отдав предпочтение водо-водяным реакторам.


Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.