Есть много общего между митингами сторонников Алексея Навального в России 12 июня и массовым шествием в Турции, организованным основной оппозиционной Республиканской народной партией Турции в знак протеста против ареста депутата от этой партии Эниса Бербероглу (Enis Berberoğlu), приходит к выводу Güneş (16.06). Прежде всего, момент, на который пришлись эти мероприятия: и в России, и в Турции скоро состоятся президентские выборы (в 2018 и 2019 годах соответственно).

Во-вторых, обращает на себя внимание сходство между лидерами, которых Запад взял на прицел. Путин находится у власти в России с 2000 года, Эрдоган в Турции — с конца 2002 года. Оба лидера сначала восстановили свои страны с экономической точки зрения, а затем решительно выступили против попыток Запада подчинить их страны своей гегемонии. Оба лидера прилагали усилия к тому, чтобы создать атмосферу мира и сотрудничества в отношениях с Европой, но столкнулись с разного рода заговорами. В-третьих, и в России, и в Турции оппозицией управляют извне. Наконец, и в России, и в Турции оппозиция пытается представить себя в качестве политической группы, подвергшейся несправедливости.

«Насколько глубоко Россия вовлечена в катарский кризис?» — задается вопросом Medya Günlüğü (12.06). Для Владимира Путина сейчас важно сохранить стабильность цен на нефть хотя бы в ближайшие один-два года и придать российской экономике некоторый импульс в приближении президентских выборов. Если в период сотрудничества с Саудовской Аравией в нефтяной сфере Россия выступит в катарском кризисе резко против Эр-Рияда, это существенно навредит российскому лидеру.

Катарский кризис, по сути, направлен против России и Ирана, с которыми Катар в последнее время стремился к построению умеренных отношений, несмотря на постоянное политическое давление Саудовской Аравии, с целью усиления своих позиций в энергетике (Dünya, 13.06; Odatv.com, 13.06). Этот кризис способен повлечь за собой серьезную дестабилизацию в регионе как в силу влияния на энергетическую геополитику, так и ввиду того, что он берет на прицел Россию и Иран.

Sabah (13.06) заинтересовало заявление начальника Главного оперативного управления Генштаба России генерал-полковника Сергея Рудского о том, что план по созданию зон деэскалации в Сирии принес плоды, и гражданская война в Сирии фактически остановлена. С точки зрения газеты, отсутствие боев между режимом Асада и силами оппозиции в Сирии еще не означает окончания гражданской войны, и нынешнее состояние Ближнего Востока очень далеко от такого рода ожиданий. Более того, война в Сирии не только не заканчивается, но вновь возникающие в регионе кризисы могут вылиться в новую войну.

Akşam (12.06) обращает внимание на заявление командующего российской группировкой войск на территории Сирии генерал-полковника Сергея Суровикина о том, что возглавляемая США коалиция и «Демократические силы Сирии» (SDG) вступают в сговор с главарями ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. ред.), которые без боя сдают им населенные пункты, и напоминает, что это не первое заявление России такого рода. Так, ранее министр иностранных дел России Сергей Лавров также говорил о достижении курдами договоренностей с ИГИЛ, которые могли позволить террористам беспрепятственно выйти из Ракки и направиться в сторону Пальмиры. Отмечается, что наблюдения России по поводу Ракки разделяет и турецкая разведка; США и SDG не столько борются с ИГИЛ в этом сирийском городе, сколько идут на ухищрения с целью ввести в заблуждение мировое общественное мнение.

В конце мая российские ВКС нанесли удары по колоннам ИГИЛ, которые вышли из Ракки и двинулись в сторону Пальмиры, дав понять этой операцией, что наряду с политико-дипломатическими инструментами Россия держит наготове и войска (Karar, 12.06). Главный вопрос заключается в том, какую позицию займет Россия в дальнейшем, и предпримет ли российское руководство более радикальные ходы за несколько месяцев до президентских выборов в марте 2018 года — при том, что оно уже обеспечило себе пространство для маневра в регионе?

Владимир Путин в ходе «Прямой линии» заявил о том, что курдские бойцы вносят большой вклад в борьбу с терроризмом, и это заявление, по мнению Sözcü (16.06), разозлит Турцию.

Согласно полученным Milliyet (17.06) сведениям, Россия приняла решение разрешить импорт помидоров из Турции в определенное время года, за исключением тех периодов, когда российские производители могут сами выращивать помидоры. Отмечается, что это решение было принято в результате ряда технических контактов российских и турецких официальных лиц и вступит в силу в течение нескольких месяцев. Предполагается, что с возобновлением импорта помидоров из Турции цены на помидоры в российских магазинах станут заметно ниже.

Сегодня благодаря сильным лидерам России и Турции российско-турецкие отношения вышли на уровень тесного сотрудничества (Yeni Şafak, 17.06). Конечно, у этого сотрудничества есть границы, поскольку такие регионы, как Балканы, Кавказ, Центральная Азия, Ближний Восток, входят в сферы интересов как России, так и Турции, и конкуренция между двумя странами неизбежна. Но даже конкурирующие государства могут с пользой друг для друга определить сферы сотрудничества и преследовать политику, от которой выиграют обе стороны. Примеры подобного рода можно сегодня наблюдать в Сирии.