О встрече Владимира Путина с ведущими представителями немецкого бизнеса пишет газета деловых кругов Handelsblatt (13.10). Более трех часов беседовал с ними российский президент в своей резиденции в Сочи. По утверждению автора статьи, главные сторонники Путина находятся на самых верхних этажах многих крупных немецких предприятий. С ними он обсуждает такие вопросы, как необходимость отмены санкций ЕС против России, пути обхода новых американских санкций, и у них же он пытается получить политическое благословение на растущие поставки российских энергоносителей в Европу.

Председатель Восточного комитета германской экономики Вольфганг Бюхеле всячески старался подчеркнуть совпадения. Путин, мол, появился на свет в 1952 году, как раз когда создавали Восточный комитет. Что в Германии, мол, образуется новое правительство, а в России после президентских выборов 2018 года тоже будут обновления. Он уверял также, что, согласно опросам, подавляющее большинство немцев благожелательно относятся к России и хотели бы окончания застоя в двусторонних отношениях. Путин отвечал, что, несмотря «на актуальные проблемы в политике, экономические отношения снова развиваются». И не замедлил уколоть: мол, Германия занимает теперь после Китая лишь второе место как поставщик товаров в Россию. И все же двусторонняя торговля в первом полугодии 2017 года выросла ровно на четверть.

Затем Путин похвалил Германию за то, что в ней именно мелкие и средние предприятия составляют основу экономики. Путин заявил, что хотел бы добиться, чтобы к 2030 году 40% экономического производства в России обеспечивали средние предприятия. Но немецкие эксперты уже не раз слышали это. В докладе ’Doing Business’ Report, в котором Всемирный банк ежегодно оценивает деловой климат в 190 странах, Россия после некоторого взлета снова опустилась на 40 место. Что же касается бюрократии, то здесь Россия вообще на 115 месте, а по внешней торговле — на 140-м, резюмирует газета.

Тему продолжает газета Bild (14.10), которая пишет, что, несмотря на санкции, в России появится завод BMW. Похоже, что BMW мало волнуют санкции ЕС и недоверие по отношению к Путину: баварский концерн планирует в ближайшем будущем построить в Калининграде завод. «В долгосрочной перспективе мы рассматриваем Россию как растущий рынок для группы BMW и перепроверяем сейчас перспективы нашей деятельности», — сказала представительница концерна в интервью газете. Российская экономика сейчас выздоравливает, вновь растет сбыт автомобилей, поэтому BMW хочет снова «нажать на газ». Маттиас Шепп, глава германо-российской внешнеторговой палаты, поддерживает эти планы. «Слабый рубль и улучшение инвестиционного климата в России делают инвестиции для многих немецких предприятий в России привлекательными», — приводит Bild его слова.

О влиянии России на политику США пишет журнал Der Spiegel (15.10). Канал TV Rain (клиент операционной системы Android от популярного телеканала «Дождь») передал интервью молодого человека, назвавшегося «Максимом», сотрудника одной пресловутой фабрики троллей. Он рассказал, что по указанию руководства должен был писать по-английски комментарии для форумов таких СМИ США, как The New York Times и The Washington Post. Целью было оказать определенное влияние на мнения, повернуть в нужном направлении дискуссию.

В основном комментарии были направлены против Хиллари Клинтон, упоминая ее, он должен был всегда подчеркивать, «что она богата». Самыми распространенными темами были право на ношение оружия и гомосексуализм, причем в последнем случае разговор надо было переводить на религию. Своего рода покровителем этого предприятия был петербургский бизнесмен Евгений Пригожин, который хорошо знаком с Путиным и сделал большое состояние на богатых госзаказах, добавляет Der Spiegel.

Handelsblatt (17.10) опубликовала пространную статью российской писательницы Алисы Ганиевой под заголовком «У России своеобразное самосознание. Это проявляется в тоске по Советскому Союзу». Писательница рассказывает историю своей семьи, обычную историю обычной советской семьи. Почти в каждом российском доме сегодня найдется дед или прадед, подвергшийся репрессиям. «Однако это не мешает нашему народу вспоминать советское прошлое с нежными ностальгическими чувствами и считать 1991 год страшным кошмаром или апокалипсисом», — пишет Ганиева. Владимир Путин выразил это довольно четко: «Развал Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой столетия».

Железная ретро-риторика времен борьбы с космополитизмом снова в моде. Еще шесть лет назад опрос фонда «Общественное мнение» показал, что 43% российских граждан в возрасте до 20 лет почитают Ленина, а 34% — Сталина. В 2014 году опросы показали, что доля симпатизирующих Сталину значительно возросла по всей стране. Ганиева пишет, что постоянно слышит, что «сейчас нет ничего общего с красным террором, развязанным при Сталине, маргинальная оппозиция всего лишь завидует тем, кто у власти, россияне живут лучше, чем любое их поколение прежде, Путин — наш единственный защитник перед США, Россию ненавидят, потому что она сильная, и Россия вмешалась в конфликт на Украине только для того, чтобы защитить там свое население». Ганиева завершает статью словами Немцова: «Задача оппозиции сейчас — просвещение и правда. А правда в том, что Путин — это война и кризис».

Handelsblatt (14.10) рассказала также о сложных многовековых отношениях между русскими и немцами, о том, что русские и немцы не могут друг без друга. Автор статьи беседовала с двумя немецкими политиками, которые очень отличаются друг от друга, но у которых особое отношение к России и русскими. Один из них, бывший канцлер Германии Герхард Шредер, выступает за сближение и уравновешенность, «желает дружбы почти любой ценой». Другой — президент ФРГ в отставке Йоахим Гаук — требует размежевания и дистанцию. Он убежден, что «с автократами нельзя сговариваться, даже если они так хорошо говорят по-немецки».

Автор статьи сетует, что уникальные отношения между двумя народами достигли самой низшей точки именно при российском президенте, работавшем в Германии и любящем немецкий язык, и при канцлере, «которая когда-то в ГДР даже победила на олимпиаде по русскому языку и которая любит русскую литературу».

В связи с проведением во Франкфурте международной книжной ярмарки журналист газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung (16.10) взял интервью у министра культуры Украины Евгения Нищука, который, в частности, отметил рост в стране интереса к украинской литературе после революции 2014 года. Он также заверил, что в стране нет никакой цензуры.

На вопрос журналиста о том, как тогда расценивать изъятие книг и фильмов на русском языке, Нищук ответил, что «здесь речь идет не о запрете, а об ограничении определенной пропагандистской продукции из страны-агрессора. Литературу из России можно официально импортировать, но необходимо проверить, не содержит ли она пропаганду против Украины».

Почему для Украины столь важна декоммунизация, спросил журналист, напомнив, что с 2014 года на Украине было снесено множество памятников Ленину, переименовано много улиц и площадей. Министр ответил, что «декоммунизация была ответом законодателей на общественный запрос. Многие улицы и города названы в честь украинских деятелей культуры и истории, которые были изгнаны во время коммунизма». При этом «памятники во время декоммунизации должны остаться целыми и быть выставлены в музее тоталитаризма», убежден министр культуры Украины.