Рассказывая об убийстве российского посла в Турции Андрея Карлова, американские журналисты акцентировали внимание не столько на заявлениях представителя Государственного департамента Джона Кирби (John Kirby) о том, что «Мы осуждаем этот акт насилия, откуда бы оно ни исходило. Наши мысли и молитвы с ним и его семьей», сколько на выкриках убийцы: «Мы умираем в Алеппо, ты умрешь здесь! Вы не будете в безопасности, пока наши города в опасности! Не забывайте о Сирии и Алеппо! Кто бы не был причастен к этому, он получит свое наказание!» (Los Angeles Times, 20.12).

При этом ни один из журналистов не озадачился ответом на элементарный вопрос: какое, собственно, отношение имеет турецкий полицейский-убийца к Сирии и сирийскому городу Алеппо?

Зато вполне пропагандистски профессионально авторы давали слово сирийским «активистам-оппозиционерам», которых открыто поддерживают: «Мохаммед аль-Шибли (Mohammed al-Shibli), сирийский активист, присутствовавший на митинге в Стамбуле в ночь на понедельник, заявил, что ощутил „счастье, когда услышал эту новость“. „Это первый шаг с целью добиться справедливости для сирийского народа“, сказал он газете The New York Times. „Посол не является невиновным. Он представляет внешнюю политику своего кровавого государства и, следовательно, он тоже — убийца. Теперь мы ждем отмщения против всех, кто проливал кровь в Сирии“» (The Christian Science Monitor, 21.12).

Более того, были комментарии поистине вопиющие по своему бесстыдству. Так, один американский трус-журналист признал другого, турецкого труса-полицейского, стрелявшего в спину российскому послу, «солдатом» и «борцом за свободу», а само убийство как «торжество справедливости».

The Christian Science Monitor (22.12) даже критически высказалась «О манере освещения в СМИ убийства российского посла», посчитав опубликованную на первых полосах крупных американских газет фотографию убийцы с пистолетом и лежащего за ним тела посла весьма далекой от традиционной американской медиаэтики. Издание напомнило об исследовании газеты Los Angeles Times 2005 года, проанализировавшей тогда иллюстративный ряд шести известных американских газет и двух популярных еженедельников в период войны в Ираке. Так вот, там вообще не публиковались фотографии американцев и западных союзников, погибших в боевых действиях. А их было — 559.

По мнению автора The Washington Post (20.12), «Убийство посла России в Турции создаст кризис для Эрдогана», однако в тексте его статьи проблема выглядит совсем иначе: «Ощутимая враждебность Запада в отношении Эрдогана и правительства Турции способствовала укреплению ультранационалистического, „евразийского“ лагеря в турецкой политике, который хочет, чтобы Анкара отвернулась от Европы и НАТО и сотрудничала с такими странами, как Россия и Китай». Это уже явно кризис совсем другого рода и совсем для других субъектов…

Чуть ли не с горечью ведущие издания сообщили о том, что «Россия и Турция заверяют, что убийство посла не нанесет ущерба двусторонним отношениям» (The Wall Street Journal, 21.12), «Переговоры по Сирии будут продолжены, несмотря на убийство российского дипломата в Турции» (The New York Times, 21.12), «Россия и Турция говорят о своих планах остановить войну в Сирии» (The Washington Post, 21.12).

Автор The Wall Street Journal (21.12) признал, что «С момента вступление в прошлом году в сирийскую войну Россия успешно закрыла статус Америки как единственной сверхдержавы на Ближнем Востоке, достижение, увенчанное падением Алеппо. Этот подъем превратил Москву в незаменимую центральную фигуру региона…. Убийство посла России в Турции, однако, подчеркнуло оборотную сторону этого головокружительного подъема. В регионе не было в недавнем прошлом каких либо антиамериканских протестов. Но на фоне агонии Алеппо десятки тысяч демонстрантов сошлись в этом месяце вокруг российских миссий от Стамбула до Бейрута и Кувейта, где люди скандировали под руководством местных законодателей „Россия — враг Ислама“».

Автор при этом не упоминает гигантские пропагандистские усилия Запада по дискредитации действий России в Сирии, которые и стали причиной подобных акций.

Демонстрацией лицемерия и бесстыдства «американских интересов и демократии» в Сирии можно считать статью «Алеппо и закат Америки» Чарльза Краутхаммера (Charles Krauthammer) в The Washington Post (22.12), где автор рассуждает о том, что надо было сделать уходящему президенту США. «На начальном этапе гражданской войны народное восстание набирало обороты. В тот момент единственным, что помогало удерживать шаткое равновесие, был контроль режима над воздушным пространством. Тогда США с небольшим риском и издержками для себя могли бы объявить в Сирии бесполетную зону, как было в Ираке в течение многих лет после войны в Персидском заливе в 1991 году. США могли бы с легкостью уничтожить самолеты и вертолеты правительства Сирии еще на аэродромах и изрыть их воронками так, чтобы они стали непригодными для использования. Такой шаг изменил бы стратегическую ситуацию до самого конца войны».

США ошибались, посчитав, что Россия вышла из игры, констатировала The New York Times (22.12), анализируя упущенные США возможности пересмотра мирового порядка в течение 25 лет, прошедших после распада СССР. Вспоминая об идее пригласить Россию в НАТО, редакция признала, что «Россия не приняла бы приглашение из-за условий вступления, подразумевающих, что она стала бы лишь одной из многих; она добивалась почтительного отношения, а не приручения».

Ежегодная пресс-конференция президента России не попала в главные темы СМИ, т.к. была проведена в канун рождественского сочельника и Рождества, когда большинство западных журналистов предпочитает взять отгулы или отпуск. А Владимир Путин перенес её на один день, чтобы присутствовать на похоронах убитого российского посла в Турции. Тем не менее, шеф московского бюро газеты The Washington Post Дэвид Филипов (David Filipov) рассказал о ней достаточно информативно, акцентировав внимание на нескольких моментах (The Washington Post, 23.12).

Прежде всего, автор пересказал ответ Путина на вопрос о том, действительно ли Россия вмешивалась в президентские выборы в США, поддерживая Дональда Трампа. Демократы «по всем фронтам проигрывают и ищут виновных на стороне, — сказал Путин, — На мой взгляд, это, как бы сказать, унижает их собственное достоинство. Нужно уметь проигрывать достойно».

«Путин также подтвердил свою заинтересованность в углублении отношений с США после инаугурации Трампа, который в ходе предвыборной кампании отстаивал позиции, выгодные для России — в том числе говорил об объединении усилий в борьбе с терроризмом и о намерении подумать над тем, чтобы признать аннексию (части территории) Украины», — указал Филипов.

Россия напала на нашу демократию, заявили авторы The Washington Post (24.12). Они очень недовольны словами и действиями избранного президента США, они уверены, что Россия нанесла Америке «огромный ущерб на этих выборах». И призывают Конгресс срочно начать «подготовку всеобъемлющего двухпартийного и авторитетного отчета» о случившемся. Выступление Путина на пресс-конференции они, разумеется, не случали и не читали…

В течение воскресенья и понедельника СМИ рассказывали о катастрофе военно-транспортного самолета Ту-154 в Сочи. «Комментируя трагедию по национальному телевидению, президент России Владимир Путин объявил понедельник днем национального траура и сказал, что причины аварии будут тщательно расследованы», сообщил Дэвид Филипов (The Washington Post, 26.12).

Больше подробностей сообщил корреспондент газеты The New York Times (26.12), рассказав и о хоре имени Александрова, и о «докторе Лизе», и о журналистах, находившихся на борту самолета. «Обломки самолета, на борту которого находились 84 пассажира и восемь членов экипажа, были найдены в море, большинство из них в районе полутора километров от берега. Никто не выжил», — писал журналист, ссылаясь на сообщения официальных российских лиц.