Уполномоченный правительства Германии по сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler) обвиняет Путина в эскалации конфликта в Сирии. В своем интервью он предупреждает об опасности военной конфронтации с Турцией.

Zeit Online: На Женевские переговоры по Сирии возлагались большие надежды. Но теперь они надолго прерваны, а вместо этого режим Асада при поддержке российских бомбардировщиков проводит наступление. Не подрывает ли все это дипломатические усилия и не разрушает ли надежду на прекращение огня?

Гернот Эрлер: Российские бомбардировки представляют собой нечто большее, чем просто препятствие на Женевских переговорах. И во всем мире существует согласие относительно того, что Россия тоже несет ответственность за срыв переговоров. И за страдания людей, которые возникли из-за этого.

— Надеется ли Асад, по вашему мнению, на то, что с помощью российских бомбардировщиков и иранских подразделений он сможет вернуть под свой контроль значительные части страны еще до того, как будет достигнуто согласие на переговорах по Сирии?

— Я не могу себе представить, что после пяти лет гражданской войны кто-то будет надеяться на возможность решения этого конфликта с помощью военных средств. Это совершенно исключено. Однако вполне можно себе представить, что Асад и Москва рассчитывают с помощью военных операций улучшить переговорные позиции Асада и российской стороны.

— Какую роль при этом играет Россия? Активную?

— Однозначно. Без весьма и весьма интенсивных российских воздушных налетов на Алеппо и на близлежащие районы захват территории был бы невозможен. Россия признается в этом и однозначно говорит о том, что подобные действия оправданы для достижения успеха. Однако есть резолюция ООН, принятая в декабре прошлого года, в соответствии с которой строго запрещаются любые военные операции против гражданских лиц и гражданских объектов.

— Об этом российское правительство, похоже, не особенно беспокоится и постоянно действует как раз наоборот.

— Если судить по сообщениям наблюдателей, а также по возникшим потокам беженцев, то однозначно можно говорить о том, что бомбардировкам подвергаются и гражданские объекты.

— Какие цели преследует Путин в этом конфликте?

— Он уже многого добился. С помощью бомбардировок в Сирии он стремительно, как из катапульты, поднялся вверх до уровня глобального игрока (global player), с которым теперь Америка должна разговаривать на равных. Весь политический класс в России считает это огромным успехом. Однако было бы шизофреническим заблуждением верить в то, что можно добиться сопряженных с большими потерями военных успехов в борьбе против определенных оппозиционных группировок и одновременно обеспечить их участие на переговорах, целью которых является достижение политического решения.


— Что теперь должен предпринять Запад?

— Нужно использовать все возможности для оказания на Россию значительного давления и добиться того, чтобы она немедленно прекратила бомбардировки.

— Что может сделать Запад для того, чтобы прекратить дальнейшую эскалацию войны и тем самым остановить изгнание миллионов новых беженцев? В военном отношении Запад, судя по всему, ничего не может сделать — в противном случае возникла бы угроза прямой конфронтации между Россией и Соединенными Штатами.

— К возможности прямой конфронтации нужно уже сейчас относиться серьезно. Сирийские войска в настоящее время приближаются в турецкой границе, где на сирийской территории находятся турецкие лагеря для беженцев. В Анкаре обсуждается вопрос об участии немецких организаций по оказанию помощи в снабжении изгнанных людей на сирийской территории. В сложившейся ситуации в любой момент может возникнуть конфликт между Россией и Турцией. Двусторонние отношения между этими странами после инцидента со сбитым российским военным самолетом и без того предельно ухудшились. И в Москве должны серьезно к этому относиться.

— В случае конфликта между Россией и Турцией все страны-члены НАТО должны поспешить на помощь Турции — с непредвиденными последствиями.

— Я надеюсь на то, что Путин понимает, насколько взрывоопасной является сложившаяся ситуация. Если произойдет новый инцидент — такой же, как в ноябре, — то ситуация станет тогда исключительно опасной.

— Вы сами все время говорили о том, что переговорную нить с Москвой не следует обрывать, поскольку Россия может быть использована при решении таких важных конфликтов, как, например, в Сирии. Вы лишились иллюзий?

— Я говорил о том, что нужно использовать все возможности для оказания влияния на Россию. Это возможно только тогда, когда есть диалог. Это относится и к настоящему времени. Но есть и еще одна проблема — конфликт на Украине. И там мы используем все возможности для того, чтобы донести до России наши сомнения и ясные требования.

— Премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) после визита к Путину рекомендовал ослабить санкции в отношении России. Вы тоже считаете, что пришло время это сделать?

— Мне хотелось бы, чтобы и баварский премьер-министр придерживался существующего в Евросоюзе консенсуса — его сложно было достичь, а суть его состоит в следующем: снятие санкций связано с выполнением 13 пунктов Минских соглашений. Это европейская позиция, которой должны придерживаться и премьер-министры.

— Может ли страна, которая участвует в конфликте на Украине, а также ведет активные военные действия в Сирии, быть партнером Германии?

— Что касается Сирии, то Россия там не одна. Есть другие державы, которые совершают там воздушные налеты…

— … это Соединенные Штаты, но они делают это с совершенной иной целью — а именно для того, чтобы сдержать ИГИЛ.

— Если Россия хочет использовать свое вновь обретенное положение, то в таком случае она должна уважать резолюцию ООН, и ей не следует торпедировать усилия, направленные на достижение мира. Это относится как к украинскому, так и к сирийскому конфликту.

— То есть Путин должен показать, что он не только может вести военные действия, но и способен обеспечить мир.

— Чем дольше Россия вновь является игроком первой лиги, тем больше она должна быть согласна с тем, что это также связано с ответственностью. И уместно будет напомнить, что новые потоки беженцев, вызванные российскими бомбардировками, будут представлять собой проблему не для России, а для Европы и особенно для Германии.

Гернот Эрлер — член СДПГ, с 2005 года по 2009 года он был государственным министром во внешнеполитическом ведомстве. С 2014 году он является уполномоченным федерального правительства по сотрудничеству с Россией.