Соглашение, достигнутое в Дохе между Саудовской Аравией, Венесуэлой, Россией и Катаром (нынешним председателем ОПЕК) по заморозке добычи нефти,  не сможет оказать существенного воздействия на сложившуюся ситуацию из-за переизбытка нефти на рынке. Но оно может дать возможность крупнейшему члену ОПЕК — Саудовской Аравии — проверить серьёзность намерений стран-производителей, требующих возврата к контролю за добычей нефти. Особенно это касается России и Венесуэлы. Добыча нефти в России в январе этого года составила 10 миллионов 800 тысяч баррелей в день, тогда как Саудовская Аравия производит около 10 миллионов баррелей ежедневно.

Цена за баррель марки BRENT в начале недели после новости о встрече в Дохе подскочила до 35 долларов, потом упала после сообщения о решении заморозить уровень добычи нефти, но потом снова вернулась на предыдущий уровень и даже немного возросла. В настоящее время Венесуэла находится на грани полного экономического краха, ее министр нефти больше года пытался убедить Россию согласиться сотрудничать со странами ОПЕК для того, чтобы снизить производство нефти. Ведь Саудовская Аравия отказалась нести в одиночку бремя сокращения добычи, если другие крупные производители также не сократят свою добычу. Сегодня после решения о заморозке у Саудовской Аравии появилось возможность увидеть, что произойдет в течение следующих месяцев на рынке нефти, особенно в период с момента принятия решения до июня, на который намечено очередное заседание ОПЕК. И это с учетом ожиданий, что Иран увеличит свою добычу на 500 тысяч баррелей в сутки.

С момента снятия санкция с Ирана компания «Total» купила у Тегерана 1 млн 500 тысяч баррелей нефти, а итальянская «Eni» 750 тысяч баррелей иранской нефти, «Лукойл» также купил иранскую нефть. Это означает, что Иран только в феврале продал 3 миллиона баррелей нефти и увеличил добычу на 100 тысяч баррелей в сутки. Источники нефтяной промышленности ожидают, что Тегеран увеличит свою добычу до 300 тысяч баррелей в сутки до конца марта, а в июне его добыча может увеличиться до 3 миллионов баррелей в сутки.

Ранее два эксперта Института энергетических исследований Оксфорда Джеймс Хендерсон и Бассам Фатух представили доклад под названием «Россия и ОПЕК — трудное партнерство». В нем говорилось: министр энергетики России Александр Новак заявил группе представителей российской нефтяной промышленности, что Москва готова обсуждать вопрос сокращения своего производства на встрече с ОПЕК, которая состоится в феврале, и что Россия намерена сократить добычу на 300-500 тысяч баррелей в день. После этого заявления цены на нефть начали расти. Но эксперты также отметили, что история взаимоотношений между Россией и ОПЕК, начавшаяся в 2001 году, лишает доверия к такого рода обязательствам.

Однако председатель Центра энергетических исследований, бывший министр нефти Катара Абдалла Хамад Аль-Атая рассказал изданию «Аль-Хаят», что «существующие внушительные излишки нефти на рынке должны быть удалены как можно скорее и если какая-то из сторон не исполнит своих обязательств по решению снижения добычи, в случае если такое решение будет принято, то цены на нефть рухнут». Он также сказал, что «ОПЕК не должна действовать в одиночку, а лишь в сотрудничестве с Россией». Абдалла Хамад Аль-Атая предположил, что «страны, не входящие в эту организацию, ждали, что ОПЕК взвалит на себя снижение добычи. Но сегодня стало очевидно, что этого не случится. И возможно теперь Россия изменит свою позицию, так как все производители нефти без исключения страдают от падения цен на нефть».

Решение Саудовской Аравии принять участие во встрече в Дохе может означать, что она приготовила новый тест для российского министра в ожидании изменений на нефтяном рынке. Что предпримет Иран в отношении своего производства, если решение о заморозке добычи нефти окажется лишь проверкой намерений и не повлияет на стратегию Саудовской Аравии? Новым является то, что мировые банки и мировые нефтяные компании начали существенно ощущать на себе негативные последствия снижения цен на нефть. Это может привести к тому, что Саудовская Аравия вынуждена будет приложить усилия по стабилизации мировой экономики, но при условии, что действовать она будет в своих интересах.