Эксперты: Владимир Беляев, Эрик Краус, Дик Крикус, Эдуард Лозанский, Влад Собелл, Александр Строканов.

 

В среду, на прошлой неделе, позаимствовав метод из арсенала советского лидера Юрия Андропова, президент России Дмитрий Медведев выступил с жесткой речью, заявив, что Россия выйдет из нового договора СНВ о сокращении ядерного вооружения, если Америка не откажется от своих планов по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Почему Медведев выступил с этой речью сейчас? Почему он хочет разрушить результаты своего единственного вероятного достижения в области внешней политики и поставить в глупое положение своего самого важного иностранного партнера? Могла ли речь Медведева заставить США и НАТО пересмотреть их планы по противоракетной обороне? Воспримут ли эту жесткую речь серьезно?

 

Медведев на фоне российского флага появился на экранах телевизоров, чтобы сделать специальное обращение, в котором говорилось, что Россия не смогла достичь соглашения с НАТО и США относительно размещения системы противоракетной обороны. Он сообщил, что Россия не потерпит ослабления ее потенциала сдерживания и должна прибегнуть к особым мерам. Медведев обвинил США и НАТО в попытке подрыва основ безопасности России. Он упрекнул их нежелании предоставить законные гарантии того, что системы ПРО не будут направлены против Российской Федерации.

 

Президент отдал приказы разработать меры по «разрушению информационных и управляющих средств системы ПРО», ввести в боевой состав радиолокационную станцию системы предупреждения о ракетном нападении недалеко от Калининграда и усилить меры защиты стратегических ядерных объектов. Президент также пообещал, что стратегические баллистические ракеты будут оснащены перспективными комплексами преодоления ПРО. «К сожалению, Соединенные Штаты Америки и другие натовские партнеры не проявили серьезной готовности, во всяком случае, на сегодняшний день, учитывать нашу озабоченность архитектурой европейской ПРО»,- строго заявил Медведев в своем обращении.

 

Медведев предупредил, что, если этих мер будет недостаточно, Россия разместит на западе и на юге страны современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО. Он также предупредил, что  Россия развернет ракетные комплексы «Искандер» в Калининградской области.

 

США и НАТО отклонили запрос России на предоставление ей официальных гарантий того, что планируемое развертывание систем ПРО не будет использовано против российских стратегических ядерных ракет. Ранее на этой неделе Медведев намекнул, что Кремль разрабатывает «ощутимые меры» в качестве реакции на это безвыходное положение.

 

С военной точки зрения, выступление Медведева не привнесло ничего нового. Все перечисленные меры либо уже были осуществлены, либо планировались к осуществлению в ближайшем будущем. 

 

Развертывание ракетных комплексов «Искандер», направленных против систем ПРО, выглядит нелепо, поскольку их можно использовать только в рамках упреждающего удара против целей НАТО, на что, будем надеяться, Медведев не может серьезно рассчитывать. А выход из договора START противоречит интересам России, поскольку США опережают ее по численности ядерного вооружения и, чтобы с ними сравняться, России придется создавать свой ядерный потенциал путем огромных затрат.

 

Улучшение отношений с США вследствие проведения политики, названной «перезагрузкой», навязчиво рекламируется как одно из главных достижений Медведева в области внешней политики. Создается впечатление, что сейчас Медведев готов похоронить свое самое главное достижение, поскольку его выступление делает перспективы Барака Обамы и его политики «перезагрузки» довольно жалкими. Атака консерваторов на политику перезагрузки только что получила долгожданные дополнительные аргументы для нападения, поскольку неуклюжие речи Медведева в духе холодной войны отлично согласуются с критикой республиканцами Обамы за его «задабривание» «русского медведя». «После такой речи перезагрузку можно похоронить», - сообщил дипломатический источник «Коммерсанту». Кажется, будто бразды управления во внешней политике у Медведева перехватил Дмитрий Рогозин.

 

Единственный вопрос, который приходит на ум после этой странной речи Медведева, это «почему». Почему сейчас? Почему настолько по-советски? Зачем прибегать к пустым угрозам и блефу? Неужели это было сделано в рамках предвыборной кампании, чтобы продемонстрировать твердость Медведева перед электоратом и изменить тональность неуместной кампании «Единой России»?  Зачем разрушать результаты своего единственного вероятного достижения в области внешней политики и ставить в глупое положение своего самого важного иностранного партнера? Зачем имитировать твердость с целью повлиять на политику своего партнера? Могла ли речь Медведева заставить США и НАТО пересмотреть их планы по противоракетной обороне? Воспримут ли эту жесткую речь серьезно?

 

Эрик Краус (Eric Kraus), менеджер частного фонда, Москва

 

Интересна здесь не столько мотивация России – она чисто реакционного характера – сколько те факторы, которые заставляют Вашингтон вести себя так, будто, являясь единственной супердержавой в мире, он свободно может пользоваться привилегиями мирового господства в традиционном сочетании безграничной военной и экономической мощи. Это очень опасное заблуждение во времена, когда спокойствие старых держав Запада подвергается риску в связи с развитием стран БРИКС.

 

Те, кто думал, что простая замена одного лживого американского президента на другого, не настолько откровенно подверженного фантазиям о подтверждении абсолютного мирового господства, сможет смягчить поведение неоконсервативной фракции в Вашингтоне, всегда были обречены на то, чтобы оказаться в глупом положении.

 

Обама, чья деятельность на посту президента в большой степени зависима от военно-промышленного комплекса и все более парализована в области экономической политики подъемом протофашистской Партии чаепития, был вынужден вновь встать на националистический, милитаристический путь своего предшественника (самым последним примером стал абсурдно прозрачный «иранско-саудовский заговор с целью убийства послов», который напоминает мошенническую PR кампанию проигранной войны в Ираке).

 

Никто никогда не рассчитывал, что перезагрузка будет в некотором роде подарком России – у великих империй нет постоянных друзей, только постоянные интересы, а американские коммерческие интересы сильно пострадали от откровенно враждебных дипломатических отношений между странами. В свете неудач военных кампаний в Ираке и Афганистане, драматического уклона в сторону воинствующего ислама в странах арабского полумесяца, а  также ослабления влияния США в Латинской Америке, именно светский подъем Китая представляет основную угрозу для Запада.

 

Как показывает история, державы наиболее уязвимы в период своего упадка, когда все еще сохраняется соблазн попытаться восстановить свою былую славу при полном отсутствии  средств для достижения этих целей: вспомните Российскую, Турецкую и Австрийскую империи, которые переоценили свои возможности в августе 1914 года. Тогда как Европейский Союз, очевидно, довольно ясно осознает свое ослабевающее влияние в мире, учитывая страх демократов показаться «мягкими», бескомпромиссная фракция неоконсерваторов продолжает управлять внешней политикой Америки. Понятие компромисса или, в действительности, законности стремлений любой другой страны утвердить свою сферу влияния независимо от Америки, рассматривается как неприемлемое, и даже цепочка поражений не может умерить ностальгию по быстрым и легким победам.

 

Что касается самого вопроса противоракетной обороны, требования России, очевидно, законны. Если системы ПРО будут направлены исключительно против «мошеннических государств», таких как Иран, то у Америки нет никаких убедительных причин колебаться в вопросе предоставления России закрепляющих официальных гарантий. Вопрос не в том, сможет ли Россия предотвратить размещение систем ПРО – очевидно, не сможет – а в том, сможет ли она в достаточной степени жестко ответить на эти действия, чтобы убедиться, что в будущем НАТО будет в ней считаться. Значение тактического альянса с Китаем возрастает, и Россия благоразумно продолжает искать общие интересы со своим развивающимся соседом.

 

Первоначально Медведев продемонстрировал по-детски искреннюю веру в рассказы Запада, вероятно, забыв о том, как Бориса Ельцина обманули обещания Билла Клинтона, что НАТО не будет расширяться, и о том, как интересы России снова проигнорировали в период вторжения в Косово. Россия перешла в нападение после оглушительного поражения Грузии в Северной Осетии, которое, продемонстрировав границы западного влияния, сделало возможным создание нового союза с Белоруссией, Казахстаном и, возможно, Украиной. Российское сотрудничество с американцами в сферах важнейших интересов не стоит более воспринимать как должное: теперь оно будет продолжаться только взамен на материальные выгоды, а не успокоительные речи.

 

Эдуард Лозанский (Edward Lozansky), президент Американского университета в Москве и форума США-Россия в Вашингтоне, округ Колумбия. 

 

Твердое предупреждение президента Дмитрия Медведева США и НАТО накануне парламентских выборов, вероятнее всего, направлено на аудиторию внутри страны, чтобы завоевать голоса националистов. Однако если он намеревался повлиять на политику США и НАТО в вопросах размещения систем ПРО, скорее всего, он потерпел неудачу. Обама не обладает достаточными полномочиями, чтобы согласиться на требования Кремля, и единственное, чего Медведев добился своей речью, это то, что он предоставил дополнительные аргументы критикам Белого дома, которые не прекращают протестовать против политики перезагрузки. Кроме того, угроза Медведева выйти из договора START звучит довольно нерациональной, поскольку Москва сама высоко оценивала этот договор как одно из самых успешных достижений в области внешней политики за последние годы. 

 

Это не значит, что политика США в области ПРО оправдана. У России есть множество серьезных причин жаловаться, однако если она хочет, чтобы ее голос услышали, ей стоит прибегнуть к иному подходу. Угрозы и размахивания саблями не действовали даже в советскую эпоху, и они определенно не сработают теперь.

 

Стоит также добавить, что предложение Москвы о «секторальной» ПРО тоже не стоит воспринимать серьезно. НАТО оправданно заявляет, что они не могут отдать безопасность своих членов третьей стороне.

 

Тем не менее, сильным аргументом Кремля остается его предложение Западу разработать и разместить совместную систему противоракетной обороны. В этом предложении заключено фундаментальное значение, поскольку оно доказывает, что Россия совершенно серьезно готова стать частью инфраструктуры международной безопасности.

 

Москва могла бы более мягко представить этот вопрос американскому правительству и публике, постоянно напоминая общественности об идеях последних трех республиканских президентов Америки. 25 лет назад, в 1986 году, никто иной как Рональд Рейган предложил  в своем известном письме к Михаилу Горбачеву разделить «преимущества» системы противокосмической обороны с Советским Союзом, у которого в те времена была система ПРО, эквивалентная ее современной версии. В 1992 году президент Джордж Буш объявил, что Америка готова к созданию совместной с Россией системы безопасности от Ванкувера до Владивостока. Десятью годами позже, 13 июня 2002 года, его сын объявил об отмене договора по ПРО 1972 года, добавив, что он и президент Владимир Путин пришли к соглашению о том, что Россия и США будут искать пути сотрудничества в сфере ПРО, включая проведение военных учений, обмен данными раннего обнаружения, а также проведение совместных исследований и разработки новейших технологий в области противоракетной обороны. Далее он заявил, что Россия и США стараются преодолеть наследие холодной войны и разрушить ее структуры, что обе страны стоят на пути создания новых отношений, основанных на общих интересах и общих ценностях.

 

Кажется, современные лидеры Республиканской партии, а также некоторые демократы предпочитают забыть о тех заявлениях. Когда Россия предлагает нечто, что согласуется с прежними заявлениями, ее предложения зачастую игнорируются или откровенно отвергаются. Чтобы подсластить горькую пилюлю, Запад рассыпается красивыми словами о своем серьезном стремлении к сотрудничеству. Однако в этих речах мало или вовсе нет никакого смысла, и Москва подозревает, вполне обоснованно, что Вашингтон снова хочет обмануть Россию, как это уже однажды произошло с расширением НАТО, вторжением в Косово, Ливию и так далее.

 

Подводя итоги, по прошествии 20 лет с момента краха коммунизма мы достигли сомнительных успехов в вопросе преодоления мышления в духе холодной войны. Что касается сферы безопасности, очевидно, Москва менее виновата в этой плачевной ситуации, чем Вашингтон и Брюссель.

 

Не имея ничего против 28 стран-членов НАТО, легко заметить, что из всех них только США вносит технологический и финансовый вклад в развитие современных систем ПРО. С другой стороны, у России есть и интеллектуальный потенциал, и материальные средства, для того чтобы присоединиться к США в этих устремлениях. 

 

Принимая во внимание астрономический национальный долг США в размере 15 триллионов долларов и колоссальную экономическую и финансовую неразбериху в Европе, кажется, что без помощи России у Америки нет иных возможностей кроме как продолжать копать себе финансовую могилу, одалживая все большие суммы у коммунистического Китая с целью создания мощной системы ПРО. Таким образом, близорукая геополитика, в защиту которой выступает антироссийское лобби в Вашингтоне, вредит интересам безопасности США. Ее необходимо пересмотреть, пока не стало слишком поздно.

 

Влад Собелл (Vlad Sobell), независимый аналитик, Лондон

 

Речь Медведева, вероятно, прозвучала «в советском стиле», как выразился Фролов, однако это не должно отвлекать от серьезности ее главной мысли: Россия готова и хочет сотрудничать с Западом в сфере общих интересов безопасности, но она не может и не станет этого делать, если Запад не перестанет относиться к ней как к младшему компаньону и/или собственные интересы России в области безопасности будут проигнорированы.

 

Это вполне разумная позиция. В конце концов, каким образом можно построить надежную систему мировой безопасности, если Запад оставляет за собой право ставить под угрозу российский ядерный потенциал сдерживания под не выдерживающими критику предлогами «защиты» от (несуществующих!) иранских ядерных ракет? Естественно, такая система не может быть создана на основании предпосылки, что безопасность нескольких европейских стран значительно важнее, чем безопасность остальных. И поскольку ни один нормальный военный стратег (или лидер страны) не станет поддерживать такое безумие (а если и станет, то сразу же лишится своей должности), почему нас всех так удивляет, что российский президент сделал то, что от него требовала создавшаяся ситуация?

 

Несмотря на то, что ответный выпад Медведева является продолжением путинской, предположительно, «угрожающей» речи в Мюнхене в 2007 году, а также отказа России от участия в спонсируемой Западом военной операции в Грузии в 2008 году, эта речь может расцениваться как примирительная, практически извинительная. Медведев не угрожает, а просит прибегнуть к здравому смыслу. Его рассуждения вполне в духе настоящего европейца: «Европе не нужны новые разграничительные линии. Ей нужен единый периметр безопасности с участием в равной степени российской стороны». Я могу только поаплодировать этому высказыванию. 

 

Более всего опасений вызывает не предположительно угрожающая позиция России, а  свидетельства дальнейшего отказа от здравого смысла и ответственности со стороны Запада. В то время как Еврозона окончательно ослабла (и просит «коммунистический» Китай предоставить ей денег, чтобы рассчитаться с долгами), а американская политическая элита не может предложить более или менее жизнеспособный план по сокращению бюджетных расходов, у нас все еще, очевидно, есть достаточно времени и энергии, чтобы состязаться с Россией в бессмысленной гонке вооружений.

 

По моему мнению, это является заключительным доказательством того, что «мозг» западного зверя окончательно потерял связь с его «оборонными конечностями», которые сейчас переживают очередной антироссийский рефлексивный спазм. Можно убеждать, что Кремлю нечего бояться, потому что зверь, очевидно, уже на ладан дышит. К сожалению, предсмертные муки животного, настолько огромного и влиятельного, как антироссийский альянс, тоже могут нанести серьезный ущерб.  

 

Дик Крикус (Dick Krickus), выдающийся почетный профессор университета Мэри Вашингтон, бывший председатель совета военной стратегии в университете корпуса морской пехоты США. 

 

Разозлившись на то, что России не дали права голоса в вопросе развертывания систем ЕвроПРО, президент Дмитрий Медведев пригрозил выйти из нового договора START, прекратить переговоры по контролю над вооружениями и направить свои ракетные комплексы «Искандер» в Калининграде на компоненты системы. Он совершил грубейшую ошибку, которая не послужит ни  интересам России, ни интересам Запада. Как подтвердили ответственные военные эксперты в Москве, система ЕвроПРО не представляет угрозы для российской ядерной ударной мощи – российские ракеты, возможно, поржавели, но они еще действуют. Тем временем, попытка заставить Барака Обаму предоставить Кремлю железные, основанные на договоре гарантии того, что США не станут атаковать ядерные силы России, наверняка будет отвергнута Вашингтоном. Даже самый обыкновенный обозреватель американской политики знает, что если Обама попытается это сделать, то ему дадут отпор в Сенате, а его республиканские оппоненты радостно объявят этот шаг еще одним свидетельством того, что потрепанный в боях президент идет на поводу у России , пренебрегая интересами Америки и ее союзников в сфере безопасности. Существенно то, что сварливые высказывания Медведева подарили оппонентам перезагрузки в Москве и Вашингтоне настоящую надежду на то, что ее дни сочтены. 

 

Чтобы усугубить ситуацию, российское руководство откровенно угрожало спровоцировать новую гонку вооружений с Западом, в то время как соотношение сил едва ли в пользу России. Все, что нужно сделать, это найти в Google информацию, касающуюся населения России, ее ВНП и других показателей ее экономических, военных и политических ресурсов и сравнить эти данные с данными европейских стран и Америки, а также Японии и Южной Кореи, и тогда станет ясно, насколько абсурдно звучат подобные угрозы. Цель всего этого не унизить Россию или российский народ, но скорее признать, что совет Путина о том, что официальные лица в Вашингтоне и Москве должны сотрудничать на основании общих интересов, уходит корнями в реальную действительность.

 

В соответствии с прошлым курсом Дмитрий Рогозин, российский посол в НАТО, подлил масла в огонь, пригрозив Международным силам содействия безопасности отказом в доступе к российским наземным и воздушным коридорам, которые являются важнейшей частью Северной распределительной сети, обеспечивающей прохождение 50% грузов коалиции, необходимых для борьбы с джихадистами в Афганистане. Он сделал такое заявление в то время, когда отношения Вашингтона и Исламабада находятся в глубоком кризисе, забыв о том, что афганцы, американцы и европейцы изо всех сил стараются уничтожить противника, который представляет гораздо большую угрозу для российской, чем для западной безопасности.

 

Зачем же тогда Медведев совершил эту грубую ошибку? Наблюдатели в России утверждают, что едкие высказывания и угрозы Медведева уходят корнями во внутреннюю политику страны, а не в международные отношения. В частности, он пытается увеличить шансы кандидатов «Единой России» в преддверии парламентских выборов. Заняв твердые позиции в отношениях с американцами и европейцами, тандем надеется завоевать голоса ультранационалистов и привлечь тех избирателей, которые скучают по старым добрым временам, когда соседи дрожали перед лицом Советского Союза. Именно поэтому Кремль продолжает гневно высказываться против расширения НАТО в Грузию и Украину, несмотря на то, что европейцы и американцы приостановили рассмотрение вопроса о вступлении Грузии в НАТО в первом случае, а украинцы отвергли такую возможность во втором.

 

Возможно, тандем полагает, что их американские коллеги не воспримут всерьез речь Медведева, поскольку будут считать ее нацеленной на решение внутриполитических вопросов, однако пойдя на это, они раззадорили критиков Обамы и нанесли серьезный удар по процессу перезагрузки. Отношения  двух стран хрупки и ограниченны, однако они принесли пользу в вопросах безопасности обеим сторонам. Следовательно, должна быть еще одна убедительная причина гневной речи Медведева. В частности, руководство Кремля, напуганное арабской весной, боится народных восстаний в России. Они знают, что американское руководство не готовит никаких заговоров ради смены режима в России. Столкнувшись с неопределенным исходом ситуаций в Ираке, Иране и Афганистане, а также напуганные тем, что Европейский проект подвергается опасности, политики Вашингтона хорошо понимают, что волнения в России будут иметь губительные последствия для международного порядка и интересов США.

 

Несмотря на указания на «внешних агитаторов», противники компромисса в России боятся растущего недовольства среди населения их огромной страны – погрязшей в коррупции, чудовищном экономическом неравенстве, разгуле преступности и возглавляемой беспомощным правительством, в состав которого входит элита, презирающая простых людей – поскольку силы оппозиции нарастают. В целом, самые реакционно настроенные представители Кремля быстро связали иностранные силы с  угрозой смены режима, потому что сами они пришли к выводу, что самый плохой сценарий развития ситуации уже не кажется таким уж невозможным. Более того, самые проницательные пришли еще к одному выводу: у них нет решения важнейших проблем России.

 

Александр Строканов (Alexandre Strokanov), профессор истории, директор института русского языка, истории и культуры Линдонского государственного колледжа в Линдонвилле, штат Вермонт

 

Если вы пытаетесь обнаружить достижения Медведева в сфере внешней политики в так называемой перезагрузке отношений с США, то вы ищете кошку в темной комнате, в которой этой кошки никогда не было. В прошлом мы видели, как Билл обнимался и веселился с Борисом. Затем был Джордж Буш младший, который смотрел прямо в глаза Владимиру Путину и обещал начать конструктивное сотрудничество. В последние четыре года мы наблюдали за двумя любителями Twitter, которые предпочитали хотдоги изысканным блюдам, доставлявшим удовольствие их предшественникам. 

 

Тем не менее, в сущности, в течение сроков последних трех российских и американских президентов отношения между этими двумя странами развивались по одному сценарию: сначала  проходили «успешные» саммиты, совместные интервью и обеды в ресторанах, сопровождавшиеся множеством комплиментов друг другу. Тем временем, мы наблюдали за тем, как Билл Клинтон разрешил бомбовые атаки по Югославии и расширение НАТО в сторону границ с Россией. Затем мы стали свидетелями «цветных революций» Джорджа Буша в бывших республиках Советского Союза, что оказалось лишь тренировкой, перед тем как грузинские войска проверили боевую готовность России на Кавказе, попыток соблазнить Украину на вступление в НАТО и многого другого. Сегодня перед нами Обама со своими планами развертывания систем ЕвроПРО и желанием начать новую гонку вооружений.

 

Я вовсе не утверждаю, что за эти годы в отношениях США и России не было достигнуто никаких, хотя бы частичных успехов. Таковые были достигнуты, когда интересы двух стран полностью или, по крайней мере, частично совпадали. Несколько лет назад был налажен маршрут снабжения американского контингента в Афганистане через российские территории, и до сих пор эта линия остается важнейшей в рамках этой операции. Успехом можно также считать окончательное соглашение о вступлении России в ВТО. Однако для всех американских президентов всегда было жизненно важным отстоять свое видение национальных интересов  и планов, которые американский политический истеблишмент расценил бы как приоритетный курс. Вполне очевидно, что для Обамы этот план противоракетной обороны  превращается в такую приоритетную задачу. Именно поэтому я скептически отношусь к так называемой перезагрузке, которая ничем не отличается от «дружбы Билла и Бориса» или способности Джорджа Буша «разобраться» в душе Путина. Мы имеем дело с новым названием, однако, сущности, с прежними подходами и играми.

 

Была ли речь Дмитрия Медведева оправданной? Несомненно, да, она была оправданной. Она уничтожила все либеральные надежды, что конфронтация в сфере противоракетной обороны не будет развиваться открыто. Россияне имеют право знать, что их правительство думает о планах США и НАТО и как российское правительство среагирует на эту абсолютно реальную угрозу безопасности страны. Попытки скрыть это были бы просто аморальны.

 

Если некоторым эта речь показалась «в советском духе», возможно, это так и есть, и это необязательно неправильно, учитывая тот факт, что в целом период холодной войны был на самом деле более мирным, чем последние 20 лет на нашей планете. Будучи военным блоком, НАТО не участвовало ни в одном военном конфликте за весь период существования Советского Союза, а начиная с 1991 года альянс был вовлечен в три войны, что принесло страдания огромному числу людей по всему миру. Может, пришло время назвать вещи своими именами, даже если подобные высказывания звучат старомодно и «по-советски». Правда может оказаться горькой, однако она все равно лучше, чем сладкая ложь.

 

Речь Медведева была, несомненно, обращена к российскому электорату, и, опять же, в этом нет ничего плохого. Более того, с подобным обращением следует выступить перед населением США и, что еще важнее, Европы. Сейчас, когда европейцы вынуждены потуже затянуть свои пояса, когда они жертвуют своими социальными программами, их правительства планируют тратить деньги налогоплательщиков на новую гонку вооружений и ненужные военные расходы, что принесет выгоду лишь узкому кругу людей даже не в самой Европе, а, в основном, в США. Европейцы тоже имеют право знать правду.

 

Владимир Беляев (Vladimir Belaeff), Институт глобального сообщества в Сан-Франциско, штат Калифорния

 

Давайте сначала рассмотрим официальное обращение Медведева. Главы государств обычно выступают с обращениями на фоне национальных флагов. На самом деле, американские президенты делали это испокон веков. В этом нет ничего зловещего или смешного. 

 

С научной точки зрения ассоциировать Медведева с Андроповым не слишком логично. Использование подобных аналогий предполагает некоторый эмоциональный компонент, который мешает спокойной оценке ситуации.

 

Давайте резюмируем изначальную проблему. Устаревшая программа американцев была объявлена во время президентства Буша и ненадолго отложена при Обаме. Заявленная цель («мошеннические ядерные государства» - читаем, Иран) с самого начала подвергалась сомнениям: когда Россия предложила воспользоваться ее ресурсами, которые географически расположены гораздо удобнее относительно потенциальной угрозы со стороны Ирана, Вашингтон ответил весьма многозначительным молчанием.  

 

Вера России устным обещаниям Америки очень ослабла, после того как были нарушены подобные обещания о нерасширении НАТО на восток, когда распался Варшавский договор. Теперь, устных заявлений о том, что системы ЕвроПРО не направлены против России, Москве недостаточно. Россия требует заключения обязывающих договоров. Можно быть уверенным, что если ситуация развернется на 180 градусов, США будут требовать того же, и Белый дом будет делать заявления, подобные тому, с которым выступил Медведев. В октябре 1962 года Америка стояла на пороге ядерной войны с Советским Союзом из-за развертывания вооружений, которое во многом напоминает нынешнюю ситуацию. 

 

Вопрос программы США по системе ПРО вполне однозначен. Вашингтон не станет предоставлять Москве официальных заверений в виде обязывающих договоров, что система ПРО не будет использована против России. Это честная позиция. Она означает, что система ЕвроПРО  может быть направлена против России – другое толкование позиций США здесь невозможно. В своей речи Медведев заявил, что некоторые члены американского Конгресса напрямую объявили, что система ПРО направлена против России.

 

Для Медведева это реальность, и предположения, что его речь была лишь предвыборной уловкой, ошибочны и вредны. Мы знаем по событиям августа 2008 года, что Медведев в качестве главы своей страны, может действовать решительно, когда речь идет о вопросах безопасности.  И полагать, что эта проблема сама собой исчезнет после окончания выборов в России, будет главной стратегической ошибкой.

 

Почему развертывание ЕвроПРО так беспокоит Россию? По той же самой причине, по которой оно беспокоило бы США, если бы систему развернули у их границ.

 

Эта система является препятствием не  для первого удара России, а для ответного удара России на атаку со стороны противников (кем бы они ни были). Нам следует помнить, что американские ядерные доктрины всегда включали в себя возможность первого удара. А односторонняя система ПРО передового базирования делает этот удар более привлекательным в глазах обладателей этой системы, потому что риск ответного удара снижен. Для той стороны, против которой направлена эта система ПРО, первый удар с одновременным блокированием системы ПРО позволяет нанести максимальный ущерб первыми. Таким образом, одностороннее развертывание системы ПРО передового базирования косвенно повышает риск начала ядерной войны.

 

Опасения Москвы относительно этого вопроса Вашингтон полностью игнорирует, кроме того, со стороны последнего не предпринимается никаких попыток адаптации этой устаревшей программы к реалиям современного мира.

 

Медведев перечислил серию ответных мер на развертывание систем ЕвроПРО, однако ясно дал понять, что Россия готова пойти на продуктивные  переговоры с НАТО и США. Официальный ответ Вашингтона  на речь Медведева был весьма скудным. Может показаться, что кто-то в Вашингтоне хочет заново развязать холодную войну или до сих пор не смирился с ее окончанием. Проблема в том, что Америка сейчас находится не в том положении, чтобы ввязываться в подобные предприятия.