Переговоры президентов России и США в Гамбурге вызвали массу эмоций. Во-первых, это была первая личная встреча двух, как их окрестила пресса, «альфа-самцов», а во-вторых, фоном для нее послужили обвинения представителей новой американской администрации в связях с Москвой, а также прозвучавшие из уст Трампа в Варшаве жесткие слова на тему российской политики, пишет Polityka (07.07).

Несмотря на то, что разговор Путина и Трампа продолжался больше двух часов, предсказать, войдет ли он в историю и даст ли конкретные результаты, сложно, отмечает публицистка еженедельника и делится своими предположениями относительно дальнейшего развития событий. США, по ее мнению, не станут настаивать на отстранении от власти в Сирии президента Асада, поскольку его поддерживает Россия, а отказаться от ее участия в урегулировании сирийского конфликта американцы не могут.

Удалось ли Путину убедить Трампа в том, что препятствием для претворения в жизнь минских соглашений выступает Киев, остается загадкой, однако некоторые надежды на пути к разрешению украинского кризиса можно связывать с назначением специальным представителем США по Украине Курта Волкера. В настоящий момент ситуация выглядит тупиковой: с одной стороны, ничто не указывает на то, что россияне намереваются оставить Крым, «с другой — антироссийские санкции не могут длиться вечно, поскольку, как показывают многочисленные примеры (Куба, Сербия, Северная Корея, Иран), их эффект оказывается весьма незначительным».

От «планов по созданию нового мира», которые обрисовывал Трамп в своей избирательной кампании, ничего не осталось. Не будет ни нового раздела сфер влияния, ни нового «ялтинского сговора», ни сделки по обмену Украины на помощь в борьбе с исламскими экстремистами — так комментирует итог встречи российского и американского президентов Rzeczpospolita (08.07). Украинская проблема на гамбургской встрече практически не обсуждалась: Путин осознавал, что он не сможет на многое рассчитывать, кроме того, накануне стало известно, что спецпредставителем Вашингтона на Украине станет дипломат, связанный с активно поддерживающим украинский суверенитет сенатором Джоном Маккейном.

В Сирии, перечисляет газета, прежние планы также утратили актуальность: президенты достигли соглашения о прекращении огня на юго-западе этой страны, однако американцы не видят политического будущего для семьи диктатора Башара Асада и не нуждаются в российской поддержке для того, чтобы победить ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим.ред.). А союзники Америки (курды в Сирии и правительственные силы в Ираке) уже добивают джихадистов в Ракке и Мосуле.

Встреча Путина и Трампа закончилась вничью, но перевес был на стороне России, поскольку российский президент «играл на чужом поле» — на территории враждебного Запада, и уже сам факт, что он выступил в «выездной игре», стал для него огромным успехом, констатирует Newsweek Polska (08.07). На саммите «Большой двадцатки»  в 2014 году Путин, вспоминает журнал, сидел за столиком в одиночестве: ни один лидер не хотел фотографироваться с «захватчиком украинского Крыма и агрессором, нарушающим международное право». В следующие два года он лишь слушал звучащие из-за рубежа обвинения и обещания продлить санкции, но внезапно у него появился шанс на выход из изоляции и возвращение в мировые салоны в роли главы уважаемого государства — Дональд Трамп.

Американский президент, заинтересованный в диалоге с Москвой, распахнул перед российским свои объятия. Уже в своей речи, произнесенной в Варшаве, он пригласил Россию «присоединиться к клубу защитников общих ценностей». «У приглашения было лишь одно примечание: „перестаньте дестабилизировать Украину“, зато не было второго: исправьте то, что вы испортили, отдайте Крым и выйдите из Донбасса».

Говоря в Польше о действиях России на Украине и на Ближнем Востоке, Трамп призвал ее подключиться к борьбе с совместными угрозами, уравновесив тем самым критику в адрес Кремля и оставив себе поле для переговоров в ходе саммита «двадцатки», — вторит Defence.24 (11.07). Единственным реальным достижением встречи двух лидеров портал называет соглашение о зоне деэскалации на юго-западе Сирии.

В вопросе Украины Белый дом остался при мнении, что отмена санкций будет возможна только после реализации минских соглашений, в свою очередь, идея создания совместной группы по кибербезопасности встретилась с критикой политического окружения Трампа, которое сразу же обвинило его в излишне мягком подходе к Москве. «Хотя обе стороны называют встречу успешной, она была самое большее положительным элементом формирования взаимных отношений. Настоящий успех можно будет провозгласить лишь тогда, когда хотя бы в одной из обсуждавшихся тем наступит реальный перелом», — подводит итог ресурс.

Российскому президенту в ходе беседы с коллегой не удалось поднять самый важный для Москвы вопрос — отмены американских санкций, также не зашла речь и об отношениях между Россией и НАТО. Так что у Путина не было возможности раскритиковать укрепление восточного фланга или втянуть Трампа в обмен мнениями, который можно было в перспективе использовать для расшатывания единства альянса, указывает эксперт Польского института международных отношений Анна Мария Дынер, комментарий которой публикует Biznes Alert (12.07).

Эксперт обращает внимание, что американцам удалось избежать разговора двух президентов с глазу на глаз: такая формула давала преимущество более опытному российскому лидеру. Встреча в Гамбурге, на ее взгляд, показала, что администрация Трампа до сих пор не выработала стройной концепции отношений с Россией. А на краткосрочное взаимодействие с Москвой США пойдут лишь в тех сферах, где цели двух стран хотя бы относительно совпадают (борьба с ИГИЛ).

«Хотя эти действия будут носить ограниченный характер, российские власти постараются воспользоваться такой возможностью. Россия, в том числе прибегая к военным средствам, стремится закрепить ситуацию, в которой без ее участия (или по крайней мере разрешения) прогресс в важных с точки зрения США вопросах станет невозможным», — предсказывает политолог.

На пресс-конференции после встречи с президентом Польши Анджеем Дудой Дональд Трамп сообщил, что американская и польская сторона будут работать над ответом на «агрессивные и дестабилизирующие действия России». Комментируя эти слова в беседе с Nasz Dziennik (07.07), генерал Роман Полько подчеркивает, что это не пустые заявления, а реакция на российские провокации, предстоящие военные учения «Запад-2017», аннексию Крыма и все то, что происходит за границей восточного фланга НАТО. Трамп, по его словам, послал из Варшавы ясный сигнал и даже предостережение, что если союзник США встретится с агрессией с российской стороны, Вашингтон не станет бездействовать.

Также собеседник газеты приветствует подписание меморандума о закупке Варшавой американских зенитно-ракетных комплексов «Пэтриот», который стал ответом «на исходящую от России опасность». Он надеется, что этот шаг послужит не только созданию системы польской противоздушной обороны, но также укреплению тесных отношений между Варшавой и Вашингтоном.

Глава польского оборонного ведомства Антоний Мачеревич, выдержки из выступления которого на телеканале TV Republika приводит Interia.pl (13.07), указывает, что негативная реакция Москвы на решение Варшавы купить комплексы «Пэтриот» свидетельствует о том, что Польша становится серьезным игроком на политической, экономической и военной арене. Тревогу Москвы, как он полагает, вызывает помимо прочего модернизация польских вооруженных сил, смена кадров в спецслужбах, которая лишила доступа к ним людей, связанных с Россией, и создание сил территориальной обороны. «Россияне приложили массу усилий к тому, чтобы наладить контакты с офицерами польской армии, настроить их против территориальной обороны и заблокировать развитие этих подразделений. (…) Им удалось занять сильную позицию: в некоторых местах военной структуры оказались люди, которые поверили в эти российские инсинуации, пропаганду», — заявил министр.

Американский газ становится элементом геополитики: США планируют значительно увеличить объем экспорта своего сырья в Европу, что поможет таким государствам, как Польша или страны Балтии, преодолеть зависимость от России, сообщает Do Rzeczy (11.07). С одной стороны, это бизнес, а с другой — политика, которая выгодна Польше. Позволяя всем заинтересованным странам Восточно-Центральной Европы диверсифицировать поставки и повысить уровень своей энергетической безопасности, американцы наносят удар по российским газовым интересам, пишет журнал.

Треть объема газа, который сейчас импортирует Европа, поступает из России, что позволяет той уже много лет подряд успешно разыгрывать «газовую карту». Она ведет активное сотрудничество с немецкими, итальянскими, австрийскими или французскими компаниями и планирует проложить новую ветку газопровода «Северный поток», которая позволит не считаться с интересами транзитных стран.

На фоне того, что Газпром стремится сохранить свою монополию и доминирующую позицию на европейском рынке, польская сторона возлагает больше надежды на сотрудничество с США, объясняет издание, цитируя представителя Польской нефтегазовой компании PGNiG Мачея Возьняка. Ценовая формула в договоре Польши с Газпромом «неадекватна рыночным условиям, она в невыгодную сторону отличается от тех ставок, на которые могут рассчитывать западноевропейские клиенты. Кроме того, российское предложение выглядит менее привлекательным, чем большинство предложений на поставки в Европу сжиженного газа», — говорит он.