Российский МИД заявил, что Россия не будет сообщать НАТО о своих военных учениях, пишет Defence.24 (14.03). Система информирования о планах и сценариях подобных мероприятий, присутствие на них иностранных наблюдателей служат не только выстраиванию доверия между государствами, но также не позволяют использовать маневры как прикрытие для перегруппировки войск и проведения реальных наступательных операций, объясняет автор комментария. Страны альянса выполняют все свои обязательства в этой сфере, а их военные учения не могут сравниться по своему размаху с учениями, проводимыми российской армией, которые чрезвычайно сложно «отличить от подготовки к агрессии».

Москва укрепляет свой военный потенциал и создает новые инструменты политико-пропагандистского воздействия на НАТО, «ведь сама форма проведения учений, даже если их целью не выступает реальное нападение, может служить для давления на его восточный фланг», — заключает журналист. Альянсу следует укреплять собственные силы и разведку, чтобы «успеть вовремя получить предостережение о грозящей опасности», — призывает он.


Решение Москвы связано с тем, что она приняла курс на обострение отношений с НАТО, уверен эксперт по вопросам безопасности Анджей Талага (Andrzej Talaga), интервью с которым публикует Fronda.pl (15.03). Нет трагедии в том, что альянс не получит сообщений о проводимых учениях, ведь «он в любом случае будет наблюдать за ними при помощи различных разведывательных средств» и знать, чем занимается Москва, успокаивает аналитик.

Основную опасность он видит не в предстоящих стратегических российско-белорусских маневрах «Запад-2017», а во внезапных проверках боевой готовности российских войск. Сегодня благодаря таким тренировкам Россия способна в течение двух дней перебросить как минимум 50 тысяч человек в любую точку своей территории, а это значит, что для нападения на другую страну ей нужно всего двое суток. «К этому невозможно подготовиться, и это как раз очень опасно», — подчеркивает Талага.

Россия стала основной угрозой для региона Восточно-Центральной Европы в военной, политической и информационной плоскостях, она совершенно сознательно стремится к его ослаблению и дестабилизации, говорит политолог Збигнев Писарский (Zbigniew Pisarski) в беседе с Polskie Radio (11.03). Москва ведет тонкую игру: она говорит, что руководствуется в своей политике только добрыми намерениями и не вынашивает агрессивных планов. Западные политики, в свою очередь, «зачастую не спешат признавать, что за теми или иными действиями стоит Россия, потому что в таком случае им пришлось бы на это реагировать, а потом нести ответственность за свои шаги». Однако самообман и попытки убедить себя, что угроз не существует, могут обернуться бедой, предупреждает собеседник радиостанции.

Основная опасность, как он полагает, связана с эскалацией военных учений. Его тревогу вызывает не только то, что маневры «Запад-2017» будут в несколько раз превосходить по масштабу аналогичное мероприятие 2013 года, но и то, что Москва уже начала использовать сценарии военных учений в реальных военных операциях. В Донбассе, приводит пример Писарский, россияне применяли те приемы переброски войск и ту тактику, которую отрабатывали незадолго до этого.

Бывший президент Эстонии Арнольд Рюйтель (Arnold Rüütel) на страницах Rzeczpospolita (16.03) советует странам Балтии готовиться к исходящим от России угрозам. Он не исключает, что Москва применит в регионе опробованные на Украине методы, воспользовавшись тем фактом, что значительный процент населения в Латвии и Эстонии составляют русскоязычные жители, среди которых много бывших советских военных. «Наши границы кроил СССР. Он строил здесь предприятия, в которых мы не нуждались, свозил свою рабочую силу. Это были целенаправленные действия с заделом на далекую перспективу», — рассказывает политик.

Одновременно он вспоминает, что в 1990-е годы страны Балтии пытались завязать с Россией хорошие отношения, не считая ее своим врагом, однако с уходом Бориса Ельцина это стало невозможным. Сейчас эстонцы, которые помнят о советской аннексии своей страны и коммунистических репрессиях, относятся к Москве с большой осторожностью, особенно после того, как она аннексировала Крым и отправила на Украину своих «зеленых человечков».

В другой публикации Reczpospolita (10.03) обращается к теме накалившихся отношений между Газпромом и польским государственным энергетическим концерном PGNiG. Последним эпизодом их противостояния стала битва за то, на каких условиях и в каком объеме россияне смогут пользоваться сухопутным ответвлением газопровода «Северный поток» — OPAL. На первом этапе польской компании удалось одержать победу: по ее запросу решение Еврокомиссии о расширении доступа Газпрома к этому газопроводу было приостановлено. Однако исход всей «войны» определит Европейский суд в Люксембурге, который вынесет окончательный вердикт по этому делу.

Кроме того, PGNiG подал иск против Газпрома в Стокгольмский арбитраж, требуя изменения ценовых условий действующего договора. Также он заявляет о том, что в 2022 году, после завершения действующего долгосрочного контракта, не станет покупать у российской компании газ на прежних условиях. Причин обострения ситуации две, говорит эксперт топливного рынка Анджей Шченсняк (Andrzej Szczęśniak), которого цитирует издание: «Во-первых, в 2019 году заканчивается действие договора на транзит газа по польскому отрезку газопровода Ямал — Европа, а каким окажется новый, и появится ли он, неизвестно. Во-вторых, PGNiG стремится заблокировать дальнейшую экспансию Газпрома в ЕС».

Расследование Европейской комиссии показало, что Газпром много лет подряд злоупотреблял своей позицией на рынке в восьми странах Восточно-Центральной Европы, в частности, завышая цены и препятствуя свободному обороту газа. По европейскому законодательству за такие нарушения может грозить штраф в размере 10% годового оборота, однако, российский концерн, по всей видимости, останется безнаказанным, предполагает Nasz Dziennik (14.03).

Недоумение автора публикации вызвало официальное объявление Еврокомиссии о том, что она готова принять гарантии Газпрома, который обязался добровольно отказаться от всех практик, противоречащих антимонопольному законодательству ЕС. Это сообщение, полагает он, ясно показывает, каким огромным влиянием обладает в европейских органах российский газовый гигант благодаря поддержке «немецких чиновников, добросовестно выполняющих задачи, которые ставит перед ними администрация Ангелы Меркель».

Официальное коммюнике Еврокомиссии гласит, что Газпром намеревается убрать из своих контрактов ограничения на реэкспорт газа и привести цены в Восточной и Центральной Европе к рыночному уровню. Из этого можно сделать вывод, что ранее такие барьеры существовали, а цены были несправедливыми, следовательно, обязательства российского концерна должны стать лишь дополнением к реальному штрафу, размер которого мог бы достичь 15 миллиардов евро, вторит Rzeczpospolita (13.03).

Автор комментария высказывает опасение, что комиссар ЕС по вопросам конкуренции и ее коллеги уже решили, что никакого наказания не будет. Предотвратить угрозу того, что Россия останется безнаказанной, и переломить не подающуюся объяснению пассивность Еврокомиссии может, по ее мнению, лишь решительный протест пострадавших от практик Газпрома стран, которые откажутся принимать российские предложения. «И пусть госпожа комиссар не боится, что рассерженный Кремль перекроет нам газовый вентиль. Впереди лето — это самое удачное время, чтобы как можно суровее наказывать газовых монополистов», — подводит итог публицистка.

К газовой тематике обратился на прошедшей неделе также глава польского МИДа Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski). На пресс-конференции по итогам встречи со своим украинской коллегой министр, как сообщает Onet.pl (16.03), высказал надежду на то, что Польша в ближайшем будущем сможет отказаться от российского газа, сделав своим приоритетом диверсификацию источников поставок. Однако, как отметил дипломат, если российское сырье окажется самым дешевым, а россияне предложат полякам «нормальные конкурентные условия», эти взаимоотношения можно будет продолжить.

Одновременно Ващиковский в критическом ключе высказался о газопроводе «Северный поток-1» и его новой ветке, которую собирается построить Россия. Политик назвал эти газопроводы инструментами давления и шантажа, которые Россия может в любой момент использовать против Европы. «К сожалению, — добавил он, наша философия и взгляд на сотрудничество с Россией отличаются от подхода некоторых стран Западной Европы. Они (возможно, наивно) верят, что огромный европейский рынок будет диктовать россиянам условия поставок. Мы считаем иначе. Мы думаем, что россияне будут использовать поставки газа как рычаги  политического воздействия».