Как объяснить тот факт, что интерес к Путину в Иране превратился в сильное чувство? Что делает Путин, чтобы заслужить эту любовь? Очень многое. Прямо со своего первого срока в качестве премьер-министра Путин убивал мусульман на Кавказе. Теперь — убивает в Сирии. Он без разбора осыпает градом ракет всех, кто противостоит режиму Асада. Но, надо отдать должное, Путин убивает только суннитов.

На пятничных проповедях в Иране муллы активно поддерживают Россию и много критикуют Турцию. Турция якобы ослабляет «фронт сопротивления». Стало быть, Путин — покровитель этого фронта. Зачем Путину защищать «ось сопротивления», которая, как утверждается, возникла из ливанской «Хезболлы» вместе с режимами в Тегеране, Багдаде и Дамаске? Россия имеет счеты с Израилем?

Слова обладают магической силой, и неважно, что они на самом деле значат. Когда вы говорите «ось сопротивления», никто не может возразить. А то, что за 35 лет от Израиля не удалось отломить и камня, никому и в голову не приходит. Зато само по себе слово прекрасно работает. 40 лет клика Асада повторяла один и тот же припев. Чтобы вернуть Голанские высоты, которые Хафез Асад (Hafız Esed) в некотором смысле подарил Израилю во время войны 1967 года, Сирия вкладывает ресурсы в армию, оружие, авиацию. Дамаск не только не вернул Голанские высоты, но не отнял и кирпича на оккупированных землях. При всем этом ему прекрасно удается уничтожать свой народ.

Насколько «фронт сопротивления» больше Израиля? Население, армия, природный газ, нефть, земля… Какую пользу все эти ценности представляют для палестинцев и других мусульман мира? Несмотря на то, что арабские режимы обладают таким стратегическим оружием, как нефть и природный газ, мы многие годы подряд критикуем их слабость перед Израилем. И это жалкое бессилие перед страной, которая живет как маленький остров посреди арабского мира, глубоко врезалось в память мусульман.

А как же «фронт сопротивления», Тегеран, Дамаск, Багдад? Если результат тот же, и Палестина по-прежнему находится под оккупацией, тогда кому выгодно приукрашать «ось сопротивления»? Или неужели можно найти путь спасения Иерусалима и Палестины, когда мусульмане убивают друг друга? В одной только Сирии погибло более 300 тысяч человек, не говоря уже об Ираке. Атомные бомбы, сброшенные американцами на Хиросиму и Нагасаки, унесли жизни 200 тысяч человек. Мусульманам больше не нужны враги. Они и так убивают друг друга в чужих войнах. Если бы желание убивать друг друга мусульмане использовали для того, чтобы объединить свои силы, облик региона мог бы измениться. А жители исламских стран не испытывали бы нужды бежать в западные государства в надежде жить как люди.

Мы в состоянии региональной гражданской войны, которая продлится еще много лет. А с чем останемся мы, когда она завершится? Кроме миллионов сирот, инвалидов, удесятеренной мазхабной и этнической ненависти, что ждет разрушенные исламские государства с истощенными экономическими ресурсами?

Ни от Америки, ни от России исламскому миру не будет пользы. Уничтожая друг друга, мусульмане не смогут найти спасения ни на этом, ни на том свете. Счастье исламского мира зависит от его единства и спокойствия в нем. Разрушение земель, находящихся в центре исламской цивилизации, равносильно предательству будущего ислама. Если душераздирающих криков наших напуганных, голодающих, осиротевших детей недостаточно для того, чтобы остановить эту войну, тогда мы заслуживаем все, что с нами сегодня происходит. Поэтому не надо говорить о «фронте сопротивления». Прежде чем спасти Иерусалим, мы должны спасти наши души.