ОДКБ — реальность или призрак?

Какой будет позиция Азербайджана на фоне обострения российско-турецких отношений? Насколько вероятно, что Турция будет толкать Азербайджан на более частые нарушения режима прекращения огня? По мнению политолога Сергея Минасяна, Турция не слишком заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта с Россией. И вряд ли Азербайджан в этой трудной ситуации захочет обострять отношения в то время, как он пытается избежать выбора между Россией и Турцией, хотя и очевидно, что его симпатии на стороне Турции («Аравот», 21.12). «В Азербайджане всегда боялись России. Вряд ли в этой ситуации они совершат резкий выбор, в результате чего им будет угрожать серьезная опасность».

Перспектив переноса российско-турецкой конфронтации в Карабах не было с самого начала, считает директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян. Турция — член НАТО, Россия — постоянный член Совбеза ООН и ядерная держава. И Турция, и РФ решают свои внутренние задачи, и радикальные сценарии здесь не рассматриваются, сказал он Panorama, (22.12). Сохраняемый в Карабахе военный баланс — результат поставок российского оружия. В мире нет иной страны, способной изменить сложившуюся ситуацию. Ради сохранения этого равновесия просто необходимо поддерживать доброжелательные отношения с Россией. И именно этой цели служит членство Армении в ОДКБ и ЕАЭС. Главный результат всего этого — армяно-российское военное сотрудничество.

На саммите ОДКБ в Москве Серж Саргсян выступил с жестким заявлением, фактически обвинив военно-политический блок в бездействии, отмечает Lragir (22.12). «Союзники» Армении не только не интересуются, что происходит на армяно-азербайджанской границе, но и голосуют на международных инстанциях за решения, направленные против Армении. Саргсян заявил, что ОДКБ как военно-политический блок не существует. Понятно, что под ОДКБ подразумевается, прежде всего, Россия, которая проводит политику, явно игнорирующую интересы Армении. Возможно, в каких-то случаях это делается под давлением других «союзников», но это не снимает вопросы, учитывая уровень армяно-российского военно-технического сотрудничества.

Как это Серж Саргсян осмелился выступить со своими обвинениями, которые распространяются также и на Россию?— удивляется «Жаманак» (22.12). Ведь Ереван уже столько времени ведет внешнюю политику, исходящую из интересов РФ, что никак не внушает доверия то, что Армения может хотя бы в рамках ОДКБ бросать такие обвинения, в том числе, Москве. Это тот минимум, который должна была сделать Армения, и уже давно, и не только в вопросе ОДКБ, а вообще российской политики последних лет.

Печальный пример Армении показывает, что ОДКБ создана исключительно для зашиты интересов РФ. Это не военный союз равных, заявила «Первому информационному» (21.12) ведущий аналитик по вопросам СНГ Jane's Intelligence Лилит Геворгян. Она считает, что Армения нуждается в переформатировании своих отношений с Россией, и не согласна с мнением, согласно которому Москва может «наказать» Армению, позволив, чтобы она потеряла Карабах. Подобный удар по Армении в любом сценарии является также и ударом по интересам России. Более того, стратегические позиции России в регионе серьезно ослабнут, поскольку она потеряет свою единственную и самую преданную опору на Южном Кавказе.

Заявление ОДКБ по обострению напряженности на армяно-азербайджанской границе и карабахско-азербайджанской линии соприкосновения могло появиться только в том случае, если бы этого попросил Серж Саргсян. Как заметил в интервью Tert (23.12) политический аналитик Модест Колеров, президенты Армении и России идут по пути создания союзного государства, в результате чего более не появится вопроса безопасности, полностью исчезнет проблема военно-технической поддержки. «И наконец, это карт-бланш для Армении для создания второго национального очага в России».

Депутат парламента, председатель партии «Свободные демократы» Хачатур Кокобелян полагает, что ОДКБ является формальной структурой в плане безопасности Армении, будучи приспособленной к надобностям действующих властей РФ («Аравот», 23.12). По словам политика, в этом убедились и сами русские, когда случилась беспрецедентная российско-турецкая напряженность. Российская сторона увидела, что, за исключением Армении, остальные партнеры по ОДКБ воздержались от каких-либо оценок.

По мнению экс-главы МИДа Нагорного Карабаха Армана Меликяна, острый военно-политический кризис в отношениях между Турцией и Россией породил риски для Москвы не только на Южном Кавказе, но и в Центральной Азии, где наблюдается рост националистических и антироссийских настроений (Lragir, 26.12). Сейчас руководители этих стран стоят перед дилеммой: должны ли во имя этнической общности поддержать Турцию против России, или, понимая, что, испортив отношения с Россией, они могут оказаться в зоне доминирующего интереса Китая, они предпочтут поддержать Москву. Не исключается, что московская речь Сержа Саргсяна призвана была ускорить этот выбор.

Любовь и ненависть армян

Международная социологическая компания Gallup провела опрос, чтобы выяснить, как относятся к лидерам сверхдержав в разных странах. Оказалось, что самый высокий рейтинг президент РФ Владимир Путин имеет в Армении. Полностью симпатизируют и доверяют ему 79% респондентов. А президент США Барак Обама здесь потерпел постыдное поражение, ибо его рейтинг и вовсе ниже нуля (– 43%). Это даже невозможно назвать антипатией, ибо намного ближе к ненависти, пишет Shame (22.12). Опрос Gallup в Армении — «яркое свидетельство полного провала американской и западной политики в целом, и все общественные группы, вовлеченные в Армении в пропаганду системы ценностей Запада, должны принять свое позорное поражение». А русские, несмотря на множество проявлений недружественного отношения, продолжают рассматриваться армянами как предпочтительный и надежный народ.

По мнению кинорежиссера Тиграна Хзмаляна, результаты опроса не вызывают большого удивления: у армян есть инстинкт приспосабливаемости («Первый информационный», 24.12). Он призывает не делать большой трагедии из результатов опроса. А вот экс-депутату Верховного совета Армении Азату Аршакяну итоги исследования не кажутся заслуживающими доверия. Нужно было обсудить и другую сторону вопроса — любит ли президент РФ Армению и армян? Сейчас Россия ведет антитурецкую политику, и в этом большую роль играет лично Владимир Путин, а армяне, вероятно, руководствуются принципом «враг моего врага — мой друг».

Эксперты указывают на различные факторы, отразившиеся в опросе, начиная с исторических обстоятельств и страхов и кончая нынешним российско-турецким обострением, указывает Lragir (26.12), отмечая, что процент «за Путина» совпадает с результатами опроса по поводу отношения армян к России. Что любят и чего не любят армяне? Любят, как оказалось, поставки оружия Азербайджану, социально-экономическую убогость, коррупцию, гуманитарную и технологическую отсталость, газовые договоры, изоляцию и прочее. В конце концов, любят власти Армении, которые ничего не делают против воли Путина. А не любят Обаму. Между тем, при Обаме США «трижды предотвратили российско-азербайджанский проект „миротворцы в обмен на Арцах“, предоставили Армении миллиарды долларов на повышение уровня жизни, прокладку инфраструктуры, оплату пенсий и зарплат, финансирование борьбы с коррупцией».