Фото

Wired Magazine logoWired Magazine, США

2200 километров, от Калуги до Вроцлава: повторить побег из ГУЛАГа

168254

В 1945 году Антон и Виктор Ивановски бежали из советского лагеря и направились в сторону Польши. Братья уворачивались от пуль, спали на улице и меняли поезда. На то, чтобы вернуться домой, у них ушло три месяца, но им это удалось. Почти 70 лет спустя внук Антона Михал повторил путь деда. Он прошел 2 200 километров, следуя маршруту на карте, которую за несколько лет до этого нарисовал Виктор.

Побег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГа
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
В 1945 году, на исходе Второй мировой войны, Антон Ивановски и его брат Виктор бежали из советского лагеря и по суровой местности двинулись в сторону Польши, отчаянно желая когда-нибудь добраться домой.
Они уворачивались от пуль, спали на улице и меняли поезда. На то, чтобы вернуться домой, у них ушло три месяца, но им это удалось.
Почти 70 лет спустя внук Антона Ивановски Михал повторил путь деда. Он прошел 1360 миль (2 200 километров), следуя маршруту на карте, которую за несколько лет до этого нарисовал Виктор.
Его фотографии, в которых чувствуется пространство и одиночество безразличной земли, по которой шли беглецы, можно увидеть на страницах книги «Вдалеке от людей» (Clear of People). По словам Михала, «это посвящение моим предкам и всем другим людям, которые страдали во время войны».
Дед Михала и его брат сражались на стороне Армии Крайовы, вооруженных формирований польского Сопротивления, которые вели партизанскую войну против нацистов. Для советского правительства Армия Крайова служила помехой к завоеванию Польши, поэтому столкновения Красной армии с поляками были нередки.
Советские отряды взяли в плен братьев Ивановски в Литве в 1944 году. Ивановски побывали в нескольких лагерях для военнопленных и трудовых лагерях в Калужской области и ее окрестностях, районе к юго-востоку от Москвы (так в тексте, на самом деле Калуга находится к юго-западу от Москвы — прим. пер.). Через год они бежали, похитив лодку, и направились в сторону Польши.
В детстве Михал слышал куски этой истории, но не задумывался о ней до того, как в 2012 году оказался в Литве. Он наслаждался долгими прогулками по окрестностям Вильнюса, где когда-то жили его бабушка и дедушка.
И все же он не осознавал значения этой истории до тех пор, пока не прочитал самиздатовскую книгу воспоминаний Виктора под названием «Вильнюс, моя родина». «Я понял, что должен повторить их путь, чтобы отдать должное людям, важность которых я не понимал, пока они были живы», — говорит он.
В конце августа 2013 года он отправился в путь. Он начал его в Калуге и дальше следовал извилистому маршруту на нарисованной от руки карте: сначала на юго-запад к белорусскому Гомелю, на север — в Вильнюс, затем снова на юг — в Варшаву, и наконец, во Вроцлав.
Ивановски шел по восемь часов каждый день, иногда под проливным дождем, иногда при температуре ниже 10 градусов. Он позволил себе роскошь останавливаться каждую ночь в мотеле и регистрировался при каждом пересечении границы. И все же некоторым он казался сумасшедшим. «Пожилые женщины говорили: „Будь ты моим сыном, я бы тебе такого не позволила“», — рассказывает он.
Ивановски не религиозен, однако ритм, который задавали его шаги, окунул его в медитативное состояние. Он представлял своего дедушку рядом с собой: они идут по лесу, который кажется застывшим во времени, и разговаривают. «Иногда я хотел забыть, что сейчас 2013 год. В лесу все выглядит так же, как выглядело, вероятно, и 70 лет назад», — говорит он.
Михал задался целью сфотографировать все места, которые, как он знал, сыграли роль в истории Антона и Виктора — например, берег реки Оки, где они украли лодку, и железнодорожный мост в Козельске, где они столкнулись с засадой.
Но Ивановски фотографировал и то, что, как он представлял, братья видели по пути к дому: густые чащи лесов, поля, покрытые снегом, холмы, окутанные туманом. Изображения создают ощущение огромного пространства и заброшенности и заставляют почувствовать проникающий холод — можно представить себе, насколько замерзшими и уставшими были два беглеца.
Ивановски надеется, что книга напомнит людям о пути, который приходится сегодня преодолевать миллионам мигрантов. По случайному совпадению, количество людей во всем мире, ставших беженцами из-за войны, голода и других факторов, приближается к 60 миллионам — что примерно равно числу людей, ставших беженцами во время Второй мировой войны.
«Я не хочу читать наставлений на тему истории, — говорит он. — Я лишь хочу напомнить, что такое происходит, и будет происходить».
«Вдалеке от людей» выйдет в издательстве Brave Books в июне 2016 года.

2200 километров, от Калуги до Вроцлава: повторить побег из ГУЛАГа

В 1945 году, на исходе Второй мировой войны, Антон Ивановски и его брат Виктор бежали из советского лагеря и по суровой местности двинулись в сторону Польши, отчаянно желая когда-нибудь добраться домой.
Они уворачивались от пуль, спали на улице и меняли поезда. На то, чтобы вернуться домой, у них ушло три месяца, но им это удалось.
Почти 70 лет спустя внук Антона Ивановски Михал повторил путь деда. Он прошел 1360 миль (2 200 километров), следуя маршруту на карте, которую за несколько лет до этого нарисовал Виктор.
Его фотографии, в которых чувствуется пространство и одиночество безразличной земли, по которой шли беглецы, можно увидеть на страницах книги «Вдалеке от людей» (Clear of People). По словам Михала, «это посвящение моим предкам и всем другим людям, которые страдали во время войны».
Дед Михала и его брат сражались на стороне Армии Крайовы, вооруженных формирований польского Сопротивления, которые вели партизанскую войну против нацистов. Для советского правительства Армия Крайова служила помехой к завоеванию Польши, поэтому столкновения Красной армии с поляками были нередки.
Советские отряды взяли в плен братьев Ивановски в Литве в 1944 году. Ивановски побывали в нескольких лагерях для военнопленных и трудовых лагерях в Калужской области и ее окрестностях, районе к юго-востоку от Москвы (так в тексте, на самом деле Калуга находится к юго-западу от Москвы — прим. пер.). Через год они бежали, похитив лодку, и направились в сторону Польши.
В детстве Михал слышал куски этой истории, но не задумывался о ней до того, как в 2012 году оказался в Литве. Он наслаждался долгими прогулками по окрестностям Вильнюса, где когда-то жили его бабушка и дедушка.
И все же он не осознавал значения этой истории до тех пор, пока не прочитал самиздатовскую книгу воспоминаний Виктора под названием «Вильнюс, моя родина». «Я понял, что должен повторить их путь, чтобы отдать должное людям, важность которых я не понимал, пока они были живы», — говорит он.
В конце августа 2013 года он отправился в путь. Он начал его в Калуге и дальше следовал извилистому маршруту на нарисованной от руки карте: сначала на юго-запад к белорусскому Гомелю, на север — в Вильнюс, затем снова на юг — в Варшаву, и наконец, во Вроцлав.
Ивановски шел по восемь часов каждый день, иногда под проливным дождем, иногда при температуре ниже 10 градусов. Он позволил себе роскошь останавливаться каждую ночь в мотеле и регистрировался при каждом пересечении границы. И все же некоторым он казался сумасшедшим. «Пожилые женщины говорили: „Будь ты моим сыном, я бы тебе такого не позволила“», — рассказывает он.
Ивановски не религиозен, однако ритм, который задавали его шаги, окунул его в медитативное состояние. Он представлял своего дедушку рядом с собой: они идут по лесу, который кажется застывшим во времени, и разговаривают. «Иногда я хотел забыть, что сейчас 2013 год. В лесу все выглядит так же, как выглядело, вероятно, и 70 лет назад», — говорит он.
Михал задался целью сфотографировать все места, которые, как он знал, сыграли роль в истории Антона и Виктора — например, берег реки Оки, где они украли лодку, и железнодорожный мост в Козельске, где они столкнулись с засадой.
Но Ивановски фотографировал и то, что, как он представлял, братья видели по пути к дому: густые чащи лесов, поля, покрытые снегом, холмы, окутанные туманом. Изображения создают ощущение огромного пространства и заброшенности и заставляют почувствовать проникающий холод — можно представить себе, насколько замерзшими и уставшими были два беглеца.
Ивановски надеется, что книга напомнит людям о пути, который приходится сегодня преодолевать миллионам мигрантов. По случайному совпадению, количество людей во всем мире, ставших беженцами из-за войны, голода и других факторов, приближается к 60 миллионам — что примерно равно числу людей, ставших беженцами во время Второй мировой войны.
«Я не хочу читать наставлений на тему истории, — говорит он. — Я лишь хочу напомнить, что такое происходит, и будет происходить».
«Вдалеке от людей» выйдет в издательстве Brave Books в июне 2016 года.
Побег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГаПобег из ГУЛАГа
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski
Побег из ГУЛАГа
© Michal Iwanowski

ГЛАВНОЕ НА ИноСМИ

test
Всего комментариев:Комментариев:16
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • Коньяков-Водкин
    Хотя бы для порядку написали за что беглецы в лагеря то попали. А то можно подумать, что в ГУЛАГе сидели сплошь узники совести.
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • обыватель
    Коньяков-Водкин, так ведь воевали на стороне фашистов. А потом, на допросе, выяснилось что они поляки, ну на них видимо и рукой махнули. Не до них было.
  • retvizan
    Пули свистели над их головами. Какой мог быть в 1945 году лагерь в Калуге? Скорее всего, какой-нибудь фильтрационный, проверяли их там. Если они воевали против Советской Армии с оружием в руках, то могли и подальше сослать, а если нет, то и отпустить, как это и было во многих случаях. Это Путин пускай извиняется перед поляками. А лично у меня таких потребностей нет.
  • armterr
    а где ГУЛАГ?
  • SirPеrsival
    Хороший альбомчик выйдет. Лишний раз напомнит воякам НАТО, к чему им надо быть готовыми в случае нападения ими на Россию.
  • ombutsmen
    Расстояние от Калуги до Вроцлава 1547 километров.
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • чудь вычегодская
    ombutsmen, это если по прямой. А они следы заметали. Просто по прямой мало кто ходит.
  • baikal2011
    Сдается мне, джентльмены, что эти photosy могли быть сделаны и в Польше во время пеших прогулок по окрестностям, в перерывах между написанием глав.
  • BeobachterSpb
    между прочим, не только они: были еще братья Солоневичи
  • diolymmyloid
    От Калуги до Вроцлава 1.350 км. И здесь не смогли не соврать.
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • diolymmyloid
    diolymmyloid, И, потом, расстояние от Калуги до, скажем, Белостока - 872 км. Или он и через ВСЮ Польшу пешком шел?
  • lopean70
    Они с перепугу дунули в противоположную сторону. Но добежав до Волги осознали свой "косяк" и повернули обратно...
  • lopean70
    А откуда под Калугой "суровая местность". Или им после Сусанина везде в России сурово?
Показать новые комментарии (0)