Мощная тень с востока нависла над польской столицей Варшавой, где руководители сильнейшего в мире военного альянса завтра днем соберутся на саммит. Вне всякого сомнения, главную роль будут играть Россия и президент Владимир Путин. Страны НАТО должны, наконец, принять ряд военных ответов на российское поведение на Украине, и на то, что истолковывается как все более агрессивное поведение.

Дания на встрече на высшем уровне представлена премьер-министром, а также министрами иностранных дел и обороны. Саммит называют одним из важнейших в истории альянса после падения Берлинской стены. Уже ясно, что Дания направит 100-150 солдат в многонациональные силы НАТО в Эстонии, будут также сделаны новые шаги в направлении датского участия в противоракетном щите НАТО и принят ряд других решений, направленных на военную контригру против востока.

Но все это бряцание оружием, по словам министра иностранных дел Кристиана Йенсена (Kristian Jensen), партия Venstre, вовсе не означает, что Запад и Дания отказались от диалога с Россией.

«Мне не кажется, что мы на грани холодной войны, хотя температура в отношениях с Россией и опустилась на несколько градусов», — говорит Кристиан Йенсен.

У Путина другие резоны

— А разве Россия не представляет собой угрозу западным ценностям, олицетворяемым НАТО и ЕС?


«Очевидно, что то, как Россия развивается в последние годы, не способствует демократии, свободе прессы и свободе слова, т. е. тем ценностям, за которые выступаем мы. Но я не считаю Россию угрозой, нельзя сказать, что у нас враждебное отношение к России. У нас отношения, которые могли бы стать лучше, могли бы стать сотрудничеством, и мы надеемся, что Россия вернется к тому курсу, который проводила десять лет тому назад, когда она стремилась к сотрудничеству с Западом».

— Является ли представление о президенте Путине как об иррациональном и непредсказуемом соседе преобладающим?

«Путин не иррационален, но его рационализм основывается не на том, на чем основывается наш рационализм. Для России было весьма рационально участвовать на стороне Асада в конфликте с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) и группами мятежников, которые хотели бы осуществить революцию. С точки зрения Путина, рациональным было и вернуть Крым в состав России. Мы не хотим ставить на кон жизни мирного населения, Россия в Сирии об этом не думает. У нас есть представление о том, что границы можно передвинуть только с помощью избирательных бюллетеней и карандаша, Россия и Путин думают иначе. Это просто другие резоны».

—  Если Москва рациональна, то, значит, угрозы странам Балтии не существует — ведь военное соотношение сил в пользу НАТО?

«Не всегда можно сказать, что все делается рационально. И если что-то делать глупо, это вовсе не означает, что Путин этого не делает. У нас — разные представления о том, что делать умно, а что глупо, здесь тоже речь идет о разных резонах. Надо быть честными и сказать, что мы вынуждены быть бдительными».


Риск военной спирали в Балтийском море

— Что касается ситуации в Балтийском море — нашем заднем дворе — существует ли риск того, что что-то может пойти не так из-за простой ошибки или по недоразумению?

«Если посмотреть на полеты российских самолетов над американскими кораблями в Балтийском море весной этого года, то тут что-то действительно могло произойти. Все было настолько близко, что маленькая ошибка, отказ двигателя или нечто подобное могли бы привести к ситуации, где все пошло бы не так. Так что ошибки вполне могут быть».

— Значит, риск сегодня стал больше?

«Да, в последний год пять российских самолетов летали над Балтийским морем с отключенными транспондерами. Это было нарушением имеющихся соглашений, транспондеры должны быть включены, надо знать, кто куда летит. Если нарушать договоренности, риск возрастает».

— Вместе с тем и Вы, и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг говорите, что необходимо вести диалог с Россией. Что вы собираетесь делать?

«Дания проявляет большой интерес к открытому диалогу, но этот диалог не является чем-то простым и легким. Мы также должны говорить то, что русским едва ли будет приятно услышать. Но мы ясно дали понять, что стремимся к диалогу с Россией, в частности, в рамках Совета государств Балтийского моря».

© AP Photo, Mick Anderson/File
Датский спецназ во время учений в Ольборге


Совет государств Балтийского моря — форум стран, расположенных на Балтийском море, который должен способствовать развитию торговли, сотрудничества между государствами в области образования, ядерной безопасности и в целом ряде других областей. Некоторые другие страны имеют статус наблюдателей при Совете Балтийского моря.

Война и оккупация диалогу не препятствуют

— В настоящее время представительство в Совете находится на очень низком уровне.

«Да, очень низком, и вполне возможно, что не стоит начинать с приглашения российского министра иностранных дел Лаврова на заседания, хотя уровень представительства вполне может быть повышен, а дискуссии могут стать более предметными. В конце концов, Россия находится там, где находится. Она — наш сосед, и ее экономика влияет на нашу экономику, их окружающая среда влияет на нашу окружающую среду, их стабильность влияет на нашу стабильность».


— Означает ли это, что Дания стремится к диалогу, несмотря на аннексию Крыма и войну в Восточной Украине?

«Следует учитывать, что мы не должны забывать при этом о целом ряде существенных моментов. Речь идет не только об экономике, но и о ценностях. Я думаю, что нам следует сосредоточиться на том, чтобы говорить о проблемах и ответах на вызовы, которые перед нами стоят. Прежде чем мы найдем решения, необходимо говорить с Путиным».

— Можно ли сделать это, не отменяя санкции со стороны ЕС?

«Я совершенно убежден в этом. Санкции связаны с решением украинской проблемы, и я не сдвинусь ни на миллиметр в вопросе о санкциях против России, прежде чем они не выполнят то, что пообещали в Минских соглашениях. А именно то, что Украина получает контроль над собственными границами, и что будут проведены свободные выборы — в том числе и на оккупированных территориях», — говорит Кристиан Йенсен.