Ведь предупреждали знающие люди, что демократический Запад долго запрягает, уговаривает не нарушать подписанные соглашения и т.д., но в какой-то момент начинает очень быстро ехать. И тогда мало не покажется. Вдруг и как всегда совершенно для кремлевских деятелей неожиданно Запад заговорил в весьма жестком тоне. Пока только на информационном поле, но легко предположить возможное продолжение в политической сфере. И началась в Белокаменной тихая истерика, переходящая в громкую.

Начало, как и положено, было задано национальным лидером. Потом разглагольствовал руководитель администрации Сергей Иванов, за ним министр иностранных дел Сергей Лавров. Последний в очередной раз исказил содержание Будапештского меморандума и вполне серьезно заявил, что Россия его не нарушала. Последовал жесткий ответ из Лондона и Вашингтона, но в Москве сделали вид, что не заметили.

Тут подоспело окончание публичного расследования убийства Литвиненко и затем выстрел гораздо большей бризантной силы — фильм ВВС о коррумпированности Путина. И это не просто личные суждения авторов, а заявления чиновников на высоких должностях. Более того, официальный представитель Белого дома подтвердил, что его шеф знает и довольно давно о коррумпированности российского президента. И кто теперь, кроме карманных лидеров ЕвроАзэс, подаст руку главе государства, публично уличенного в коррупции.   

В ряду попыток огрызаться находится и интервью секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева, которое он дал газете «Московский комсомолец». Тематически интервью распадется на две части. В одной доказывается, что Россия сильна как никогда. Никакие санкции ей не страшны, так как «Россия — самодостаточная страна, которая вполне может сама себя обеспечить». Соответственно ей не грозит распад подобно СССР. Все дело в том, что «… руководство СССР не брало на себя ответственность. Оно забыло основной принцип управления государством: если ты принимаешь решение, тебе за него и отвечать». Совсем по-другому сейчас. «Нынешнее руководство России не раз доказывало, что политическая воля у него есть и оно способно сохранить и укрепить конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность государства». Будьте спокойны, граждане. Национальный лидер и его окружение ничего подобного распаду СССР не допустит.

Вторая часть интервью посвящена Украине и Крыму. Аннексия полуострова, как части украинской территории, по Патрушеву выглядит вынужденной для Москвы. «Крым на самом деле — это тоже не наша инициатива … Крым присоединился к РФ не потому, что Россия этого захотела, а потому, что население полуострова провело референдум и абсолютным большинством голосов решило: мы хотим жить в составе России, а не в составе Украины. Единственной реальной альтернативой вхождения Крыма в состав РФ было массовое кровопролитие на полуострове. Поэтому я убежден: мировое сообщество нам должно сказать спасибо за Крым. Спасибо за то, что в этом регионе, в отличие от Донбасса, обошлось без массовой гибели людей». Следствием этого по Патрушеву является то, что «Международное сообщество признает Крым российской территорией, так как решение народа Крыма следует уважать, а проведение референдума о статусе Крыма соответствовало нормам международного права и Устава ООН и учитывало в том числе косовский прецедент».

Вот с Донбассом дело другое. Эту территорию Москва присоединять не желает, но очень хочет через нее оказывать давление на Киев. Поэтому «Донбасс из состава Украины не выходил». Спорить с так называемыми аргументами Патрушева бессмысленно. Да и не особенно нужно. Гораздо важнее понять, что стоит за подобными формулировками. За туманном фраз о косовском прецеденте находится достаточно открытое предложение Западу. Россия готова при определенных условиях уйти из Донбасса, но оставляет за собой Крым. Если Запад согласится на подобный обмен, то конфликт на Донбассе может быть урегулирован. Конечно, с учетом пресловутых российских интересов.

Это не первое такое российское предложение. Судя по всему, интервью Патрушевым было дано до завершения слушания в Лондоне и тем более фильма ВВС. Однако истеричность в Москве нарастает по мере приближения публикации в Нидерландах результатов расследования гибели малазийского самолета над Донбассом. В Кремле и его окрестностях не ожидают от этого события ничего для себя хорошего.

Конечно, можно громко возмущаться, как это сделал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. «Что касается содержания этого материала Би-би-си, это чистый вымысел и клевета, которая не имеет под собой никаких оснований. В целом мы привыкли к таким журналистским уткам, которые связаны или с некомпетентностью, или с погоней за желтизной, или которые являются срежиссированной кампанией». При этом «Мы не будем требовать доказательств от министерства финансов США». Почему бы и не потребовать, если Путин неподкупен как Робеспьер. Иначе возникают подозрения в действительности показанного в фильме.

В создавшемся положении у Кремля не так много сценариев выхода из создавшегося положения.

Первый. В отместку начать обострять ситуацию как в Украине, так и в Сирии. С точки зрения деятелей из чекистского окружения Путина и воинственных генералов такой сценарий им больше всего подходит. Однако нет уверенности и с каждым днем ее все меньше, что на Донбассе и в Сирии в принципе возможен blitzkrieg. Никакого победного марша не будет, генералы уже понимают, что их встретит совсем другая украинская армия. Артиллерийские дуэли возможны и даже интенсивные, но на большее Кремль не решится.

Второй. Попытаться затянуть переговоры, в частности, по Донбассу до американских выборов, а там ждать, как поведет себя новая администрация. Вдруг новый хозяин (хозяйка) Белого дома будет более склонен к компромиссу на условиях Кремля. Вариант такого сценария более соответствует тактике Путина. Беда в том, что финансисты торопят. Денег осталось мало, а Крым вместе с Донбассом требуют около 350 миллиардов руб. Их где-то взять надо. К тому же приближаются выборы в Государственную думу и для задабривания электората тоже нужны деньги. Каравай резко уменьшился в размерах, так что с этой точки зрения нужно спешить с урегулированием.

Третий. Кремль попытается смешать первый и второй сценарии. Как получится, большой вопрос. Во всяком случае, можно с уверенностью констатировать, что нервозность в Кремле уже давно перешла в истерику. Практика показывает, что с таких условиях Путин становится неадекватным. И Киеву с этим следует считаться.