Оттава — Канада в 2014 году мгновенно отреагировала на вторжение России на Украину, отправив сотни тысяч единиц разнообразного оборудования и снаряжения. Этнический украинец Джеймс Безан тогда представлял министра обороны в федеральном парламенте Канады и одновременно был членом парламентского Комитета по вопросам национальной обороны, который вместе с Минобороны продвигал все проекты военной помощи Украине. За решительную позицию Россия включила его фамилию в «черный список» из 13 канадцев, которым запретила въезд на свою территорию.

После последних парламентских выборов Джеймс Безан оказался в оппозиции, но сохранил за собой статус главного эксперта Консервативной партии по военной тематике, получив должность теневого министра обороны. В эксклюзивном интервью Укринформу он рассказал о своем видении стратегии сдерживания России, поддержке предоставления Украине оружия и безвизового режима с Канадой.

Укрiнформ: Как вы оцениваете вероятность военной эскалации на Востоке Украины?

Джеймс Безан: Я не доверяю Российской Федерации. По моему убеждению, Кремль временно занят Сирией, но не забыл о битве за Донбасс. Если бы Путин был искренним, он бы уже давно прекратил бои, вывел войска и прервал поставки вооружения и провианта российским бойцам.

— Что будет делать Запад и Канада в частности, если Россия будет нагнетать обстановку?

— В таком случае свою роль могут сыграть миротворцы, если Россия когда-нибудь согласится на это в Совбезе. Хотя она точно наложит вето. Впрочем, и Киев, и Оттава продолжают продвигать миротворческую операцию, чтобы снизить напряженность. Пока Украина не вернет контроль над границами, именно это было бы лучшим решением, но реалистично ли оно? Не знаю… Для этого Кремль должен кардинально изменить свою позицию.

— Готов ли Запад защитить Украину в случае, если Россия будет нагнетать обстановку?

— Надеюсь, что готов. Ведь, если ситуация ухудшится, что остановит Путина от вторжения в Балтию, Беларусь, Польшу? Я понимаю, что Украина не является членом НАТО, но Альянс всегда был активно вовлечен в другие региональные конфликты и защищал тех, кто не мог этого сделать сам. Поэтому следует делать больше, чтобы дать Украине возможность защитить свой суверенитет.

— Не опасаетесь ли, что однажды «маленькие зеленые человечки» появятся на крайнем Севере Канады?

— Это возможно, но мы не смиримся с этим… Так же, как этого не сделала Украина.

— Но Россия угрожает Канаде?

— Россия угрожает всем. Я всегда напоминаю канадцам, что они делят с россиянами территории в Арктике. Мы имеем с ней общую границу, и я всегда напоминаю канадцам, что они делят с россиянами территории в Арктике. Условия для вторжения там очень суровые, но тем не менее, российские бомбардировщики регулярно нарушают наше воздушное пространство. Мы должны быть бдительными и оставаться начеку. В то же время, в некоторых вопросах сотрудничество с Россией продолжается, в частности в вопросах работы береговой охраны — и это правильное решение.

— Какой должна быть политика Запада в ответ на угрозы со стороны России?

— Есть два аспекта. Во-первых, дипломатические действия, которые заключаются в санкциях со стороны различных государств. Во-вторых, пребывание бок о бок с Украиной. Если мы увидим эскалацию военных действий со стороны России, НАТО во главе с США должно вмешаться для защиты украинской территории. Если мы не можем иметь миротворческие силы, нужны силы принуждения к миру.

— Так какова стратегия сдерживания России?

— Это вопрос к Министерству обороны. Важной является операция НАТО REASSURANCE, ведь с ее помощью члены Альянса указали России на присутствие другой военной мощи в регионе. Без этого Москва попыталась бы продвинуться дальше, и не только на Украине. Я убежден, что Приднестровье и Молдова тоже находятся в опасности.

— Некоторые эксперты выступают за создание нового политического или военного союза между Украиной, Балтийскими странами и государствами Восточной Европы с целью противостояния России. Как бы Вы прокомментировать планы создания нового альянса между странами, граничащими с Россией?

— В Европе существует два основных взгляда на военную стратегию. Во-первых, есть НАТО, а во-вторых, Европейское оборонное агентство, которое имеет свое собственное видение, которое не всегда совпадает с преимущественно прагматической политикой НАТО. Будет видно, как восточноевропейские страны, которые в значительной мере полагаются на НАТО в своей оборонной стратегии, смогут взаимодействовать. С моей точки зрения, чем больше будет сделано совместно между членами ЕС и Украиной — тем лучше. Коллективная безопасность Европы должна привлекать все страны. Они пережили Первую и Вторую мировые войны и не хотят повторять тот опыт.

— В основном Балтийские страны выдвигают подобные предложения, ведь не чувствуют надежной защиты со стороны НАТО. Так все-таки, правильная ли это идея — новый военно-политический союз?

— Думаю, что правильная. Хорошим примером является социалистическая Норвегия, которая вкладывает в оборону большие средства. Это маленькая страна с 5 млн населения, которая выстраивает свои отношения таким образом, чтобы уверить Россию в собственной военной мощи, особенно на фоне развития РФ сил и баз на Севере. Странам Балтии следует двигаться тем же путем.

— Что вы думаете о стратегии Путина на Украине? Какие она имеет недостатки?

— В целом она вредит самому Путину. Его идея якобы защиты этнических русских от так называемых ультраправых на Украине оказалась полной чушью. Из-за этого люди, которые считали себя русскими, случайно оказавшимися на Украине, стали гордиться своим украинством. Я заметил это в Одессе, Харькове, Днепропетровске. Путин превратил Украину в страну патриотов и объединил большую ее часть. Теперь все увидели истинное лицо Путина. Кто-то считает, что он пытается восстановить Советский Союз, а я убежден, что он — олигарх, один из богатейших людей в мире, если не самый богатый, который пытается стать новым царем, построить империю. Его личные амбиции оказались сильнее роли, которую Россия должна играть в новом мировом порядке, как надежного партнера в международном управлении. Он тянет страну назад в темные времена.

— Как оцениваете Минские соглашения и их способность решить конфликт?

— Украина преимущественно придерживается Минских соглашений, а Россия — нет. Если бы Москва захотела, то давно приказала бы так называемым «народным республикам» сложить оружие, но до сих пор не сделала этого. Поэтому не похоже, чтобы Кремль имел намерение уважать эти договоренности.

— То есть, сами по себе Минские соглашения не способны решить конфликт?

— В этих Соглашениях говорится о прекращении огня, возвращении границы под контроль Украины и другие правильные вещи. Рецепт мира составлен, остается его воплотить, но это не удается из-за Путина.

— Как в таком случае можно остановить эту войну?

— Необходимо продолжать дипломатические усилия, в частности сохранить и усилить санкции. Тех, у кого кровь на руках, необходимо привлечь к ответственности в Гааге. Вместе с тем, олигархов, которые финансируют террористов, следует не просто внести в санкционные списки, а объявить в международный розыск Интерпола. Как только они покинут Россию — будут немедленно арестованы. Если мы будем преследовать главную российскую силу — ту сотню подотчетных Путину олигархов — экономика очень быстро ухудшится, и они будут вынуждены пересмотреть свою стратегию.

— Тем не менее, сейчас политики по всему миру начинают разговоры о возможности снятия санкций с России.

— Нет, отменять существующие санкции не следует, наоборот, надо понемногу усиливать их.

— Как Канада и международное сообщество в целом могут помочь Украине вернуть Крым?

— Честно говоря, я не верю, что взгляды России изменятся до избрания нового президента. Думаю, Путин откажется вернуть Крым. Он слишком горд, слишком высокомерен, чтобы отступить.

— Какова ваша позиция в вопросе предоставления Украине летального оружия?

— Я считаю, что Украине необходимо предоставить возможность должным образом защищаться от российских войск. Я направил в Министерство обороны Канады запрос о количестве избыточного оборудования. Мы изучим этот список, чтобы понять, соответствует ли он потребностям Украины. Я убежден, поскольку Россия не выполняет Минские соглашения, и для предоставления Украине возможности защищать свою территорию, НАТО, в частности США вместе с Канадой, должны рассмотреть вопрос предоставления Киеву летального оборудования, в котором он нуждается.

— Почему Канада не сделала этого раньше?

— Коалиция должна двигаться вместе. За столом переговоров и внутри НАТО есть страны, которые с большим подозрением относятся к расширению нашей помощи. В то же время, Великобритания, США, Канада и Польша задают высокую планку для других государств в вопросе поддержки Украины.

— Сейчас Украина не внесена в список стран, в которые разрешен экспорт канадского оружия (Automatic Firearms Country Control List). Есть надежда, что новое правительство даст Украине право покупать — не получать бесплатно — оружие?

— Мы начали процесс, который даст возможность Украине купить летальное оборудование у канадских поставщиков. Мне точно известно, что представители украинской армии присматривались к канадским винтовкам и легкой бронетехнике. Я хочу удостовериться, что когда Украина улучшит свое финансовое состояние, решит обновить технику и повысить совместимость с странами НАТО, она сможет обратиться к нашим поставщикам.

— На Украине находится 200 канадских военных. Достаточно ли этого?

— Я рад, что среди всех стран НАТО, канадская миссия на Украине самая длительная. Кроме канадцев, там работают военные из других государств. Впрочем, насколько я понимаю, Яворивский полигон сейчас полностью заполнен, и для увеличения количества инструкторов необходимо привлекать другую базу. Польша, вроде, готова предоставить для этого свои помещения.

— Вы принимали участие в реформировании украинской армии. Как она изменилась с 2014 года?

— Украина провела огромную работу. Восстановить резервную армию, привлечь людей, покинувших армию 20 лет назад, вместе с молодыми добровольцами, которые не сделали за жизнь ни одного выстрела, и с их помощью удержать линию обороны — это невероятное достижение. Украина заслуживает большую похвалу за это.

— Министр иностранных дел РФ недавно заявил, что Канада в своей внешней политике руководствуется взглядами украинской диаспоры, чем наносит вреда собственным прагматичным интересам. Согласны ли Вы с этим утверждением?

— Нет, просто канадская позиция полностью соответствует взглядам диаспоры, членом которой являюсь и я. Когда я говорю с украинцами, они выражают желание иметь то же, что мы в Канаде воспринимаем за данность: хорошую работу, мир, безопасность и хорошее будущее для потомков. Их стремления полностью соответствуют канадским ценностям, и Россия должна уважать это. Я слышал комментарий Лаврова, которым он пытался достучаться до нашего нового правительства и попытаться улучшить отношения, но я надеюсь, что Канада будет продолжать поддерживать Украину и принуждать Россию реализовывать свои обязательства в связи с Минскими соглашениями.

— Насколько сильна в нынешнем составе федерального канадского парламента поддержка Украины?

— Надеюсь, она не изменилась с предыдущего созыва. В парламент было избрано несколько человек украинского происхождения, и я по умолчанию отношу их к активным проукраинским голосам. Пока я ожидаю крепких отношений между канадским парламентом и Верховной радой.

— Как продвигается поддержанная вами петиция в федеральный парламент относительно отмены визового режима с Украиной?

— Я слежу за ней и стараюсь пропагандировать. Подписи под петицией будут собирать до мая, после чего она автоматически поступит в правительство, которое должно дать ответ. К тому времени мы постараемся получить как можно большую поддержку. Поскольку Канада и Украина — большие друзья, экономические отношения между нашими странами, мобильность молодежи и туристические потоки постоянно возрастают, особенно с приближением запуска зоны свободной торговли, мы убеждены, что визовая политика нуждается в изменениях.

— А как новое канадское правительство настроено относительно Украины?

— Пока что оно показывает себя с хорошей стороны, хотя я был разочарован разговором Трюдо и Путина, когда наш премьер призвал президента РФ прекратить вмешательство на Украину. Это называется вторжение, а не вмешательство. Он немного изменил риторику. Нам необходима решительная позиция, которая четко продемонстрирует России, что Канада и ее союзники никогда не признают российскую оккупацию ни одного сантиметра украинской территории.

— Понимает ли канадский истеблишмент причины украинского конфликта и то, что война у нас в стране не является гражданской?

— Это — вторжение. Россия пытается изобразить его, как гражданскую войну, но это не так. Думаю, что в парламенте мы все понимаем это.

— Россия как раз и пытается изменить эти взгляды с помощью своей пропагандистской кампании. Угрожает ли она канадцам?

— Российская дезинформация является угрозой для сознания канадцев. То, что показывает RT относительно событий на Украине, является полной фабрикацией.

— Хорошо, что в Канаде этот телеканал не слишком популярен…

— Все же есть люди, которые его смотрят. Меня самого называли фашистом за поддержку Украины.

— Вы являетесь одним из 13 канадцев, которым Россия запретила въезд на свою территорию. Переживаете ли Вы из-за невозможности попасть в Сибирь?

— Я хотел поехать посмотреть Россию, но если запрет — то запрет. Я горжусь им (запретом въезда — прим. ред.) и ношу, как награду. Впрочем, персональные санкции никогда не заставят меня прекратить выступать против агрессивного поведения России на Украине и других местах.

Добавим, что Джеймс Безан в 2008 году подал в федеральный парламент Канады и добился поддержки законопроекта о признании Голодомора актом геноцида украинцев. Таким образом, Канада стала первым государством после Украины, которое формально признало Голодомор геноцидом. За это достижение Украина наградила Безана орденом Ярослава Мудрого.