Запад мог бы вооружить Россию до смерти. Но что бы он в таком случае выиграл? Теперь все зависит от дипломатов.

Фраза, подобная сильному удару. «Мы скатились во времена новой холодной войны», — сказал Дмитрий Медведев на Мюнхенской конференции по безопасности. И вновь все вращается вокруг России, как это было после поджигательской речи Владимира Путина в 2007 году в том же месте. Но только сегодня, как предупредил московский премьер, ситуация является еще более серьезной.

Вполне можно так сказать. То, что два года назад началось с аннексии Крыма и агрессии на востоке Украины, продолжается в виде бомбардировок в Сирии. Путин с помощью беспощадной военной силы прокладывает себе путь в центр мировой политики. Его политика каждый день опровергает ошибочные слова Барака Обамы о том, что Россия якобы является всего лишь «региональной державой». Таковой она не является, и жестокость побеждает.

Запад капитулирует? Он оставляет Путину и Асаду победу в Сирии?


В Сирии предоставлена возможность усвоить это в самом жутком виде. Бомбы падают на Алеппо, на школы и больницы, и все это лишь увеличивает ужас войны, ведущейся беспощадными методами. Трудно себе представить, что достигнутая в прошлый четверг договоренность будет соблюдаться. 17 государств договорились о том, чтобы в течение недели прекратить огонь и обеспечить пропуск гуманитарной помощи в осажденные сирийские города. А есть ли другой выбор, кроме новой борьбы за остатки человечности?

Об одном можно говорить с определенностью: Запад, за исключением направленных против Исламского государства воздушных налетов, не хочет участвовать в войне. Америка категорически исключает возможность использования своих наземных войск, а в Европе подобный вопрос вообще не возникает. Таким образом, Запад капитулирует? Он оставляет поле боя и победу Путину и Асаду? Да, в военном отношении он ничего не противопоставляет их ярости. И мирится с тем, что люди в Алеппо за это расплачиваются. Однако не следует слишком легко переходить к моральному осуждению. Остается верным утверждением о том, что для Сирии существует только политическое решение. Афганистан и Ирак показывают: противника можно победить — и ничего при этом не выиграть.

Запад — прежде всего, Европа — из-за своей нерешительности и отсутствия единства являют миру жалкую картину. Однако наши слабости и ощущение новой силы у русских ни в коем случае не должны привести к новой холодной войне. Против этого свидетельствуют трезвые факты.

Мир сегодня не разделен на два блока. Россия является сверхдержавой лишь в военном отношении, а ее экономика находится на грани банкротства. Она не может предложить Украине привлекательную модель взамен сближения с Европой, а разговоры о роли державы, устанавливающей порядок на Ближнем Востоке, совершенно лишены основания. Россия — не вторая Америка.

Однако она хочет добиться признания Америки. И в этом нельзя будет отказать России. Просто потому, что у нее слишком большой деструктивный потенциал. А есть ли другая причина, по которой Ангела Меркель или Джон Керри ночи напролет проводят с Владимиром Путиными или с его министром иностранных дел Лавровым?

Это вовсе не значит, что Запад наивен. НАТО ответила на украинский кризис новой стратегической ориентацией — силы быстрого реагирования, новые оперативные штабы в Восточной Европе, бесчисленные маневры. Американцы хотят в текущем году увеличить свои расходы для Восточной Европы в четыре раза — с 786 миллионов долларов до суммы, превышающей 3,4 миллиарда. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркивает, что в арсенале альянса все еще имеется ядерное оружие. Подтекст такой: мы еще способны сдерживать.

Впрочем, кто сомневался в том, что Запад и сегодня может «до смерти вооружить» Россию, как это было во времена Рональда Рейгана? К счастью, Барак Обама отказывается от подобной хвастливой демонстрации своей силы. Россия — это уже не Советский Союз, и в течение 25 лет она была партнером НАТО. По этому пути мы и должны двигаться, несмотря на то, что Путин в настоящее время его блокирует.

Обама, как утверждают, в результате своей сдержанности в военной области оставляет на Ближнем Востоке «стратегический вакуум», куда в настоящее время прорывается Путин. По этой причине многие европейцы высказывают в адрес Обамы серьезные претензии. Но поскольку сами европейцы не хотят вводить в действие свои собственные вооруженные силы, они должны предоставить возможность дипломатам спокойно делать свою работу. Если поиски мира для Сирии — и для Украины — находятся в их руках, то это все еще лучший вариант. И это является препятствием для новой холодной войны.