План вторжения в Ливию у НАТО готов. Испанская, европейская и западная разведки убеждены в том, что будущее глобальной войны с джихадизмом решается не только в Ираке и Сирии, но и в Ливии, жизненно важной стране для Магриба и южной Европы, погруженной в практически тотальный хаос, который облегчает проникновение туда «Исламского Государства» (ИГ, террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.).

НАТО не хочет, чтобы новое поражение, подобное нанесенному в Афганистане, имело бы место в стране, расположение которой позволяет нанести ракетный удар по Южной Европе. Потенциальная опасность того, что Ливия превратиться в место базирования «Исламского государства», огромна. По мнению стратегов, нужно любыми способами воспрепятствовать ИГ укрепиться там, а также предотвратить возможность укрытия в Ливии террористов, бегущих из Ирака и Сирии, где они явно сдают позиции. США также не хочет повторять ошибки, допущенные в 2011 году при бомбардировках Ливии силами международной коалиции.

Основные государства, вовлеченные в новые планы НАТО по Ливии, среди них наиболее южные — Испания и Италия уже знают, как им следует действовать в момент начала военной операции. План подразумевает развертывание частей на ливийской территории, но не для ведения боевых действия, а для тренировок, хотя их военнослужащим будут даны определенные инструкции на случай боестолкновений. Речь идет о том, чтобы осуществить нечто похожее на то, что делается в Ираке, или что Евросоюз делает в Мали.


При этом внешняя разведка стоит перед огромным вызовом, который выражается в крайней нестабильности ливийского театра военных действий, где альянсы сил изменчивы, а стычки между различными вооруженными формированиями постоянны. Трения между племенными группировками определяют общую ситуацию в этом разрушенном государстве, где сейчас имеется несколько не связанных между собой центров власти, что ослабляет Ливию, и этим, как известно, и стремится воспользоваться ИГ, чтобы там обосноваться.

Найти адекватное решение для достижения внутреннего баланса настолько же необходимо, насколько опасен тот факт, что перевооружение ополченцев в итоге приведет к гражданской войне, в которой борьба будет идти за природные ресурсы, за нефтяные месторождения или порты экспорта. «Это может повлечь за собой еще большую раздробленность страны. В этом смысле прекрасной возможностью для объединения внутренних сил является борьба против ИГИЛ как общего врага», — объясняет профессор испанского Королевского института международных и стратегических исследований «Элькано», Феликс Артеага (Felix Arteaga). Однако на данный момент различным военизированным группировкам, действующим в Ливии, как, например, ополчению Мисраты, ведущему наступление на приморский город Сирт, «Исламское государство» не представляется такой же большой опасностью, как странам, которые примут участие в плане международного вмешательства.

НАТО разработала планы помощи будущим ливийским государственным институтам нового правительства национального единства и повышения боеспособности сил обеспечения безопасности страны в сложной ситуации. Многие действующие ополчения, как мисратское, являются исламистскими и подчиняются законам шариата. Сейчас западные державы позволяют им вооружиться — лишь бы они и дальше оттесняли ИГИЛ к Ливийскому морю. Эмбарго на поставки оружия, установленное ООН, похоже, не соблюдается ими на сто процентов. Доходят слухи о том, что британские, французские, итальянские и даже американские спецподразделения на земле способствуют продвижению ополченцев к Сирту.

Работа НАТО не сводится к консультированию по тактическим вопросам, а заключается, прежде всего, в получении достоверной информации для составления наиболее точного представления о сложной расстановке военных, племенных и политических сил в стране площадью в миллион семьсот тысяч квадратных километров, то есть, в три раза больше Испании, на которой проживает не более семи миллионов человек. Если к этому прибавить почти 4,5 тысячи километров легко проницаемых для джихадизма границ, особенно со стороны Чада и Судана, где осели лидеры «Исламского государства», бежавшие из Сирии и Ирака с намерением заново основать халифат, то ситуация представляется весьма опасной.

«Испанские Вооруженные силы внимательно наблюдают за развитием событий в Ливии, — сообщил нашему издательству источник в разведке, добавив, — Не могу ответить детально на вопрос о присутствии наблюдателей на земле, но они там есть».

Собранная информация с достаточной точностью указывает на присутствие в Ливии отрядов ИГИЛ, способных напасть на районы расквартирования войск в соседнем Тунисе, однако не позволяет определить реальную ситуацию в Сирте, стратегическом пункте, которая лишь теоретически зависит от действий правительства — слишком слабого, чтобы контролировать страну. В действительности можно сказать, что на сегодняшний день не существует ливийского правительства, способного самостоятельно установить контроль над страной, где столкновения между племенами, многие из которых имеют явно джихадистскую ориентацию, являются повседневной реальностью. И эти племена охотно сотрудничают с «Аль-Каидой в Исламском Магрибе», военизированной организацией, которая фактически контролирует Сахель от Эфиопии до Сенегала, а на востоке смыкается с «братской» организацией «Аль-Каида на Аравийском полуострове», которая ответственна за повстанческое движение в Йемене, выражающееся в постоянных боестолкновениях с Саудовской Аравией. Так или иначе, ситуация в Ливии ухудшается по мере того, как силы ИГИЛ отступают в Сирии и Ираке и перемещаются в Сахель, чтобы оттуда войти в Ливию с целью превратить ее в новый центр халифата, откуда возможно будет контролировать весь Магриб.

Есть и еще одна угроза, уровень которой на данный момент изучается — что ИГ планирует создание собственного флота. Командующий военно-морскими силами НАТО, британский вице-адмирал Клайв Джонстон (Clive Johnstone), еще весной заявил о том, что джихадисты, с большой долей вероятности, готовят корабли для нападения на суда в Средиземном море. Судя по полученным отчетам, целью ИГ могут стать круизные и торговые корабли. «Считается, что ИГ располагает достаточными возможностями для того, чтобы осуществлять морские нападения», — утверждает профессор испанского университета им. Небрихи и специалист в области терроризма Давид Одарлик-де-Кайщал (David Odalric de Caixal). Другие эксперты, как Феликс Артеага, полагают, что до этого еще далеко: «У террористов в распоряжении имеется лишь один корабль, все остальное катера. Если бы они могли создать флот, он уже давно был бы объектом атак беспилотников».

Генерал-антиджихадист и друг ЦРУ

Одним из наиболее весомых местных игроков на ливийской сцене является генерал-лейтенант Халифа Белкасим Хафтар (Jalifa Belkasim Haftar). Это амбициозный человек, командующий так называемой Армией освобождения Ливии, военной силой Национального переходного совета, сформированной во время войны 2011 года Ливийской Республики из перебежчиков из Ливийской армии и вооруженных добровольцев для борьбы с про-президентскими частями Муаммара Каддафи.

Хафтар, человек с большим боевым опытом, сумел выжить и удержаться на плаву в регионе, где это практически невозможно, благодаря своей изворотливости. Его биография похожа на авантюрный роман. Обучался в Советском Союзе, был взят в плен во время войны с Чадом в 1987 году, но Каддафи не поспешил на выручку своему блестящему полковнику, который мог уже отбрасывать тень на диктатора. В тот момент между ними родилась непримиримая вражда, которая так и не закончилась примирением. Хафтар освободился из плена и уехал в США, где жил неподалеку от главного штаба ЦРУ, своего главного покровителя.

Хафтар вернулся в Ливию на волне протестов против авторитарного режима Джамахирии, заняв, однако, позицию и против джихадистов и исламских радикалов, которые попытались убить его. В настоящее время анти-исламистские силы Хафтара занимают выжидательную позицию, воздерживаясь от подчинения приказам военного совета, который они не признают.