Вопрос о том, будет ли война между Россией и Турцией, похоже, становится самым актуальным в сегодняшних геополитических реалиях. Как заявил недавно пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отношения России и Турции в настоящее время находятся в наихудшем состоянии за последние несколько десятилетий.

До объявления войны, вторжения на территорию друг друга, прямых военных действий дело вряд ли дойдет. Но мы живем в несколько странные времена, когда очень популярен термин «Гибридная война». Это когда формально войны вроде как и нет, но противостояние тех или иных стран идет по всем фронтам. Как, например, между Арменией и Азербайджаном, где в наличии не только инциденты в пограничной полосе, но и жесткий взаимный прессинг в международных структурах. Когда Азербайджан сбивает армянский вертолет, не говорим ли мы, что это акт войны? Тогда как же расценивать, когда Турция сбивает российский самолет? Ответ очевиден, тем более что Анкара до сих пор не извинилась…

Главным фронтом противостояния России и Турции сегодня стала Сирия. После того как Турция сбила российский самолет, Москва усилила свое военное присутствие в Сирии новейшими истребителями и системами ПВО. Иначе говоря, закрыла сирийское небо для турецких ВВС, которые не рискуют пересекать воздушное пространство Сирии и правильно делают, поскольку последствия очевидны. Но в Анкаре нервничают не только из-за закрытого для нее сирийского неба, но и по причине успешного продвижения сил Асада. Дамаск последовательно расширяет территории, находящиеся под его контролем, параллельно сужается география влияния Анкары в Сирии. Если так пойдет и дальше, то для турок закроется не только сирийское небо, но и сирийская земля.

Решится ли Турция под предлогом борьбы с ИГИЛ на сухопутное вторжение в Сирию для защиты своих интересов? Исключать нельзя. В Анкаре понимают, что в таком случае они натолкнутся на жесткое противодействие Асада и его союзников, но расчет на то, что с силами, верными Асаду, с курдами и отрядами «Хезболлы» справятся как-нибудь сами, а если вдруг вмешается Россия или Иран, тогда можно рассчитывать на поддержку союзников по НАТО… 

Таким образом, получается, что, если анкара решится на вторжение в сирию, НАТО становится заложником геополитических амбиций Эрдогана. Да что там НАТО… Весь мир становится на грань глобальной катастрофы, весь мир становится заложником Анкары… Нужно это какой-либо из стран — членов НАТО? Очень и очень сомнительно, а значит, можно рассчитывать на то, что НАТО приложит усилия, чтобы удержать Эрдогана от военных авантюр. Если так, то получается, что в вопросе сдерживания Эрдогана интересы НАТО и России (и Армении, кстати) совпадают. Никому из этих фигурантов война в регионе не нужна.

С этой точки зрения понятны предпринимаемые превентивные шаги. Распоряжением президента России началась внезапная проверка боеготовности на военных базах Южного военного округа ВС РФ, в том числе на 102-й военной базе в Гюмри, предприняты и шаги по лучшему оснащению базы. Ведь никто не забыл инцидент, когда в октябре два турецких военно-транспортных вертолета «заблудились» в армянском небе: откровенный зондаж оперативной реакции на нарушение воздушного пространства Армении.

Но с точки зрения усмирения амбиций Эрдогана важны и другие шаги. Например, то, что на Женевской конференции по Сирии западные партнеры не поддержали Анкару в вопросе неучастия сирийских курдов в мирном процессе. Анкара оказалась в одиночестве. Более того, сразу после срыва (или перерыва) Женевской конференции Вашингтон интенсифицировал свои контакты с сирийскими курдами, что вызвало открытое недовольство Эрдогана, МИД Турции даже вызвал на ковер американского посла. Однако Вашингтон в ответ лишь подтвердил свою позицию о том, что не считает «Демократический союз» (партию сирийских курдов) террористической организацией. Таким образом, Анкаре еще раз дали понять, что становиться заложником амбиций Эрдогана Вашингтон вовсе не намерен.