Путин и Бах в противостоянии, каждый выжидает, когда другой моргнет

28 ноября The New York Times рассказала о дневниках информатора ВАДА Григория Родченкова, которые он вел в тот период, когда возглавлял РУСАДА. По мнению газеты, они «служат подтверждением причастности [российских] властей к массовым фальсификациям в спорте. Этот вопрос является ключевым для чиновников Международного олимпийского комитета. В последние дни стало ясно, что МОК убежден в подлинности этих записей, и что они, скорее всего, окажут влияние на решение МОК о введении суровых санкций».

Однако, по мнению The Washington Post (30.11), «МОК категорически отказывается заниматься нарушениями норм права, которые прививает Путин». При этом «российский народ очень интересуется Олимпийскими играми, и Путин не может просто отказаться от участия в соревнованиях. Поэтому МОК не должен попустительствовать России пустячным наказанием. К сожалению, он вряд ли введет полный запрет на участие России: вместо этого могут просто наложить финансовый штраф, который был бы практически эквивалентом поблажки для российского государства.

Поэтому, уверена газета, «Единственной серьезной реакцией для МОК был бы запрет российской команде соревноваться под собственным флагом. Если отдельные российские спортсмены будут признаны чистыми в соответствии с жесткими международными стандартами, то им надо разрешить участвовать в соревнованиях под нейтральным флагом. Зрелище россиянина, завоевавшего олимпийское золото, но стоящего на пьедестале почета без российского флага и гимна, показало бы, что Олимпиада — это принципиальная и честная игра. Это также послужило бы для Путина важным примером того, что за попранием норм международного сообщества следуют последствия».

«Несмотря на утомительный скандал, который сотрясал международные ассоциации спорта в течение трех лет, МОК, возможно, готов занять жесткую позицию в отношении государственной системы допинга в России и обмана антидопингового контроля, в частности, на Олимпиаде в Сочи в 2014 году, — писала USA Today (03.12). — МОК может рассматривать все, начиная от штрафа вплоть до полного запрета стране на участие в Олимпийских играх, хотя многие в спорте и системе антидопингового контроля объединяются вокруг такой санкции, которая запретит участвовать России, но позволит отдельным спортсменам соревноваться под нейтральным флагом».

«Репутация Баха, не говоря уже о репутации его организации, серьезно пострадала из-за возмутительной допинг-программы в России. У него осталось совсем немного времени, чтобы решить, как сохранить лицо. Путин, который называет всю эту историю западным заговором, почти публично бросил вызов Баху ответить силой. Они в противостоянии, нос к носу, рукава рубашек засучены, и каждый выжидает, когда другой моргнет» (The New York Times, 04.12).

«МОК должен взять ситуацию под контроль, а не дать россиянам сыграть на опережение и отказаться от участия», — сказал Ричард Паунд, высокопоставленный член МОК…. «не стоит возмущаться, если МОК последует совету Паунда и отстранит от участия в Играх и россиян!», — указано в другой публикации этой же газеты (The New York Times, 04.12).

Так что сегодня вечером можно ожидать такого решения МОК, которое отстранит не только Россию, но и всех российских спортсменов от участия в Играх в корейском Пхёнчхане…

Чемпионат мира прибывает в Россию не в то время

«В то время, когда ФИФА собирается в Москву на жеребьевку Чемпионата мира, принимающая страна сталкивается с проблемами, начиная от обвинений в государственной поддержке допинга до более серьезной: у нее ужасная футбольная команда, — так оценил ситуацию автор The Wall Street Journal (30.11). — Российское правительство всегда отрицало любое отклонение от принятых правил в международных видах спорта, а организаторы сказали, что продажа билетов идет нормально. Но шумиха вокруг допинговых обвинений, в частности, заставила Россию занять оборону. В ходе телевизионного интервью в четверг премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что эти обвинения являются частью „антироссийской кампании“».

«Россия сейчас находится на 65-й позиции в рейтинге ФИФА, — напомнил журналист, — став первой принимающей Чемпионат мира страной с таким низким рейтингом со времени начала применения этой системы в 1992 году. Даже находившиеся на низком уровне США, принимавшие Чемпионат в 1994 году с командой, в которой играли несколько игроков из колледжей и любителей, находились в этом рейтинге выше восьми других стран».

Однако, по мнению The Washington Post (01.12), «Россия уже получила большую победу в жеребьевке Чемпионата мира, так как, несмотря на худший мировой рейтинг в футболе, россияне получили наиболее перспективную группу. Они возглавили Группу А, затем к ним присоединилась Саудовская Аравия, вторая худшая команда в рейтинге; Египет, который квалифицировался последний раз 28 лет назад; и Уругвай, реально грозный соперник. … Путин, несомненно, улыбается».

«Турнир продлится с 14 июня по 15 июля в 11российских городах на 12 стадионах, — напомнила газета. — Россия откроет эти состязания из 64 матчей игрой против Саудовской Аравии в Москве».

Чего боится Владимир Путин? Своего собственного народа

«Сейчас мало кто сомневается в том, что Путин с помощью искусных маневров вернул Россию на позицию глобальной значимости после произошедшего в 1991 году распада Советского Союза, — рассказывала читателям Марвин Калб в журнале TIME (28.11), сообщая подробности, —… По особым случаям он ездит верхом с голым торсом по российской тундре. Он понимает, что российский народ восхищается таким сильным вождем, и он решительным образом настроен на то, чтобы быть его героем».

«Но является ли он таковым?— вопрошает журналистка. — В то время как успехи Путина выставляются напоказ, его неудачи оказываются на „задней плите“, где они кипят на медленном огне гнева и разочарования…. Возможно, Путин гордо выступает на международной арене, однако действия его [национальной] гвардии свидетельствуют о тревожных сомнениях относительно его политического долголетия. У царя Николая II тоже была гвардия, и называлась она охраной (okhrana). Она защищала правителя до 1917 года, до того момента, когда русский народ сказал: „Хватит“. Это именно то слово, которое Путин не хотел бы услышать в ближайшем будущем».

Тему будущего Путина журналисты обязательно связывают с президентскими выборами. В этой связи корреспондент The New York Times (30.11) рассказал о стремлении Ксении Собчак стать президентом России: «В среду в Ростове-на-Дону открылся первый избирательный офис г-жи Собчак, которая претендует на роль лидера оппозиции на президентских выборах 2018 года. Она планирует открыть 50 таких отделений по всей стране для того, чтобы подчеркнуть, как плохо управляется страна. «Можете ли вы представить, что местный губернатор не встречается с людьми, которые остались без крова в результате пожара?— сказала она в интервью между остановками в своей кампании. — Это возможно только здесь, в России, потому что власть не меняется, начальники не меняются. Я хочу сделать эти вопросы частью большой национальной дискуссии о том, что не так в России».

Более откровенно она выразилась перед толпой стоящих на фоне почерневших обломков своих шлакоблочных домов, сгоревших в августе прошлого года после того, как таинственным образом была отключена подача воды: «Единственный человек, которого боится губернатор, — это Путин». Губернатора, добавила она, «не волнует, что вы о нем думаете, потому что вы не голосуете за него».

«Примерно 25 кандидатов уже заявили о своем намерении баллотироваться, — напомнил корреспондент, — но Собчак выделяется тем, что она известна стране в том же масштабе, что и Путин…. Некоторые люди не принимают всерьез ее кандидатуру, потому что она женщина. В недавнем опросе „Левада-центра“ 53% респондентов заявили, что они не думают, что женщина может управлять страной, а 32% сказали, что ни одна из нынешних женщин-политиков не соответствует нужным требованиям».

О стратегических успехах Путина и роли Чечни

Привычная трепотня СМИ мейнстрима об «ужасах» правления Рамзана Кадырова в Чечне плотно заслоняла реальные причины их стремления дискредитировать преданного Путину политика. Неожиданно их приоткрыл один из авторов журнала Forbes (29.11). Рассказывая о «квазиотставке» Кадырова, которую быстро дезавуировал Кремль, он вдруг признал, что «капризный жест Кадырова вывел на первый план стратегическую ситуацию на Кавказе, которую Запад должен воспринимать очень серьезно».

Автор, разумеется, очень сожалеет, что «И Иран, и Турция стали промосковскими, а ведь эти две соседние страны могли бы разжечь неприятности против российской гегемонии. Вместо этого Путин сегодня председательствует на встречах с их лидерами по поводу судьбы Ближнего Востока. Под давлением этой ситуации оказались страны, находящиеся между ними, Грузия и Азербайджан. По всей видимости, они не продержатся долго. Их единственный географический канал для западной поддержки, который мог бы существовать через Турцию, остается едва приоткрытым и может быть полностью закрыт, если Анкара продолжит оставаться под влиянием Москвы».

«Если и Грузия, и Азербайджан вернутся в старую группировку сил времен холодной войны, то Запад потеряет две критических преграды против российской власти и многое другое, помимо этого. … Поэтому угроза Кадырова уйти в отставку может оказать давление на стратегию Кремля по его главенству в южном направлении, первостепенное значение в которой имеет участие Чечни».

Более того, помимо Ирана и Турции, «Египет, показывая явно пренебрежительное отношение к администрации Трампа, заключил предварительное соглашение с Россией, которое позволит российским военным самолетам использовать его воздушное пространство и базы, — отмечает The New York Times (30.11). — В случае окончательного оформления сделки она позволит России наиболее полно присутствовать в Египте со времен 1973 года, когда Каир изгнал военных Советского Союза и стал ближайшим союзником Вашингтона в арабском мире. Египетские и американские аналитики назвали предварительную сделку последним признаком ослабления влияния США, поскольку президент Трамп уменьшил свою военно-дипломатическую зону влияния в этом регионе и во всем мире».