Когда президенты Обама и Медведев продолжат свои двусторонние переговоры в кулуарах встречи большой восьмерки, которая состоится 26-27 мая в Довиле, Франция, важное место среди насущных тем будет занимать вопрос противоракетной обороны. Официальные лица в США надеются, что в рамках этой встречи удастся достигнуть какого-то прогресса, возможно, в форме принятия принципов сотрудничества в области противоракетной обороны. Остается, однако, неясным, сможет ли Москва преодолеть свою явную нерешительность в этом вопросе.

В ноябре прошлого года в Лиссабоне Медведев достиг договоренности со своими коллегами из НАТО по разработке планов сотрудничества НАТО и России в области противоракетной обороны. Это долгожданное событие сделало возможным переход проблемы противоракетной обороны из фактора, разъедающего отношения между Востоком и Западом, в объект делового сотрудничества.  Некоторые российские эксперты называют сотрудничество в области противоракетной обороны «ключевым моментом», способным изменить взгляды России на Североатлантический блок и на Соединенные Штаты Америки. Некий отставной российский генерал даже заявил, что реальное сотрудничество могло бы сделать Россию и НАТО «союзниками» по совместной защите Европы от ракетных атак.

После ноябрьской встречи дискуссии по этому вопросу велись по НАТО-российским и американо-российским каналам. По сообщениям, достигнут значительный прогресс во взаимопонимании по многим практическим вопросам, в том числе, достигнута договоренность между США и Россией по техническому сотрудничеству в области обороны, допускающему обмен секретной информацией; по концепции совместного центра ранних предупреждений России и НАТО; и по проведению совместных учений по противоракетной обороне.

Однако недавние сигналы из Москвы звучат менее оптимистично. Российский министр иностранных дел в начале мая резко отреагировал на достигнутую США и Румынией договоренность по вопросу о месте базирования американских ракетных перехватчиков SM-3 в 2015 году. После этого высокие российские чины заявили, что Москва требует «имеющих обязательную юридическую силу гарантий», что системы противоракетной обороны США и НАТО не окажутся направленными против российских стратегических баллистических ракет.

Российское требование юридически обязательных гарантий отражает жажду определенности в сегодняшнем неопределенном мире. Администрация 43-го президента Америки Буша поменяла планы противоракетной обороны администрации Клинтона и ускорила развертывание перехватчиков наземного базирования на Аляске и в Калифорнии. В свою очередь, администрация Обамы значительно перекроило планы своего предшественника по развертыванию системы противоракетной обороны в Европе. Русские задаются вопросом, чего еще они могут ожидать от новой администрации в сфере противоракетной обороны.

Однако юридически обязательные гарантии требуют ратификации в Сенате. Прошлогодние дебаты в Сенате по поводу подписания договора СНВ ясно показали, что получение  голосов 67 сенаторов в пользу договора о противоракетной обороне – задача недостижимая. Все, что может предложить Вашингтон, это политические гарантии: политика США в течение почти двадцати последних лет заключалась в развертывании систем противоракетной обороны  против атак баллистических ракет ограниченной дальности. Соединенные Штаты Америки не пытаются защититься от мощных и современных баллистических ракет российских стратегических ракетных войск. Официальные лица США сомневаются в том, что система противоракетной обороны, запланированная на следующее десятилетие, сможет что-то сделать против российских ракет; некоторые неправительственные эксперты не уверены, будет ли эта система вообще эффективна против даже элементарных ракет дальнего радиуса действия.

 

В Довиле будет решаться вопрос, сможет ли Медведев удовольствоваться чисто политическими гарантиями. Если да, это открыло бы путь к сотрудничеству.  Взаимодействие между США/НАТО и Россией в области противоракетной обороны, включая совместно управляемый центр раннего предупреждения, обеспечило бы значительную прозрачность в отношении американских противоракетных планов и возможностей, а также их пределов; и, кроме того, помогло бы преодолеть остаточные стереотипы времен Холодной войны. Урегулирование взаимодействия помогло бы России побороть свои сомнения, обеспечило бы улучшение противоракетной обороны Европы и устранило эту проблему как потенциальное препятствие на пути переговоров по дальнейшему сокращению ядерных вооружений.

Стивен Пайфер - старший научный сотрудник исследовательского Института Брукингс.