«Мы скатились во времена новой холодной войны», — эта фраза премьер-министра России Дмитрия Медведева, произнесенная на Мюнхенской конференции по безопасности в субботу, 13 февраля, может войти в историю. До этого и российские лидеры, и особенно западные политики отрицали, что начавшееся после аннексии Крыма охлаждение в отношениях России и Запада — это холодная война. Они по-прежнему так считают. Госсекретарь США Джон Керри сказал, что холодная война в прошлом. Его германский коллега Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) отметил, что он понял слова Медведева не как констатацию факта, а как предупреждение.

«Третья мировая встряска»

Даже если это так, во время выступления Медведева в банкетном зале гостиницы Bayerischer Hof явно повеяло холодной войной. Так уже было в 2007 году, когда президент Владимир Путин произнес здесь свою антизападную «Мюнхенскую речь». Медведев напомнил о ней в самом начале своего выступления. Российский премьер, похоже, копировал своего президента: формулировки были жесткими, тон — напористым.

Медведев критиковал Запад за доктрину сдерживания в отношении России, назвал санкции проявлением смены парадигмы, когда политика стала доминировать над экономикой. Число кризисов в мире возросло, но это не сблизило ведущих актеров, сокрушался гость из Москвы. «Неужели нам нужна третья мировая встряска?» — спросил Медведев, избежав слова «война». Тем не менее, он произнес то, о чем на фоне событий в Сирии наверняка многие в Мюнхене думают, но не говорят с трибуны.

Суть выступления Медведева сводилась к тому, что Россия и Запад должны сплотиться перед лицом новых угроз, прежде всего — терроризма: «У нас общий враг». Но он четко дал понять, что Россия не пойдет на компромиссы по ключевым для себя вопросам. «Не должно быть предварительных условий», — сказал Медведев. Например, в том, что Минские договоренности по Украине не выполняются, он обвинил правительство в Киеве.

Россия и Запад ищут сближения, но пока не находят

Речь Медведева была настолько длинной, что выступавшему через два часа после него министру иностранных дел Сергею Лаврову было нечего добавить. Зал выслушал обоих чрезвычайно внимательно, никаких инцидентов, как в прошлом году, когда во время слов Лаврова об Украине в зале был слышен смех, на этот раз не было. Западные политики явно старались не провоцировать Россию и избегали жестких публичных заявлений. Это сильно контрастировало с критикой действий России в Сирии, которая звучит в эти дни в немецких СМИ.

Реакция участников конференции на выступления Медведева и Лаврова в Мюнхене была неоднозначная. Большинство лидеров с трибуны и в интервью говорили, что холодной войны пока нет, что Россия и Запад могут и должны найти общий язык для решения мировых кризисов. Но многие признавали, что в Мюнхене этого не произошло. «Надежда есть, но плана пока нет», — сказал DW Норберт Реттген (Norbert Röttgen), член правящей консервативной партии ХДС и глава комитета бундестага по иностранным делам. По его словам, согласованное в Мюнхене перемирие в Сирии еще должно наступить. Похоже видит ситуацию и российский политолог Сергей Караганов. «Есть ощущение необходимости поиска совместных решений, но до них еще очень далеко», — сказал Караганов DW.

Тем временем Украина, которая на фоне войны в Сирии и миграционного кризиса в Европе явно отошла для Запада на третий план, надеялась в Мюнхене снова привлечь к себе внимание. Утром в субботу в баварской столице прошла встреча в «нормандском формате». Главы МИД Германии, России, Украины и дипломатический представитель Франции говорили о том, как наполнить жизнью соглашение Минск-2, основные положения которого не выполняются. Но встреча завершилась безрезультатно.

В отличие от России, получившей в Мюнхене сразу две возможности детально донести до публики свою точку зрения, Украина была представлена лишь в одной дискуссии. Президент Петр Порошенко выступил в ходе так называемых президентских дебатов вместе с лидерами Польши, Литвы, Финляндии и главой парламента ЕС. Ведущий предоставлял им слово по очереди. Порошенко оказался последним.

Как и год назад, украинский лидер говорил по-английски и эмоционально, но на этот раз воздержался от эффектного жеста и не стал показывать паспорта плененных в Донбассе российских военных. Он обвинил Россию в невыполнении минских договоренностей. «Господин Путин, это ваша агрессия!» — сказал Порошенко, заочно обращаясь к российскому президенту. В зале раздались аплодисменты. Порошенко говорил много, чувствовалось, что он хотел бы произнести длинную речь, но формат дискуссии этого не предусматривал.

Пошатнувшееся доверие к Киеву

Если в прошлом году большинство в зале явно было на его стороне и сочувствовало Украине, то теперь президенту пришлось выслушивать и критические вопросы. «Мы, конечно, хотим помочь Украине, но некоторые спрашивают, стоит ли наливать воду в дырявое ведро?» — спросили Порошенко из зала, намекая на проблему коррупции. Украинский президент ответил, что при нем было создано антикоррупционное бюро, что реформы идут, хотя и медленно. После недавнего скандала в правительстве Украины, когда министр экономики подал в отставку, обвинив депутата партии Порошенко в коррупции, в Мюнхене Порошенко явно старался восстановить пошатнувшееся доверие к нему и его стране на Западе. «Самое главное — доверие», — заключил украинский президент.