Еще никогда между Россией и Турцией не наблюдалось такого глубокого политического диалога и сотрудничества на высшем уровне, как сегодня; визит президента Эрдогана в Москву положил начало новому периоду в отношениях между двумя странами; теплые сигналы двух лидеров в ближайшее время окажут позитивное влияние как на народы, так и бизнесменов двух стран; плоды этой встречи будут видны уже в ближайшее время (Milli gazete, 13.03; Milliyet, 14.03).

По итогам российско-турецких переговоров в Москве ожидается, что позитивные сдвиги произойдут в сфере энергетического сотрудничества, туризма, визового режима для турецких бизнесменов; особым значением обладает создание Россией и Турцией совместного инвестиционного фонда (Yeni Şafak, 13.03).

Создание инвестфонда, определение общих сфер инвестирования, реализация «Турецкого потока», ускорение строительства АЭС «Аккую», устранение препятствий на пути экспорта турецкой сельхозпродукции в Россию и компенсирование потерь в туристической сфере укрепит сотрудничество двух стран на фоне нестабильности в отношениях Турции с ЕС (Yeni Şafak, 13.03).

Россия — «живая вода» для турецкого экспорта, туризма, строительного сектора и важнейшая для Турции страна с экономической точки зрения (Yeni Çağ, 13.03). Немаловажную роль в преодолении напряженности, сохранявшейся в отношениях Турции и России еще несколько месяцев назад, сыграло взаимодействие двух стран по финансовой линии, а также личный вклад главы Сбербанка Германа Грефа и генерального директора Denizbank Хакана Атеша (Hakan Ateş), которые «с верой в русско-турецкую дружбу приложили большие усилия, чтобы наладились отношения между двумя странами».

Колумнист Hürriyet (13.03) анализирует перспективы применения российской платежной системы «Мир» в Турции, что также обсуждалось на встрече Эрдогана и Путина 10 марта в Москве. «Почему турецкие банки должны нести дополнительные расходы для создания соответствующей инфраструктуры? „Мир“ не будет работать в Турции. Россия пытается избежать международной изоляции и найти альтернативы. Но для того, чтобы сделать это, ее валюта должна быть востребованной», — делает вывод автор.

На данном этапе Турция и Россия активно развивают двусторонние отношения в сфере торговли, туризма, экономики, при этом в сирийском вопросе две страны «состоят в гораздо более щепетильных дипломатических отношениях» (Timeturk, 14.03). Важнейшая из связанных с будущим Сирии тем, по которым Турция не может достичь согласия с Россией, — позиция в отношении курдской Партии «Демократический союз» (PYD) / Отрядов народной самообороны (YPG).

Россия продолжает применять продовольственное эмбарго в отношении Турции, проводящей ошибочную внешнюю политику, отмечает Birgün (15.03). Сообщается, что стоимость экспорта продукции, которая до сих пор запрещена к ввозу в Россию, включая помидоры и виноград, насчитывает 425 миллионов долларов.

Благодаря продовольственному эмбарго доля отечественных сельхозпродуктов на российском рынке существенно выросла. И даже если российско-турецкие отношения станут превосходными во всех сферах, в области экспорта сельхозпродукции в Россию Турция никогда не сможет вернуться к периоду до 1 января 2016 года, когда стали действовать санкции, заключает автор Milliyet (16.03).

Новый компонент, возникающий в турецко-российских отношениях сегодня, — сотрудничество в сфере военной и оборонной промышленности и, в частности, вопрос о приобретении Турцией российских зенитно-ракетных комплексов С-400 (Hürriyet, 16.03). Подчеркивается, что в случае покупки ЗРК С-400 Турция, подверженная большому количеству угроз в силу своего регионального положения, существенно ослабит свою систему противовоздушной обороны из-за несовместимости С-400 со стандартами НАТО. При этом с точки зрения России продажа С-400 такому важному члену НАТО, как Турция, обеспечит не только материальную выгоду, но и психологическое превосходство перед НАТО, а также создаст ситуацию, способную дать трещину в Североатлантическом альянсе.

Вопрос о приобретении Турцией С-400 связан не только с турецкой национальной безопасностью, Россия таким образом сможет серьезно «вклиниться» в военную концепцию и технологию НАТО, приходит к выводу колумнист Sabah (17.03).

Habertürk (19.03), комментируя информацию о переброске российских военных в Египет близ границы с Ливией, заключает: в рамках стратегии, направленной на контроль энергетических маршрутов, Россия начинает окружать Европу и сейчас готовится осуществить вмешательство в Ливию, одну из основных стран, способных восполнить энергетический дефицит Европы. Войдя в Ливию, Россия изменит балансы в Восточном Средиземноморье в свою пользу.

Российские военные зашли на задний двор ЕС, констатирует Yeni Şafak (19.03), сообщая, что в Ливии, которая после арабской весны была вовлечена в хаос, Россия поддерживает силы ливийского командира Халифы Хафтара (Halife Hafter).

В качестве «ответной меры» со стороны Турции, разочарованной тем, что Россия не спешит снимать запрет на ввоз турецких помидоров в Россию, турецкие издания расценили информацию о введении запрета на импорт сельхозпродуктов из России, прежде всего пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла. «У Турции иссякло терпение?» — задается вопросом Vatan (17.03). «Между Россией и Турцией сохраняется скрытая напряженность?» — недоумевает Odatv.com (17.03).

Углубление кризиса в сфере торговли сельхозпродукцией в период, когда отношения Турции и России идут по пути нормализации, нанесет вред обеим странам, подытоживает автор Dünya (17.03). Запрет Турции, одного из крупнейших импортеров российской пшеницы и кукурузы, разумеется, загонит Россию в угол, но одновременно осложнит положение мукомольного и комбикормового секторов Турции.

Запрет Турции, как добавляет другой автор этого издания (Dünya, 17.03), приведет к повышению цен на многие продукты на внутреннем рынке Турции, от хлеба до кондитерских изделий, а также ослаблению конкурентоспособности турецких производителей. Позже Минэкономики Турции опровергло слухи о подобном запрете.