Болгария и Молдавия разворачиваются в сторону России, констатирует Polityka (14.11), комментируя исход прошедших в двух этих странах президентских выборов. Румен Радев собирается вести «прагматичную политику», то есть постараться совместить членство в НАТО и ЕС с отменой антироссийских санкций. В свою очередь, молдавский коммунист Игорь Додон недвусмысленно ориентируется на Москву: он признает присоединение Крыма к России,  планирует сделать целью своего первого официального визита российскую столицу и считает, что его страна должна войти в Евразийский союз.

Победа кандидатов с подобной ориентацией, объясняет еженедельник, не стала результатом претворения в жизнь какого-то хитроумного кремлевского плана, однако Владимир Путин успешно пользуется представляющимися ему шансами: «благодаря эффективной пропаганде ему удается создавать впечатление, будто у него есть щедрое предложение для каждого, кто решит дистанцироваться от Запада».

Концепция нового болгарского президента гласит, что София сделает ставку на уравновешивание европейских влияний сближением с Россией, что может означать перемены в подходе к заблокированному под давлением Брюсселя проекту газопровода «Южный поток» или к плану возведения россиянами АЭС в Болгарии. Впрочем, эта страна сильно зависит от российских энергоресурсов и инвестиций, поэтому московский фактор всегда играл в болгарской политике большую роль, а сейчас болгары наверняка присоединяться к растущей группе противников европейских санкций в отношении России пишет Newsweek Polska (15.11).

В свою очередь, Молдавию, высказывает опасение журнал, ожидает полное подчинение московским влияниям. Россияне использовали в отношении этого государства действенные пропагандистские инструменты: «Они то пугали Кишинев вторжением из Приднестровья, то подпитывали сепаратистские настроения в Гагаузии, то применяли экономическое эмбарго. В итоге огромное число молдаван, особенно тех, кто уехал на заработки в Россию, и тех, кто пользуется в быту русским языком, проголосовали за Игоря Додона». И хотя в ходе компании много говорилось о балансировании между Россией и Западом, прошлый опыт правления молдавских коммунистов показывает, что оно заканчивается полным разворотом к Москве.

Серия политических событий в Европе последнего времени может осложнить планы ЕС и НАТО: неожиданная отставка правительства в Эстонии и итог президентских выборов в Болгарии и Молдавии создали ситуацию, которая дает России шанс поправить свою международную позицию, отмечает Onet.pl (16.11). Появления в Таллине правительства с открыто пророссийской ориентацией ожидать не приходится, однако в ситуации политической нестабильности Москва постарается «использовать для реализации своих целей российское меньшинство в этой стране».

В свою очередь, Болгария, выступающая для России одним из «окон на Балканы», может подвергнуться экономическому давлению Кремля, который постарается расширить в этой стране инфраструктуру для транспортировки своих энергоресурсов и предотвратить усиление присутствия в ней сил НАТО. Особенную обеспокоенность портала вызывает будущее Молдавии, которая может превратиться в «форпост для распространения московских влияний у границ ЕС», оставаясь при этом нейтральным государством и не претендуя на членство в Североатлантическом альянсе. Использует ли Москва свои шансы, во многом зависит от того, какой курс изберет новый президент США, подводит итог ресурс: «Кремль не скрывает, что он рассчитывает на отмену введенного два года назад эмбарго и отказ Вашингтона от отправки военных на восточный фланг НАТО».

В ходе предвыборных дебатов в США Владимир Путин оказался политиком, чье имя упоминалось чаще всего, такую же роль он будет играть в предстоящих избирательных кампаниях во Франции и Германии, предсказывает Defence.24 (11.11). Французское общество ожидает сложный выбор нового главы государства. Один из возможных претендентов на этот пост — Николя Саркози, неоднократно высказывавшийся за сближение Парижа с Москвой, и Россия связывает с ним надежды на отмену антироссийских санкций. Другой — завоевавшая популярность на волне роста евроскептических настроений Марин Ле Пен, называющая Российскую Федерацию естественным партнером Франции. Путин видит в лидере «Национального фронта» возможную союзницу по продвижению идеи создания независимой от Вашингтона оси Париж — Москва — Берлин, перечисляет автор публикации.

Между тем в Германии социал-демократы все громче критикуют блок Ангелы Меркель за ее жесткий курс в отношении России и обострение отношений между НАТО и Москвой, пугая Европу новой холодной войной. Все больше споров на тему восточной политики возникает и в рядах самих консерваторов, осознающих, что к выборам им придется смягчить свою позицию по России, — описывает сложившуюся ситуацию журналист.

Отвечая на вопрос Fronda.pl (16.11) о дальнейшем развитии американо-российских отношений при Дональде Трампе, политолог Петр Вавжик (Piotr Wawrzyk) предполагает, что они станут более рациональными, и не исключает возможности появления новых соглашений, в частности, об активизации взаимодействия в Сирии. Одновременно собеседник портала обращает внимание, что Трампу придется полагаться во внешней политике на своих соратников, а те «даже говорили, что Путин должен вместе с Асадом предстать перед международным трибуналом». «Мы никогда не слышали таких комментариев из лагеря Клинтон или Обамы. Сейчас люди с такими идеями, звучащими в публичном пространстве, будут принимать решения в сфере политики», — подчеркивает он.

Американист Гжегож Костшева-Зорбас (Grzegorz Kostrzewa-Zorbas), выступавший в эфире телеканала TVN.24 (15.11), опасается возвращения биполярной системы международных отношений. «В генетический код российской политики и культуры глубоко вписана идея „мирового кондоминиума“, мысль, что Россия должна принимать участие в совместном управлении миром», — говорит он, указывая, что Москва стремится вернуть себе статус равноправного с США государства, а также разделить с американцами сферы влияния в ключевых для сверхдержав регионах.

Как добавляет второй гость передачи, генерал Марек Дукачевский (Marek Dukaczewski), Путин не мог согласиться на формат, сформировавшийся при Бараке Обаме, когда США квалифицировали Россию как «очень эффективную и стремительно развивающуюся локальную державу». Кремль продолжает считать свою страну державой глобальной, хотя она таковой уже не является, — заключает собеседник канала.

Путин не хочет кончить, как Милошевич, констатирует Gazeta Wyborcza (16.11), реагируя на выход России из числа участников Римского статута Международного уголовного суда в Гааге. Непосредственной причиной такого решения издание называет обнародование доклада прокурора МУС Фату Бенсуды (Fatou B. Bensouda), в котором действия РФ в Крыму в 2014 году названы вооруженным вторжением на территорию соседнего государства. Еще недавно московские власти предъявляли претензии Украине, говоря, будто она не хочет ратифицировать Римский статут, поскольку президент Порошенко «панически боится», что в будущем ему придется отвечать «за военные преступления в Донбассе» и разделить судьбу Слободана Милошевича. Однако, напоминает публицист газеты, Украина в прошлом году стала участницей Международного уголовного суда, и тот расследует сейчас вторжение в Крым именно по ее запросу.

Сложно сказать, к каким действиям и в каких регионах света расчищает себе сегодня путь Кремль, отказываясь от ратификации Римского статута Международного уголовного суда — договора, который выступает самым полным и самым детальным уголовным кодексом, который посвящен военным преступлениям, преступлениям против человечности и преступлениям геноцида, — развивает тему wPolityce.pl (17.11).

Такой шаг должен стать предостережением для всей Европы и мира, поскольку пример России может оказаться заразительным, предупреждает комментатор портала и заключает: «У идеи разрушения международного права и международных институтов всюду есть свои сторонники. Они мечтают о системе абсолютного государственного суверенитета и свободно меняющихся союзов без внешних ограничителей. Такая система слабого и дырявого права, а также слабых или фактически отсутствующих институтов существовала в Европе до середины XX века, и Польша дважды в ней гибла: в 1795 и 1939 годах. Бог троицу любит?»