«Сирия, Украина, беженцы: у Запада отказывают органы» — в статье под таким заголовком газета Die Presse (14.02) назвала конференцию в Мюнхене своего рода «политическим термометром», определяющим состояние здоровья «пациента» — мировой политики. Нынешнее измерение показало — «пациент» серьезно болен. Мюнхенской конференции по безопасности, на которой обсуждались практически все основные политические вопросы последнего времени, была посвящена львиная доля публикаций австрийских изданий.

Настроение на нынешней конференции было омрачено сложной политической ситуацией в мире, констатирует Кристоф Прантнер (Christoph Prantner) в газете Der Standard (15.02). И поясняет — Европа и США проявили на редкость слабые способности в кризисном менеджменте, а Россия безжалостно использовала эту слабость. Объявленное соглашение о приостановке боевых действий в Сирии к концу недели скорее «испарится», чем «материализуется», предсказывает журналист.

Российский премьер-министр Дмитрий Медведев говорил о новой холодной войне. А французский премьер Мануэль Вальс (Manuel Valls) заявил немецким хозяевам конференции, что из европейских квот по беженцам ничего не выйдет. Так что и дружный германо-французский тандем дал трещину, отметил автор.

Российская политика интервенции на Украине и в Сирии сделала Москву центральной фигурой в Мюнхене, считает журналист и цитирует Норберта Рёттгена (Norbert Röttgen), главу внешнеполитической комиссии германского бундестага: «Россия заняла ведущую позицию в ближневосточной политике». Приводятся в статье и слова руководителя делегации США, сенатора Джона Маккейна (John McCain): «Господин Путин не заинтересован в том, чтобы стать нашим партнером. Возможно, он хочет сделать Сирию военной „внешней“ территорией для России — новым Калининградом или новым Крымом. И он хочет и дальше обострять кризис с беженцами, используя его как оружие для уничтожения трансатлантических отношений и европейского проекта».

В интервью, данном этой газете накануне (Der Standard, 14.02), Джон Маккейн заявил, что не верит в согласованное по Сирии перемирие, так как оно «позволит русским продолжать бомбардировки и, поддерживая режим Асада, убивать умеренную оппозицию, что значительно ухудшит наше положение». И критикует правительство США, упустившее руководящую роль. Что касается саудовских и турецких наземных войск в Сирии для решительного поворота в конфликте, то, по мнению Маккейна, «если и достаточно, то только под американским руководством».

Сирийский конфликт может стать еще более кровавым и опасным, пишет Кристоф Прантнер (Christoph Prantner) в Der Standard (14.02). «Новый глава Белого дома вынужден будет подключаться к процессу — не только по гуманитарным соображениям, но и из собственного интереса. А Европа тем временем должна определиться, останется ли она статистом или будет активно участвовать в совместных действиях».

Для этого надо, чтобы ее ведущие державы, особенно Германия, одумались и нашли реальное политическое решение в кризисе с беженцами, которое сохранит Европу способной к действиям в будущем. Для этого надо, чтобы ЕС оставался стойким по отношению к России, даже если санкции для него более болезненны, чем для американцев. Европейцам не следует играть друг против друга. Опыт ХХ века показал, как легко скатиться в хаос и как трудно выбраться из него, резюмирует автор.

На Мюнхенской конференции глубокая пропасть между Россией и Западом по вопросам Сирии и Украины стала более очевидной. Холодная война возвращается — по крайней мере, риторически, отмечает Хельмар Думбс (Helmar Dumbs) в Die Presse (14.02). И тон задал российский премьер-министр Дмитрий Медведев в своем выступлении в Мюнхене, заявив, что «мы на пороге новой холодной войны». При этом он «горько пожаловался на то, как Запад обращается с Россией: «Ежедневно нас объявляют новой угрозой — для НАТО, для Европы, для мира», — пишет журналист.

Автор приводит слова министра иностранных дел Германии Франка Вальтера Штайнмайера (Frank Walter Steinmeier), ответившего Медведеву по поводу холодной войны: «Я так понял, что это надо предотвратить». И добавил: «Если мы будем делить все на черное или белое или на хорошее или плохое, то это нам не поможет». На что его российский коллега Сергей Лавров ответил, что «НАТО и ЕС отказываются сотрудничать с Россией в полном масштабе, они придерживаются разделительной линии и называют нас врагами. Так что старые инстинкты еще живы».

Без России не может быть никакого мира в Сирии. Путин своей военной интервенцией обеспечил себе стратегическую ключевую роль, — пишет Кристиан Ультч (Christian Ultsch) в Die Presse (14.02). Без России Сирия никогда не придет к миру, но остается неясным, чего же хочет Россия в Сирии на самом деле. В лучшем случае она может закрепить свои стратегические интересы и помочь своему подопечному Асаду в получении лучшей позиции на переговорах.

Если Турция и Саудовская Аравия введут наземные войска в Сирию, и если они столкнутся там с армией Асада, иранской революционной гвардией или российскими солдатами, то это приведет к абсолютному хаосу. Поэтому важно, чтобы обе сверхдержавы, Россия и США, согласовывали свои авианалеты и дипломатию в Сирии.

По нынешнему состоянию дел гражданскую войну в Сирии не может выиграть ни одна из сторон, считает автор, поэтому самым разумным было бы переговорное решение. Но надо быть реалистами: достигнутая в Мюнхене договоренность о прекращении вооруженных действий в Сирии крайне трудно осуществима. У ЕС непосредственный интерес в скорейшем завершении гражданской войны, но в отличие от России ему уготована лишь роль зрителя, — с горечью заключает Кристиан Ультч.

На Мюнхенской конференции немало внимания было уделено ситуации на Украине, хотя ни по одному вопросу не было достигнуто согласия. Михаил Саакашвили, бывший президент Грузии и губернатор Одессы, в интервью Die Presse (14.02) требует от Европы больше поддержки, а от Киева — большей готовности к реформам. При этом он подчеркивает, что «Украина не может полностью провести эти реформы пока Россия полностью не уйдет с украинской территории и пока Украина не получит опять полный контроль над своими границами».

Саакашвили заверил, что после проведения реформ Украина станет самой быстро растущей экономикой Европы. Привел он и исторические параллели: так же как империя Габсбургов защищала Европу от завоевателей с Востока, так и Украина защищает большие части Европы от России.

«Европа предпочитает планировать свою энергетическую стратегию без Украины» — гласит заголовок статьи в Die Presse (10.02). C помощью сжиженного газа и дополнительных газопроводов внутри ЕС Брюссель хочет уменьшить зависимость от России. 14 проектов, которые он пытается воплотить в жизнь, служат одной цели: уменьшить зависимость ЕС от главного поставщика — Москвы. Однако если эти планы осуществятся, то больше всех пострадает Украина, которая ежегодно зарабатывает на транзите газа два миллиарда евро. Отсутствие этих доходов еще больше дестабилизирует страну.

В то время как Брюссель хочет добиться большей независимости от России, Москва работает над тем, чтобы поставлять в Европу еще больше газа. До 2020 года «Газпром» хочет удвоить производительность своего газопровода «Северный поток». Тем самым Украина как транзитная страна фактически потеряет значение, делает вывод Die Presse.