Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что он предложил определенный план по выходу из сирийского кризиса, однако Вашингтон его отверг. Ожидается, что Международная группа поддержки Сирии, которая собралась в Мюнхене, обсудит предложения Лаврова по поводу прекращения огня в Сирии, а также по поводу закрытия сирийско-турецкой границы для того, чтобы предотвратить поставки провизии вооруженным группам, находящимся в Сирии. Лавров назвал закрытие границы основным условием для прекращения огня. В то же время сама Россия снабжает оружием силы режима Асада и вооруженные шиитские отряды, сражающиеся сейчас за Алеппо. Россия стремится сделать акцент на политическом аспекте сирийской войны и тем самым отвести внимание от темы гуманитарной помощи и беженцев, которые собрались на турецкой границе, и их число постоянно растет. Россию не смущает позиция Запада и его обвинения в срыве переговоров в Женеве. Ведь Москва начала военную операцию в Алеппо одновременно с началом переговорного процесса, что сделало последующие переговоры невозможными. России также вменяют в ответственность и рост числа беженцев, которые вынуждены бежать от войны в Алеппо и на соседних территориях. Однако она всеми способами пытается сохранить взаимопонимание с США для того, чтобы Штаты смогли оказать давление на своих союзников в регионе в пользу Москвы. Но бойня в Алеппо привела к росту критических замечаний в адрес России, исходящих от администрации Барака Обамы.


Переговоры оппозиции и режима Асада отложены до 25 февраля. Это очень большой срок. Такой длительный простой в переговорном процессе может неблагоприятно повлиять на ход событий и на реализацию резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, по которому уже существуют разногласия между сторонами конфликта. Существуют проблемы и в реализации «дорожной карты» по выходу из сирийского кризиса, выработанной в ходе переговоров представителей США и Россией, которая в свою очередь была одобрена Советом Безопасности ООН. До сих пор не согласована позиция по поводу прекращения огня и оказанию гуманитарной помощи пострадавшим сирийским регионам. Либо гуманитарная помощь должна быть предоставлена на условиях сирийской оппозиции, либо нужно садиться за стол переговоров по этому вопросу, как этого хочет Россия, оказывающая поддержку режиму Асада, который использует голод как один из способов ведения войны против сирийского народа. И это несмотря на замечания членов Совета Безопасности ООН и ужасающую статистику, говорящую о том, что на сегодняшний день жертвами войны стали уже 300 тысяч сирийцев. А усугубляют эту статистику воздушные бомбардировки России, которые преследуют цель оказать помощь режиму, вернуть под его контроль важные регионы, в том числе Алеппо. В результате этого сирийские граждане вынуждены бежать к турецкой границе. Но такой поток беженцев не на руку России, он ставит под угрозу ее влияние и интересы в регионе. Поэтому Лавров начал выставлять новые условия, в том числе о необходимости закрыть границу между Сирией и Турции под предлогом того, что через нее беспрепятственно переходят террористы ИГИЛ. Такое развитие событий обеспечит огромное преимущество режиму Асада перед его противниками, в том числе за пределами Сирии, а также противниками в регионе. Напряженность между Россией и Турцией, возникшая после того, как Анкара сбила российский военный самолет, дает Москве возможность принять ответные меры. Новые заявления Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов о готовности начать сухопутную операцию в Сирии в рамках международной коалиции по борьбе с ИГИЛ заставили мобилизоваться трех основных игроков — Россию, Иран и сирийский режим. Они понимают, чем для них может обернуться операция Саудовской Аравии с союзниками. Если бы это не было правдой, то Россия поддержала бы такую инициативу, которая могла бы стать частью общих усилий в борьбе с террористами.

Таким образом, конфликт интересов достиг ужасающих масштабов. С одной стороны — намерения России обеспечить возврат Алеппо в ведение Дамаска, с другой — предложения российской стороны о прекращении огня при условии, что будет закрыта граница с Турцией, а также готовность стран Персидского залива и Турции осуществить сухопутное вмешательство под предлогом борьбы с ИГИЛ. Надо особо отметить, что совпадение интересов Саудовской Аравии и Турции может привести к тому, что ситуация на поле боя поменяется кардинальным образом. Более того, может возникнуть необходимость пересмотреть положения резолюции 2254, а, возможно, и полностью от нее отказаться.