По новостям этого не скажешь, но Соединенные Штаты и Россия отнюдь не полностью расходятся в сирийском вопросе. В подготовленном недавно материале для рабочей группы по будущему российско-американских отношений мы рассматриваем вопрос о том, совместимы ли цели США и России в Сирии — и могут ли две страны сотрудничать с целью прекращения гражданской войны.

Даже в условиях непрекращающихся атак, таких, как удары по больницам в Алеппо, Россия и США сумели договориться о плане прекращения боевых действий. Вот два важных примера. В декабре 2015 года Соединенные Штаты и Россия согласовали Резолюцию 2254 Совета Безопасности ООН. Дорожная карта этой резолюции по продвижению к миру привела к женевским переговорам, которые в данный момент приостановлены. А до этого в 2013 году две страны договорились о ликвидации сирийского химического оружия, и этот договор был реализован в 2014 году.

С учетом всего этого мы заявляем о том, что Соединенные Штаты и Россия могут работать если не совместно, то бок о бок с целью разгрома «Исламского государства» в Сирии. В случае достижения успеха они могут подтолкнуть своих соответствующих сирийских союзников к переговорам, направленным на сохранение многонациональной, многоконфессиональной и единой Сирии. Их цели совпадают не в полной мере, однако мы считаем, что позиции у сторон достаточно гибкие для того, чтобы добиться хотя бы какого-то компромисса.

С одной стороны, между США и Россией есть разногласия в вопросе о том, должен ли Асад остаться у власти. С другой, «Исламское государство» достаточно серьезная угроза, способная направить эту пару полудрузей-полуврагов к совместной работе.

В чем соглашаются США и Россия?

Соединенные Штаты и Россия хотят в срочном порядке разгромить «Исламское государство». Это единственная причина, по которой США вообще напрямую вмешались в сирийский конфликт. Соединенные Штаты также хотят уничтожить или как минимум ослабить других исламских экстремистов, действующих в рядах анти-асадовских сил. В частности, речь идет о филиале «Аль-Каиды» в Сирии «Фронт ан-Нусра». То же самое нужно и русским.

В чем еще соглашаются Соединенные Штаты и Россия? Обе страны хотят, чтобы Сирия осталась единым государством, а не распалась на части по конфессиональному признаку. Сейчас это наверное трудно себе представить, если вспомнить, насколько расколота эта страна. Сирия может в итоге создать некую федеративную систему, но и Соединенные Штаты, и Россия предпочли бы избежать ее разделения.

В чем не соглашаются США и Россия?


Во-первых, должен ли Асад уйти или ему следует остаться? Это самое крупное разногласие между Россией и США.

Россия хочет, чтобы Асад остался и сдерживал исламистскую радикализацию. Одними авиаударами нельзя разгромить «Исламское государство», но ни одно иностранное государство не готово вводить в Сирию свои войска. Русские считают, что лучший вариант это альянс с сирийской армией и с военизированными формированиями страны.

Поэтому Россия заявляет, что одновременная борьба с Асадом и ИГИЛ, чего хотят Соединенные Штаты, обречена на провал и напрямую приведет к созданию настоящего исламского государства со столицей в Дамаске. Вспомним, когда был уничтожен Муаммар Каддафи, Ливия погрузилась в хаос, который распространился по всему региону.

Но Соединенные Штаты хотят, чтобы Асад ушел. США и их европейские союзники обвиняют сирийского президента в том, что он превратил внутренние протесты в гражданскую войну. Они считают, что пока Асад остается у власти, в Сирии не будет мира.

Во-вторых, между Россией и США нет согласия в вопросе о том, как конкретно относиться к различным оппозиционным группам. Россия имеет тенденцию игнорировать различия между ИГИЛ и другими группировками, считая «Исламское государство» одной из многих организаций боевиков джихада, которые могут мутировать, создавая то одни, то другие объединения. Для России любой противник Асада это элемент нестабильности, которому нужно противостоять.

В отличие от нее, Соединенные Штаты проводят более четкие разграничения между группировками сирийской оппозиции, утверждая, что часть из них являются умеренными и заслуживают поддержки.

© AP Photo, Vadim Ghirda
Авиаудар коалиции во главе с США по позициям боевиков «Исламского государства» в Кобани


В-третьих, Россия и Соединенные Штаты стремятся сохранить или усилить свое влияние на ближневосточный регион и ограничить роль друг друга. Москва хочет иметь возможность определять будущее региона в соответствии со своими интересами. Российское руководство не сомневается, что серьезная нестабильность на Ближнем Востоке сохранится на долгие годы, если не на десятилетия. А поскольку эта нестабильность будет неизбежно перетекать в Евразию, Москва намерена присутствовать в регионе, чтобы проецировать свою силу и влиять на политические события.

Когда в Европу хлынули потоки беженцев, стало ясно, что европейская безопасность прочно связана с ближневосточной безопасностью. Россия полагает, что контроль над Сирией крайне важен для контроля над безопасностью и будущим этого региона.

Конечно, Соединенные Штаты тоже издавна хотят быть господствующей силой на Ближнем Востоке, и российское вмешательство вызывает у них раздражение.

Так можно ли найти компромисс?

Да. Возьмем вопрос о судьбе Асада. Соединенные Штаты и Европейский Союз недавно смягчили свои позиции, заявив, что Асад может остаться у власти на какой-то неопределенный «переходный» период. Кто знает, как долго он может продлиться?

Москва тоже дала понять, что не обязана поддерживать семью Асадов вечно. Однако русские считают, что вопрос о новой структуре власти можно будет обсуждать только после того, как на территории Сирии (в идеале единой, но как вариант разделенной) будет обеспечена безопасность, а сирийское государство сохранит свое существование.

Между США и Россией вряд ли возникнет единство мнений об «умеренных», которых Вашингтон поддерживает, а Россия бомбит. Однако две страны уже договорились о процессе мирного урегулирования, призванном усадить многие из этих группировок за стол переговоров. Главная проблема в этом плане не США и Россия, а сами сирийские группировки. И хотя две державы поддерживают разные силы, они все равно выступают за проведение переговоров между ними, а это дает определенную надежду на будущее прекращение огня.

Более серьезные геополитические препирания это роскошь, которую не может себе позволить на длительное время ни одна из сторон. Сейчас, когда цены на нефть низки, России трудно выполнять свои долгосрочные военные обязательства. Соединенные Штаты, со своей стороны, не проявляют особого стремления вступать в очередную сухопутную войну на Ближнем Востоке. Поэтому компромиссное решение это лучший из возможных выходов для обеих сторон.

Каким может быть сотрудничество?


Что может произойти дальше, и чего нам ждать? Соединенные Штаты и Россия содействуют проведению мирных переговоров с целью прекращения войны и сохранения Сирии в качестве многонационального и многоконфессионального государства. Принимая это во внимание, стороны пытаются захватить как можно больше территории до прекращения огня.

Если ни одна из сторон не сможет добиться военной победы, со временем им придется приступить к переговорам. Это необычайно трудный путь. Но поскольку каждой из сторон нужна внешняя поддержка таких государств как Соединенные Штаты и Россия, у этих государств появляются существенные рычаги воздействия.

Конечно, есть опасность, что российско-американскому сотрудничеству помешают другие проблемы, например, Украина. Но если они не будут отвлекаться и сконцентрируют усилия, совместно им удастся помочь остановить войну в Сирии.

Йошико Эррера и Эндрю Кидд преподают политологию в Висконсинском университете в Мэдисоне. Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», профессор-исследователь НИУ ВШЭ.

— —------------
Комментарии читателей

Tobit
Теперь, когда Россия вступила в сирийский конфликт, Америка больше заинтересована в возрождении холодной войны ради сохранения своей репутации, нежели в прекращении этого конфликта. Если сначала заявить «Асад должен уйти!», а потом в отчаянии заламывать руки, этим ничего не добьешься. Помните, всего несколько недель назад Керри предсказывал, что Россия завязнет в сирийской трясине. А она вместо этого завершила боевые действия за несколько недель. А мы не могли (или не хотели) это сделать в течение пяти лет.
Америке следует помнить, что наши попытки свержения недружественных правительств редко заканчиваются успешно. Дело в том, что у нас никогда нет плана, что будет на следующий день после того, как мы объявим победу. В случае с Египтом, например, мы все думали, что власть «Братьев-мусульман» это хорошая идея. А это едва не привело к гражданской войне. Египет решил свои проблемы, а теперь укрепляет связи с нашим союзником Израилем против ХАМАС и прочих террористических группировок.
Мне кажется, мы должны признать, что сейчас это дело России. Если возводить себя на пьедестал, это ни на кого не произведет впечатление за рубежом. Мы должны выслушать план России. Политизированные действия (ставить себе в заслугу действия России и одновременно критиковать их) не продуктивны.

Kat22
Ох, нравится мне это российское стремление создать стабильное многоконфессиональное государство без террористов. А цель США сводится к одному: «Нам не нравится Асад». И кто прав?

Zosima
«Соединенные Штаты также хотят уничтожить или как минимум ослабить других исламских экстремистов, действующих в рядах анти-асадовских сил. В частности, речь идет о филиале «Аль-Каиды» в Сирии «Фронт ан-Нусра».
Да, так США говорят. Но на практике Америка является ближайшей союзницей «Аль-Каиды» в Сирии. США поставляют ПТУР TOW «умеренным повстанцам», которые активно взаимодействуют с «Аль-Каидой», а также используют поставляемое США оружие для поддержки наступлений «Аль-Каиды».
Более того, США запустили лицемерную дипломатическую и медийную кампанию, жалуясь на то, что Россия «бомбит не ИГИЛ». Это верно. Россия также бомбит «Аль-Каиду». Почему же США жалуются?